Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / 5 наивных вопросов /5 наивных вопросов

Об отмирании государства

  • 12.09.2013
  • смотрели: 2945

Тэги:

Пять наивных вопросов об отмирании государства

 

1. Вы можете обойтись без государства? А государство без вас?

2. Пойдете ли вы на выборы или еще не решили? Есть ли еще смысл в этой процедуре, как вы думаете?

3. Вам нравятся новые мэры Москвы и Питера? Если и дальше их будет назначать президент, что будет с двумя столицами?

4. Если бы вы решили объявить государству бойкот, как бы вы это сделали?

5. Для чего вообще нужно государство? И стоит ли его сохранять в том же виде следующие сто лет?

 

Анастасия Волочкова, балерина

Анастасия Волочкова, балерина

1. Я думаю, что могу. Дело в том, что мое государство никогда и ни в чем мне не помогало и меня не поддерживало, даже тогда, когда я была членом «Единой России». Когда на глазах у моего государства и его руководителей меня совершенно беззаконно выпихивали из Большого театра, и я в одиночку защищала свою честь и достоинство, никто из однопартийцев за меня не заступился. Это воспитало во мне чувство свободы и независимости, а свобода и независимость – это ведь не тогда, когда тебе никто не нужен, а когда ты можешь рассчитывать только на свои силы. Я очень люблю Россию, а не государство. Россия – это гораздо больше, чем государство. Государство – это аппарат насилия, помощи или содействия в зависимости от того, кто его возглавляет.

Я думаю, что и государство может обойтись без меня. Если оглянуться в прошлое, то оно всегда считало в порядке вещей спокойнообходиться без талантливых людей в мире науки, культуры, да и спорта. И если талантливые люди из России находят свою реализацию в других странах, не стоит этому так уж удивляться. Например: почему у нас меньше становится золотых медалей на Олимпиадах?Почему снижается качество искусства и культуры? Да потому что многиеспортсмены, тренеры, вообще талантливые люди живут не здесь, они давно уехали. «Единая Россия», когда я в нее вступала,провозглашала очень правильные тезисы о том, что онапоказывает избирателям успех страны на примере ярких личностей, известных и состоявшихся людей. Но оказалось, что идеология – это одно, а жизнь – другое.Если же говорить о себе, то мое имя в нашей стране уже стало брендом, и здесь я могу принести больше пользы, чем за рубежом – это и мои мастер-классы, и благотворительные акции, и открытые репетиции перед каждым концертом.Без всего этогонашегосударство, конечно же, обойтись может. Но не думаю, что это будет лучше для страны.

2. Я еще не решила, я просто смотрю, как складывается ситуация, а она пока какая-то очень неоднозначная. Когда у меня сложится мнение, я обязательно его выскажу. Мне хочется, чтобы нашим государством правили здравомыслящие, добропорядочныелюди, которые будут думать о счастье людей. Но с другой стороны,я считаю, что каждый из нас должен прежде всего думать не о том, кто сейчас президент и от кого что зависит, а о том, что он самможет сделать хорошего: помочь близким, помочь людям. Не просто толпе и народу, а конкретным людям. И я в этом смысле делаю свою политику. Я ее уже нашла. Она у меня творческая, она направлена на художественное воспитание детей. Я мечтала о создании школы, я ее создала. У меня есть продолжатели, и я уверена, что еще многое здесь совершу.

Судя по выборам прошлых лет,когда за «Единую Россию» голосовало 105% избирателей,то есть больше, чем людей физически могло прийти на выборы, особого смысла в этой процедуре я, конечно же, не вижу. Я сама участвовала в предвыборной кампании, когда выбирали мэра города Сочи, и там я была свидетелем того, как за неделю до подсчета голосов назначали дату инаугурации мэра Пахомова, причем назначили на день моего благотворительного концерта для детей и ветеранов, 5 мая. Нормально?

3. Я лично не знакома ни с одним, ни с другим. Чтобы там не говорили, я считаю, что Юрий Михайлович сделал для Москвы очень много. Может быть, что-то было нечестно, что-то былосовсем не так, кто-то наживался на бюджете Москвы, но суть-то в том, что за восемнадцать лет он сделал и много хорошего. Мы едем сегодня по прекрасному, чистому городу, с красивой подсветкой только что отреставрированных и построенных зданий. Но у нас так принято: если дана команда «мочить», тебя мочат, забывая обо всем, просто вытирают о тебя ноги. За руководителя говорят дела. Не имитация бурной деятельности, а дела и поступки. У руководителей страны и мэров городов должна быть харизма, они должны иметь авторитет у людей. У Собянинахаризмы я пока не увидела, ну не почувствовала. Мэр Питера тоже никаких особенных действий покане совершил.

Важен ведь не сам факт, что их назначает президент, важно,кого он назначил.Если его выбор падет действительно на личность, на того, кто будет достойно исполнять обязанности и выполнять свой политический долг, совершать добро, делать это профессионально, то почему бы и нет? Посмотрим.

4. Во-первых, я бы не стала этого делать никогда, я даже не представляю себя в такой роли. Я всегда защищала себя сама, и в разных противостояниях – будь то ситуация с Большим театромили выход из «Единой России» – я занимала роль не нападающего или бойкотирующего, а защищающего себя, свое право на присутствие в балете, на присутствие в своей стране человека. Я здесь родилась, я здесь училась, получила образование, поэтому бойкотировать кого-то мне нет смысла. Во всяком случае, если мы говорим не о бойкоте, в знак несогласия или протеста с моей стороны были бы благотворительные концерты, то есть действия, направленные в первую очередь на добро. Это более достойная позиция, чем ходить на митинг и трясти флагом или плакатом.

5. Если мы говорим о государстве как об управленческой структуре, то сегодня оно настолько погрязло в коррупции, что там уже черт ногу сломит. Получается, что люди, которые постоянно платят налоги, обеспечивая жизнь этому государству, платят не для того, чтобы хорошо было людям, а чтобы хорошо было руководителям. Такое государство, конечно, не нужно. И сохранять его в таком виде, конечно, смысла нет. Но поверьте, что от нас с вами это зависеть не будет. Это понятно каждому человеку в нашей стране.

Алексей Учитель, кинорежиссер

Алексей Учитель, кинорежиссер

 

1. Я лично не могу, поскольку я занимаюсь кинематографом и режиссурой. Дело в том, что большинство фильмов, производимых в России, финансирует государство – частично или полностью. Я от этого завишу и вынужден этим пользоваться, иначе я снимать не буду. Поэтому обойтись без государства я не могу. Может ли государство обойтись без меня? Обойтись-то может, конечно, но все-таки некоторую пользу я ему приношу, извините за нескромность. Фильмы, которые я делаю, так или иначе касаются жизнии событий в нашем государстве, и люди, которые их смотрят, получают от этого некоторое удовольствие. Поэтому я думаю, что здесь обоюдный интерес.

2. Если я буду находиться в России, то пойду. Я,правда, пока не очень понимаю, как голосовать. То есть сейчас у нас есть основной кандидат, а другие пока как-то молчат, кроме Жириновского и Зюганова. Поэтому нет полного представления, каков спектр участников. Но если говорить серьезно, то это формальность, потому что победитель всем известен. Но даже для того, чтобы победить с большим отрывом,надо провести выборы –чтобы документально это подтвердить. И если говорить уж совсем серьезно, я думаю, что на сегодня других лидеров у нас нет. В этом вся беда. Мы все равно крутимся вокруг одних и тех же персон. Я думаю, что выборы нужны, все равно это отчасти мнение народа той страны, где проходят выборы, и это значит,что народу сегодня нужны именно такие лидеры.

3. Каждый определяет это для себя не по каким-то общим принципам, а по конкретным действиям. Так получилось, что я столкнулся с Собяниным спустя неделю после того, как он стал мэром. У меня тогда случилась беда. Мой сын попал в аварию – это было во Пскове, и нам нужен был вертолет, чтобы срочно привезти его в Москву. Я написал письмо – без особой надежды – в приемную мэра с просьбой выделить вертолет, а на следующий день мне позвонили, и уже вечером вертолет прилетел. Меня это поразило, честно скажу. Этосвидетельствует о том, что человек неравнодушен. А для меня это самое главное. Хотя, повторяю, это личный момент, и поэтому у меня несколько пристрастное отношение. Что касается нового питерского губернатора, то с ним я пока не сталкивался, не встречался, хотя надеюсь, что увижусь с ним, поскольку я провожу в Петербурге международный фестиваль «Послание человеку». Лучше новый мэр будет или хуже – время покажет. Многие говорят о харизме, о том, как человек может общаться, говорить, но иногда человек может сидеть тихо и делать хорошо свое дело. Поэтому я думаю, что важнее судить по делам, чем по речам.

Я не пророк, чтобы предсказывать, что будет с двумя столицами. Думаю, ничего трагического. Когда были выборы, у нас тоже не всегда выбирали людей правильных. Хотя я лично за выборы, потому что альтернатива должна быть. Особенноесли это касается Москвы и Петербурга, потому что в нихживет народ довольно сознательный.

4.Во-первых, я не собираюсь объявлять бойкот. Если ты не согласен с тем, что происходит в этой стране – ты можешь или открыто протестовать, или уехать. Но этого я делать точно не буду. Я не вижу поводов для глобального протеста. Это не пафосные слова, но я люблю эту страну и буду – хотя бы в виде того, что я делаю на экране – приносить ей пользу.

5. Для России, я убежден, государство будет необходимо ближайшие сто летабсолютно точно. Потому что так устроено пока сознание наших людей–им нужна власть, причем сильная власть. Важно, чтобы в голове у руководителей государства был разум и понимание того, что надо помогать людям, которые тут живут. Вот если это сочетание будет, то государство в таком виде точно необходимо.

Сейчас все говорят про цензуру в сфере СМИ, телевизионной, кинематографической. Но в кинематографе, сколько бы там ни говорили, цензуры не существует. И никто ни разу меняза последние двадцать лет непросил, никто мне не приказывал ни вырезать, ни подрезать мое кино. Ни разу, хотя большинство, повторяю, выходящих в России фильмов финансирует государство. Кстати, для пущей объективности могу сказать: ни в одной стране мира нет такой глобальной помощи кинематографу, как в России. Это плохо, что у нас не действуют рыночные отношения, что мы не самоокупаемы, это очень плохо, но чтобы государство помогало кинематографу в таком размере и объеме – это действительно уникальный случай.


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое