Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Литература /Проза жизни

Нью-Йорк. 2020. Из дневников соцработника

Нью-Йорк. 2020. Из дневников соцработника

Тэги:

 

Дневник нью– йоркского социального работника. Май 2020– го.

В зале ожидания рецидивист в татуировках кричит по телефону:
«Сын! Что я слышу от твоей мамы? Что за безобразие? Я не для того, тринадцать лет за убийство сидел и во время эпидемии коронавируса был досрочно освобожден, чтобы ты плохие оценки по математике получал!»

 

Жить

Тощая наркоманка Кейша зашла в приемную, пошатываясь в повязке и покашливая:
–  Я только из больницы. Лежала там с коронавирусом. Мне нужны продуктовые талоны, наличка и направление в ночлежку.
–  Хорошо. А где ваши документы, справка о выписке из больницы?
–  Ничего нет. Они не отпускали. Говорили, что еще не вылечилась. Я сбежала.
–  Ну, надо было, наверное, вылечиться вначале.
–  Я не могла этого выдержать. Там так депрессивно! Все вокруг умирали.
–  Без справки ничем не могу помочь. Вам надо назад в больницу.
–  Вы, я вижу, отказываетесь войти в мое положение. Вот вы сами хотите жить?

 

Пришла сегодня голодная парочка гейская. Он из России, а другой он из Латвии. Нелегалы. Приехали в Америку как туристы и остались. Деньги кончились. Российскому гею дали немного денег и направление в ночлежку. Потому, что там кровавый диктатор Путин обижает геев, и статус беженца получит. А латышскому ничего не дали потому, что у него демократия и Европа. Но злой латышский гей сказал, что он тоже поедет в эту ночлежку и залезет к своему любимому в окно и всю еду, что россиянин купит за выданные городом деньги съест.

Сижу в кубике и хочу написать рассказик о забавном клиенте, с которым только что разговаривал. Тут коллега из соседнего кубика, которую перевели из другого центра, закрытого за то, что слишком много там было смертей, закашлялась. Потом вскочила:
«У меня боли в груди уже третий день. Наверное, вирус. Я в больницу!» и убежала. Я даже ни разу не спросил ее имя и не видел ее лицо без маски. Я стал третий раз за день протирать мой кубик спиртом. Окончил, сел в кресло. Ничего не могу вспомнить о том клиенте.

 

Сол пришел сегодня на работу и воскликнул:
«Я знаю, кто из нашего офиса еще умер от коронавируса, но не скажу!»
Немедленно вокруг него столпились выжившие сотрудники с требованием немедленно раскрыть имя и фамилию. Все махали руками, плакали, требовали имя и немедленно. Это выглядело уже угрожающе для Сола. Некоторые стали говорить, что маски не помогают и они уйдут немедленно. Сол не выдержал давления и признался:
«Это начальник отдела Джон который ушел на пенсию полгода назад.»
Все разочарованно разошлись. Раз на пенсии уже, то чего шум подымать и народ будоражить? Ух, уж этот Сол! Только бы ему побыть в центре внимания!

 

Когда началась эпидемия, моя 60– летняя коллега Мэги спряталась дома. И в принципе она была права. Три наших сотрудника за 60, которые продолжали ходить на работу умерли от коронавируса. Теперь Мэги отсидела дома все свои больничные дни и все отпускные. Сейчас за то, что она дома, ее конечно не уволят, но и зарплаты не платят. Мэги беспокоится и терроризирует телефонными звонками весь отдел. В том числе и меня:
–  Алекс! А если я выйду завтра, меня коронавирус не убьет?
–  Откуда я знаю?
–  А ты не можешь ничего поделать? Мне так деньги нужны. Мне нечем платить за квартиру. Вы же русские евреи, такие умницы!
–  Что конкретно ты хочешь, чтобы я сделал? Договориться с коронавирусом, чтобы тебя не трогал? Дать ему взятку? Выпить с ним водки?

 Безумная наркоманка Дневник Надежды (официально поменяла имя и фамилию в тюрьме) сбежала из больницы, не долечишись от коронавируса. Я ей дал направление в один приют, а ее туда не пустили без справки. Она вернулась опять в офис. Я ей дал направление в другую, ее и туда не взяли по тем же причинам. Она вернулась разъяренная, как лев, и набросилась на меня:
«Никто не хочет Дневник Надежды! А я назло всем врагам буду жить! Вам не удастся заткнуть Дневник Надежды!»

 

Пятница. Вторая половина дня. Неужели еще одна неделя окончилась и со мной все в порядке? Я вышел в зал ожидания и крикнул «Мистер Оливер Питерсон», как было написано у меня в компьютере. Встала длинноногая блондинка и обиделась – «Я уже третий месяц мисс Оливия Питерсон!» Блин!!!! За такое можно и работу потерять. Я десять раз извинился, обьяснив, что сейчас эпидемия и у нас трое умерших сотрудников. Зашли в кубик и я понял, что клиентша серьезно под наркотиками. Но что мне? Наш психолог– нарколог в больнице уже вторую неделю. Я дал Оливер– Оливии направление в ночлежку и она довольная ушла.

Через час опять вызывает секретарша: –  «Оливер Питерсон пришел».
Я уже напуганный, правильно позвал ее. Как женщину. Выяснилось, что она пришла опять за направлением в ночлежку. Оливия совершенно не помнила, что была у меня в офисе час назад. Ну, что мне? Зачем психовать? Распечатал ей это же направление опять и отправил восвояси. Через полчаса она опять вернулась с той же проблемой. Потом перерыв уже был 15 минут. Потом, к счастью, офис закрылся и я видел, как она стучала в стеклянную дверь и говорила, что ей негде ночевать и охранники ее просили приходить со своей проблемой в понедельник.

 

Прихожу в свой кубик утром, а за моим компом толстяк из другого центра. Я вежливо:

–  Это мой кубик!
–  Ой, извините. Мне сказали, что работавший здесь умер от коронавируса.
–  Это этот же по счету кубик, но в третьем ряду.
–  У вас столько человек умерло, что не тяжело ошибиться. Еще раз извините.
Толстый человек ушел. В прошлый раз космонавты дезинфицировали по ошибке, теперь уже простой социальный работник принимают меня за умершего. Достали! Написал на листочке и повесил у входа в мой кубик. «Работающий здесь жив и здоров. Он приехал из холодной России и очень не любит, когда кто– то занимает его место!»

 

Есть у нас в социальном центре охранники. Самые бесправные и несчастные существа. Если соцработник чувствует опасность, он зовёт охранника и уходит, оставляя того наедине с распоясавшимся уголовником или сумасшедшим.

У наших охранников нет никакого оружия. Им запрещается применять физическую силу к нарушившим порядок. Клиент может засудить центр и охранник потеряет хорошую государственную работу со всеми страховками.
Все, что они могут сделать это прибежать группой к разбушевавшемуся клиенту и просить или даже умолять покинуть центр. Некоторые охранники даже плачут и встают на колени.
Работал у нас охранник Себастьян. Добрее человека я не встречал. И трус ещё больше, чем я. Но было у него очень уж угрожающей лицо. Хоть в фильмах ужасов или боевиках снимайся. Бывало подойдёт Себастьян к разбушевавшегося алкоголику или наркоману и клиент сразу соглашается уйти добровольно. Умер Себастьян позавчера от коронавируса. Как мы теперь будем работать? Такого лица больше ни у кого нет. Нашему офису будет очень его не хватать.

 

Неоднократно судимый сексуальный маньяк Адам зашел в приемный кубик:

–  Чем могу вам помочь?
–  Извините. Мне нельзя даже находиться в вашем центре. Позвольте вам обьяснить ситуацию. Полгода у вас я увидел вашу соцработницу Лайлу и мгновенно в нее влюбился. Для меня не было никаких вопросов. Вот мой идеал женственности! Таких красивых и интеллигентных женщин я еще не видел. Я понял, что мы рождены чтобы быть вместе. К сожалению ваша коллега сделала вид, что непонимает, о чем я говорю. Ну понятно, как она прямо в приемной согласится. Она же такая скромная. Я в тот же вечер дождался ее у выхода из офиса и попробовал с ней поговорить по хорошему. Она вызвала полицию и меня арестовали и взяли подписку, что я не буду к ней больше приближаться. Город меня перевел в другой центр, чтобы я с моей любовью не пересекался. И с тех пор я наблюдаю за ней по вечерам из машины, как она выходит из офиса, и не подходил. И вот я уже месяц я ее не видел. Где она? Я беспокоюсь –  не случилось ли чего?
–  Должен вас огорчить. Лайла умерла на прошлой неделе от коронавируса.
–  О нет!!! Вы меня убили. Как мне теперь жить? Если бы она была со мной, этого бы никогда не случилось! Никогда! Вы слышите? Никогда! Ну почему бог забирает лучших самыми первыми? Наконец я нашел женщину моей мечты! Я уже взял веревку, мешок и наручники, чтобы Лайлочка поняла серьезность моих намерений. Бог!!!Почему???? Как в этом городе ухаживать за женщиной?
Адам шатаясь и держась за стенки вышел из приемной.

 

Лайла была молчаливой и проработала у нас всего полгода. Диабет. 55 лет. Я смотрел на еще один освободившийся кубик и пытался вспомнить ее лицо и не мог. Четвертая в нашем офисе. Тут позвонила секретарша и сказала, что пришла клептоманка Притти (симпатичная), клиентка Лайлы. Я пошел в приемную. В зале ожидания дрались инвалиды на колясках и обзывали друг друга разными сленговыми вариантами слова 'гомосексуалист'. Охранники боялись их тронуть и разнимать. Скрипели колеса и визжали тормоза. В приемный кубик зашла Притти.

–  Я хочу говорить с моей ведущей Лайлой.
–  К сожалению, это невозможно.
–  Почему я никогда не могу поговорить с моей ведущей?
–  Лайла умерла в пятницу от коронавирусных осложнений.
–  Черт! Что теперь делать? Только она понимала, почему мне надо красть в магазинах. Теперь все магазины, кроме продуктовых и аптек, закрыты. Что мне там воровать? Сметану? Прокладки? Я любила дорогие обувные. Я так от них успокаивалась.
–  Ну, вроде, обувные должны открыться через пару недель.
–  Не врете?
–  Ну, через месяц точно.
–  Вы возвращаете мне веру в жизнь. Я хочу, чтобы теперь вы были моим ведущим!
Притти вышла из кубика.

 6 недель назад у нас на работе было профсоюзное собрание на другом этаже. Называлось «Наш профсоюз в преддверии эпидемии». Через неделю президент профсоюза, который вел это собрание и еще несколько присутствующих, попали в больницу с коронавирусом. Кто кого заразил выяснить невозможно. Кто– то выжил, а кому– то повезло гораздо меньше. Я несмотря на то, что там была моя любимая пицца, не пошел.
Сегодня сижу в своем кубике, а они ходят и зазывают пиццей на новое собрание под названием –  «Наш профсоюз не сдается, несмотря на потери!»

 

Вызывает директриса:

–  Как ты держишься? У нас, конечно, сейчас тяжело в офисе. Столько умерло наших! Все визиты для соцработников отменены. У нас даже окон нет! Вы, бедные, солнца не видите!
–  Да, сейчас нелегко.
–  Как твое здоровье?
–  Вроде, ничего.
–  Как обоняние?
–  Не понял?
–  Запахи различаешь?
–  Ну, различаю.
–  Ты заслужил отдохнуть от этой депрессухи, которую у нас в офисе. Развеяться. Подышать свежим воздухом. На улице весна, солнышко. Поедешь сейчас по этому адресу. Это наш клиент, который на звонки уже третью неделю не отвечает. Не хочется вызывать полицию, взламывать дверь. Может, он уехал на время эпидемии из Нью– Йорка, может в больнице. Если не ответит на стук в дверь –  поспрашивай там соседей, а самое главное, когда будешь возле его двери, хорошо там понюхай.

Сегодня прихожу с обеда, а бригада космонавтов подъезжает с аппаратурой к моему кубику:
–  Эй, ребята! Что тут происходит?
–  Третий кубик во втором ряду?
–  Ну, да.
–  Умер вчера ночью в Гарлемской больнице.
–  Это мой кубик! Тут какая– та ошибка.
–  Вот заказ на дезинфекцию от вашего начальства.
–  Я на этом месте второй год работаю уже. Я еще, вроде, живой.
Бригадир открыл папку:
–  Ой, извините, пожалуйста. Это на другом этаже.
Недовольные космонавты покатили тележку к лифту.

 

Администрация разрешила социальным работникам работать в любом центре , где им ближе к дому. Пришел к нам сегодня один. Сел возле меня. Спрашиваю его:

–  Какая в вашем центре была смертность от коронавируса?
–  У нас никто не умер –  ноль. А у вас?
–  А у нас четыре сотрудника и один охранник.
–  И вас не закрыли? Все! Я в свой центр.
Мужик надел куртку и выбежал из офиса. Ко мне подскочил начальник отдела:
– Алекс! Ты совсем не умеешь держать язык за зубами? Он бы нам помогал сегодня. И так некому работать. Ну, кто тебя за язык дергал?

 

Космонавты

Когда у нас в офисе
Кто– то умирает от коронавируса,
То приходит бригада космонавтов
Со специальной аппаратурой
И дезинфицируют весь кубик.
Выбрасывают все содержимое
В специальные мешки.
Сегодня они проходили мимо
Пока я сам протирал свой кубик спиртом.
Один из них бросил:
«Ну как ты протираешь?
Разве так дезифинцируют?
Сразу видно непрофессионала!
Ну скоро мы твой кубик
Тоже продезинфицируем!»


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое