Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Интервью /Зона вылета

Неизвестная война Марка Солонина

Неизвестная война Марка Солонина

Тэги:

История Великой Отечественной во многом состоит из мифов, как, впрочем, и вся история Советского Союза. Сейчас многие историки пытаются докопаться до истины, анализируют рассекреченные документы и мемуары участников. Самый заметный из них – Марк Солонин. Свои выводы он опубликовал в нескольких книгах:«22 июня», «На мирно спящих аэродромах», «23 июня», «25 июня». Все эти книги стали бестселлерами. Читая их, испытываешь шок – все не так.

 

Марк, расскажите немного о себе. Кто вы, откуда родом.

– Биография у меня самая обыкновенная. Родился в 1958 году в Куйбышеве (сейчас это снова Самара). Как и абсолютное большинство моих ровесников, я вырос в семье ветерана войны. Два человека в семье моего отца погибли на фронте. Так что для меня, как и для миллионов других советских людей (а я, вне всякого сомнения, человек советский), Великая Отечественная война не просто история из книжки…

Отец всю жизнь проработал на заводах – от ученика токаря до инженера-технолога. Мама преподавала немецкий язык в пединституте. Типичная советская трудовая интеллигенция. Хоть на плакат вешай.

Не совсем типично то, что свое отношение к товарищу Сталину мой отец никогда не скрывал. Наверное, поэтому к семнадцати годам я уже отчетливо понимал, что честное изучение истории и научная карьера на кафедре истории советского университета абсолютно несовместимы. Как гений и злодейство (читать Пушкина меня научила мама). Так что свою школьную «золотую медаль» я сначала из неискоренимого любопытства просверлил дрелью – стружка посыпалась алюминиевая, а затем использовал ее для поступления в Куйбышевский авиационный институт. О чем ничуть не жалею – добротное инженерное образование, а затем шесть лет работы в авиационном ОКБ, несомненно, сформировали привычку к поиску, осмыслению и систематизации полученной информации.

Интерес же к истории вообще и к истории Второй мировой войны в особенности никуда не исчез. Прочитал практически всех западных авторов, работы которых были тогда доступны, – Гальдера, Типпельскирха, Батлера, Лиддел-Гарта… А в один прекрасный день 1983 года мне несказанно повезло: я смог – вопреки установленным тогда правилам - прочитать газеты. Да-да, центральные советские газеты «Правду» и «Известия» за 1939-1941 годы. В Советском Союзе они были изъяты из открытых библиотечных фондов, но шило вылезло из мешка в нужное время в нужном месте. До сих пор я помню шок, который испытал, когда увидел на первой странице «Правды» огромную карту Польши с нанесенной на ней «линией разграничения государственных интересов Германии и СССР». Да, сегодня это кажется смешным и невозможным, но вся эта история – сговор с Гитлером, раздел Польши, вторжение в Финляндию в декабре 1939-го, создание в Москве марионеточного правительства «Демократической Финляндии» –  была изъята из учебников, книг, засекречена и всеми старательно забыта.

В 1985 году я написал свою первую «историческую работу» – толстую тетрадку с анализом событий 1939-1940 годов. Она, как и прочий самиздат тех лет, пошла гулять по рукам. В начале перестройки я с удивлением прочитал о ней в машинописном самиздатовском журнале каких-то неформалов города Томска. Вот так все и начиналось…

Марк Солонин

Так вы начинали с газет, а какими источниками пользуетесь сейчас?

– В начале 1990-х годов произошел подлинный информационный взрыв. Были рассекречены и в целом ряде сборников опубликованы многие тысячи, вернее сказать, десятки и сотни тысяч, документов. Все, что в последнее десятилетие происходит в отечественной историографии, – это попытки осмысления состоявшегося информационного взрыва. Да, наличная источниковая база имеет серьезные недостатки: она неполна, фрагментарна и составлена главным образом людьми, чей целью, в силу их служебных и партийных обязанностей, было скрыть правду. С другой стороны, именно эти документы, которые мои оппоненты имели неосторожность сохранить и опубликовать, становятся моим огромным преимуществом – меня трудно обвинить в использовании сомнительных источников.

Простите, но был же приказ министра обороны Сердюкова о рассекречивании документов периода Великой Отечественной войны?

– Приказ был. Однако даже сугубо формально этот приказ не указ для целого ряда архивов (Российского Государственного военного архива, архивов МИД, МВД, ФСБ-КГБ), в которых хранятся документы, имеющие самое прямое отношение к истории начального периода Второй мировой войны, – министру обороны эти учреждения не подчиняются. Я уж не говорю про так называемый архив президента РФ, который вообще не входит в систему государственной архивной службы, отсутствует в официальном перечне федеральных архивов, но при этом вроде как бы существует, и целый ряд важнейших документов был опубликован со ссылкой на это полумифическое хранилище информации... Возвращаясь к майскому, 2007 года, приказу, могу ответственно заявить, что архивные фонды высшего уровня военного руководства (Генштаба РККА, наркома обороны) по-прежнему недоступны для независимых исследователей. Ничего не изменилось, да и в высшей степени наивно было бы ожидать новую волну рассекречивания в нынешней обстановке.

В результате у нас сохраняется непостижимая умом ситуация, когда в сборниках, опубликованных пятнадцать лет назад, можно найти документ, абсолютно недоступный в архиве. В богатом русском языке нет слов для обозначения подобного абсурда – документ опубликован, но не рассекречен! То есть я не могу получить его в архиве, не могу проверить точность и полноту публикации и так далее. Строго говоря, само отчаянное нежелание рассекретить документы 65-летней давности свидетельствует о том, что руководство знает, что официальная версия истории начала войны лжива, и вполне осознанно препятствует установлению истины.

При всем при том справедливые по сути сетования на закрытость архивов не должны в итоге превращаться в индульгенцию для желающих и дальше переписывать старые мифы сталинской пропаганды. Да и помогут ли новые источники тем, кто в упор не видит давно уже известные факты?

К слову говоря, 42 тома «Сборников боевых документов ВОВ», на основании которых я в значительной степени и писал свои книги, были рассекречены знаете когда? В 1964 году! Просто никто из тех, кто хотел спокойно спать, не стал читать, изучать и публиковать эти документы. В конце концов открытие Коперника базировалось ведь не на новых астрономических наблюдениях, а на желании и готовности дать новую интерпретацию общеизвестному факту видимого движения Солнца по небесному своду.

И какую же новую интерпретацию даете вы? Почему, на ваш взгляд, началась война СССР с Германией? Хотел ли Сталин напасть на Германию?

– Очень хороший вопрос. Один из двух главных вопросов. Вторым должен быть вопрос о том, почему эта война началась так – с катастрофического поражения Красной Армии. А хорошие ответы начинаются с максимально точных формулировок. Сталин не хотел «напасть на Германию». Строго говоря, летом 1941-го сделать это было невозможно, так как СССР нигде, ну, за исключением крохотного отрезка на стыке Литвы и Восточной Пруссии, не граничил с настоящей Германией, а линия границы была проведена по территории разгромленной Польши. Сталин хотел подчинить себе всю Европу. К решению этой задачи он и двигался с неумолимой настойчивостью терминатора. Затяжная война между Германией и англо-французским блоком создавала уникальную возможность прийти на пепелище разрушенной Европы победителем. Именно поэтому Сталин как мог способствовал развязыванию этой войны, что в конкретной обстановке 1939 года требовало помочь слабейшей стороне, то есть Гитлеру.

Увы, замысел был неплох, но исполнен был с изящной грацией бегемота. Сталин не уловил момент коренного перелома в войне, который произошел летом 1940 года, без нужды дразнил и злил Гитлера (я имею в виду интриги на Балканах, репатриацию этнических немцев с аннексированных территорий Прибалтики и Буковины, финляндский вопрос). В конце концов Гитлер понял, что Сталин поддерживает его, как веревка поддерживает повешенного. После этого война стала неизбежна, причем, в силу слепого стечения обстоятельств, Гитлер успел выстрелить первым…

Великая Отечественная война

Вы упомянули об интригах на Балканах. Что сегодня известно о желании Сталина захватить Стамбул-Константинополь (давнишнюю мечту Российской империи) и проливы и почему этого не произошло? Хорошо или плохо с исторической точки зрения, что Константинополь не стал советским?

– В рамках «исторической точки зрения» - как я понимаю этот термин - нет никакого «хорошо» или «плохо». Бывает «достоверно», «сомнительно», «ложно»… Есть вполне достоверный, подтвержденный оригинальными документами факт: 25 ноября 1940 года Молотов через посла Германии в Москве графа Шуленбурга передал Гитлеру условия, на которых СССР готов был присоединиться к «оси» Берлин-Рим-Токио. Эту милую компанию фашистских разбойников Сталин готов был украсить своим присутствием (цитирую): «если в ближайшие месяцы будет обеспечена безопасность СССР в Проливах путем заключения пакта взаимопомощи между СССР и Болгарией и организации военной и военно-морской базы СССР в районе Босфора и Дарданелл на началах долгосрочной аренды… В случае отказа Турции присоединиться к четырем державам Германия, Италия и СССР договариваются выработать и провести в жизнь необходимые военные и дипломатические меры…». По-моему, намерения Сталина выражены предельно ясно. Другим фактом является развертывание в Закавказье весной 1941-го мощной группировки наземных войск и ВВС. Разумеется, после того, что началось 22 июня 1941 года, враждебные действия против Турции, которая находилась в отношениях дружественного нейтралитета с Великобританией, стали невозможны, а закавказская группировка была использована для совместной с британцами оккупации Ирана.

Если же говорить про «хорошо» и «плохо», то не с исторической, а с моей личной точки зрения, хорошо было бы, если б не только Стамбул, но и Москва и Петроград никогда б не были советскими…

Давайте перейдем к следующему вопросу. Почему война началась с катастрофического разгрома? В чем была главная слабость Красной Армии в 1941 году?

– Для развернутого ответа на этот вопрос я написал три книги: «22 июня», «На мирно спящих аэродромах», «23 июня». Это полторы тысячи страниц текста. Если же попытаться свести все к некой короткой формуле, то можно сказать так: «Армии не было». Много-много танков, пушек и самолетов – а их действительно было много, в разы больше, чем у противника, – это не армия. И даже множество людей, включая тысячу генералов, – это еще не армия. Так же, как и гора шестеренок, рассыпанная по столу, - это не часы. Люди, составлявшие Красную Армию образца лета 1941-го, в равной мере и не умели, и не хотели воевать. Более десяти лет при помощи жесточайшего террора Сталин вышибал из своих подданных любые чувства и убеждения, кроме страха. Этот всепроникающий страх он решил заложить в фундамент своей незыблемой власти – и жестоко ошибся. Толпа колхозных рабов, переодетая в красноармейские шинели, после первых же выстрелов поспешила избавиться и от винтовок, и от шинелей со знаками различия.

В рамках нашего разговора я не могу пересказать полторы тысячи страниц текста, но мои аргументы сугубо конкретные. Математические. Меня интересовали - и я предъявил их читателям – прежде всего цифры и факты, а не общие рассуждения о добре и зле. В 1941 году Красная Армия теряла на разных фронтах пленными и дезертирами в 8-11 раз больше, чем убитыми. До конца года общее количество пленных и дезертиров вдвое превысило начальную численность действующей армии. Условно говоря, «армия» в полном составе разбрелась по лесам и сдалась в плен, затем собрали еще столько же людей – и с тем же результатом. Во втором полугодии 1941 года Красная Армия потеряла 6,29 миллиона единиц стрелкового оружия. Что же случилось с надежнейшими русскими трехлинейками? Они сломались? В количестве шести миллионов единиц? Большая часть советских танков, включая новейшие, на тот момент лучшие в мире танки Т-34 и КВ, не произвела ни одного выстрела по противнику. Немцы узнали об их существовании только после того, как пересчитали груды бронетехники, брошенной на обочинах дорог.

В первые недели войны потери наступающей немецкой армии были в 10-15 раз меньше потерь обороняющейся Красной Армии. Это «чудо», которое не укладывается ни в какие каноны военной науки. Соотношение потерь наступающих и обороняющихся как 1 к 15 объяснимо разве что в том случае, когда белые колонизаторы, приплывшие в Африку с пушками и ружьями, наступают на дикарей, вооруженных копьями и мотыгами…

Значит, Советский Союз мог проиграть войну?

– Да, он был весьма близок к этому. И это не только моя оценка. Так, 3 сентября 1941 года в письме, адресованном Черчиллю, Сталин вынужден был признать, что без экстренной помощи союзников «Советский Союз либо потерпит поражение, либо потеряет надолго способность к активным действиям на фронте борьбы с гитлеризмом». Последняя фраза, по мнению Черчилля, означала намек на возможное заключение соглашения о перемирии, условия которого в той ситуации не сильно бы отличались от капитуляции.

Разумеется, немцы не могли разместить свои гарнизоны в каждой деревне от Бреста до Владивостока.

Если же под поражением понимать крах системы централизованной власти, распад страны на отдельные, зависимые от Берлина «удельные княжества», установление немецкого контроля над всей территорией от Буга до Урала, то осенью 1941 года такая ужасающая перспектива была вполне реальна. Вспомните, например, как летом 1918 года «белочехи», то есть чешский легион численностью порядка 25 тысяч штыков, свергли советскую власть на огромном пространстве от Казани до Омска.

К счастью для нас и для всего человечества, Гитлер совершил длинную череду вопиющих глупостей, в то время когда победа над сталинской империей буквально валилась ему в руки. Первой ошибкой была стратегическая установка на сугубо военный разгром противника. Советский Союз мог быть разрушен только взрывом изнутри (что, замечу, и произошло ровно через полвека), и единственным смыслом военной операции могло быть лишь инициирование такого взрыва. Но в больном мозгу Гитлера расистский бред о «неполноценности славян» причудливо мешался со страхом перед восточным гигантом, и он не захотел (или побоялся) использовать сепаратистские настроения на Украине и в Прибалтике, не захотел (или побоялся) создать антисталинскую русскую армию – а ведь в его распоряжении был огромный призывной контингент из нескольких миллионов пленных красноармейцев с циклопическими горами боеприпасов и оружия.

Покойный Игорь Бунич высказал интереснейшую мысль о неком «автомате самоликвидации», заложенном Высшей Силой в механизм тоталитарных диктатур. Звучит совсем ненаучно, но изучение истории 1939-1941 годов не может не навести исследователя на подобные «мистические» выводы.

Великая Отечественная война

Какова же, на ваш взгляд, главная причина победы СССР - героизм советского народа, большая территория, помощь союзников?

– А также огромные сырьевые ресурсы, географическая удаленность важнейших центров военного производства, находившихся в Свердловске, Челябинске, Омске, Новосибирске, от аэродромов противника, небывалые морозы первой военной зимы. Правды ради к этому списку надо еще добавить железную волю Сталина, который в критической обстановке октября 1941-го удержал систему от полного развала. Однако все это, и многое другое, стало лишь дополнением к самому главному - перелом наступил тогда, когда война, начавшаяся как драка за передел добычи между двумя хищниками, превратилась в Великую Отечественную войну советского народа. Как мне представляется, мы еще только-только приближаемся к осмыслению значения и конкретного содержания этого великого перелома в сознании огромного многонационального народа.

Предельно упрощая ситуацию, можно сказать, что уже в декабре 1941-го, после того как попытка разгромить СССР в ходе «кратковременной кампании» окончательно провалилась, приговор истории сатанинскому гитлеровскому режиму был произнесен. Но для того, чтобы привести этот приговор в исполнение, то есть отбросить отчаянно сопротивляющуюся немецкую армию на две тысячи километров от Волги до Эльбы, потребовалось пролить море крови.

Каковы конкретные цифры потерь СССР в Великой Отечественной войне и как они соотносятся с потерями противника?

– Относительная ясность существует лишь в оценке людских потерь Вооруженных сил. Есть фундаментальное исследование коллектива военных историков под руководством генерал-полковника Г. Ф. Кривошеева.И хотя в последнее время было модно заниматься откровенным и совершенно голословным кликушеством на тему «трупами завалили», никто ничего более достоверного, чем исследование Кривошеева, не предъявил. Могу кратко напомнить эти печальные цифры.

Всего за время войны, включая тех, кто 22 июня 1941 года уже находился на воинской службе, было мобилизовано 34,5 миллиона человек. К 1 июля 1941 года во всех структурах Вооруженных сил, включая госпитали, было 13 миллионов живых военнослужащих. За годы войны 8 миллионов живых людей из армии убыло (демобилизованы по ранению, переданы на работу в другие ведомства). 1,836 тысячи военнопленных было зарегистрировано в управлении по репатриации и возвращено на родину. Таким образом, общие безвозвратные потери Вооруженных сил даже теоретически не могут превосходить отметку в 11,7 миллиона человек.

Есть основания предполагать, что порядка 0,5-1 миллиона человек в реальности остались живы. Это те, кто ушел на Запад или в суете и хаосе военной круговерти дезертировал и под вымышленным именем вернулся на Восток. Безвозвратные боевые потери вермахта, не считая погибших в советском плену, на Восточном фронте составляют порядка 2,6 миллиона человек. Соотношение потерь сторон - один к четырем.

За этой цифрой стоит и трагедия 1941 года (по самым минимальным оценкам, 2,6 миллиона советских солдат погибли в немецком плену – а ведь это по численности соответствует мужскому населению иных европейских стран), и огромные потери в ходе многолетнего наступления от Сталинграда и Курска до Берлина и Будапешта.

Что касается потерь гражданского населения, то здесь ясности гораздо меньше. Об этом я пишу в своей новой книге. В порядке рабочей гипотезы (увы, ничего более определенного при имеющейся источниковой базе утверждать нельзя) могу предположить, что на оккупированной территории СССР погибло порядка 6 миллионов человек, в том числе 2,8 миллиона евреев – жертв гитлеровского геноцида. Не менее 1 миллиона человек погибло в блокадном Ленинграде и городах, ставших ареной ожесточенных многомесячных боев (Сталинград, Севастополь). Что же касается официально признанной еще во времена Горбачева цифры в 27 миллионов погибших, то это чистая, точнее говоря грязная, заказуха. Ее цель – списать на Гитлера преступления Сталина, то есть включить в число жертв войны порядка 6-9 миллионов человек, погибших в годы сталинских репрессий.

Великая Отечественная война

Насколько соответствует действительности информация об изнасилованиях и мародерстве нашей армии в 1945 году на территории Германии и ее союзников? Были ли зверства?

– Какая информация? Разрозненные обрывки «неотретушированных» воспоминаний ветеранов, которые в последние годы стали попадаться на глаза читателям? Так они значительно преуменьшены.

Как по количеству, так и по составу совершенных преступлений. Мародерство было практически узаконено. Выражения типа «трофейный аккордеон», «трофейные часы», а у начальства – «трофейный автомобиль», «трофейный сервиз» безо всякого стеснения использовались еще в советские времена.

Если же обратиться к исследованиям западных, прежде всего немецких, историков, то открывается совершенно инфернальная картина. Я уже не говорю про массовые, в ряде мест поголовные, изнасилования, жертвами которых становились даже девочки 10-12 лет. Было убито огромное количество немцев. Речь идет не о жертвах обстрелов и бомбежек. Зверским образом, «вручную», при активном участии поляков и чехов, были убиты десятки тысяч человек. Это минимальнейшая оценка. В общей сложности на территориях, занятых Красной Армией, без вести пропало более 1 миллиона человек (но сюда входят и беженцы, погибшие под гусеницами танков, и жители разрушенных до основания городов, и бесконечное число потопленных в Балтике судов и суденышек, на которых пытались эвакуироваться жители Восточной Пруссии и Померании).

Какие факты о войне, которые вы узнали в ходе исследований, поразили вас больше всего?

– Сложный вопрос. За столько лет я, наверное, уже отучился чему-то удивляться.

Но если спрашиваете, приведу один из свежих примеров. Когда я работал с документами ЦАМО, то был совершенно потрясен тем, что в листках использования многих архивных дел моя фамилия была… первой! В лучшем случае – второй. За 65 лет (речь идет о документах и картах боевых действий второй советско-финской войны лета 1941 года) никому дела не было до этих пожелтевших страниц. Зато сколько крика: «Перестаньте переписывать историю!» Что тут можно переписывать?

Не изменит ли информация о том, что в действительности происходило в 1941 году, отношение граждан России к Великой Отечественной войне? Не будет ли это, на ваш взгляд, оскорблением памяти героев войны?

– Оскорблением памяти героев войны является ложь. Именно знание того, что в действительности произошло летом 1941-го, позволяет оценить все безмерное величие подвига тех, кто сделал свой личный выбор, кто остался верен долгу и присяге даже в той обстановке хаоса, паники и бегства. С месяц назад я имел честь беседовать с одним из ветеранов войны (это очень известный человек, но в данном случае фамилия не важна). В первые же дни войны он записался в ленинградское народное ополчение. На Лужский рубеж их отправили без единой винтовки, с одними бутылками «коктейля Молотова». Через линию окопов на восток валом бежала разбитая армия. Мой собеседник выменял килограмм сахара, который дала ему в дорогу мама, на винтовку у одного из беглецов. Скажите, эта правда может оскорбить память героев-ополченцев?

Почему в официальной трактовке войны не хотят говорить правду, и будет ли эта правда полезной?

– Взрослым людям (разумеется, я имею в виду отнюдь не календарный возраст) правда полезна. Утешительные сказки полезны начальству. Они помогают в работе с населением, пребывающим в состоянии затянувшего детства. Красивая сказка про «всенародное единство» и «беспримерный в истории массовый героизм» была придумана из самых что ни на есть корыстных побуждений - чтобы денег не платить. Так было легче и дешевле держать победителей в бараках и коммуналках. А самое главное, эта сказочка позволяла и позволяет по сей день продавать политического банкрота по цене эффективного менеджера.

Как относятся к вашим работам историки из Академии наук?

– Никак.

Ощущаете ли вы на себе давление ваших научных противников?

– У меня нет ни малейшей возможности попасть под давление. Ни малейшей. Я не ходил и не хожу к ним за дипломом, ученой степенью, публикацией, я не прошу у них ни бюджетных денег, ни даже положительной рецензии в журнальчике. Это универсальный рецепт избавления от давления косных оппонентов. И не я его придумал: «блажен муж, иже не идет на совет нечестивых и не сидит в собрании развратителей».

Есть ли, на ваш взгляд, кроме Великой Отечественной войны в нашей истории еще белые пятна, которые могли бы вызвать столь широкий общественный интерес?

– Полно. История сталинской эпохи - это история мафии, едва не ставшей властительницей мира. Там огромное множество потрясающих воображение сюжетов. Например, схватка между Троцким и Сталиным, закончившаяся тем, что канцелярская крыса победила создателя и вождя Красной Армии. Осень 1938-го - свержение Ежова и гибель «ежовцев». Совершенно невероятная, невозможная история «атомного шпионажа» (ведь была похищена практически вся научная и технологическая информация по производству оружейного урана и плутония и конструкция бомбы в малейших деталях). Загадочная история кровопролитной схватки в окружении Сталина конца 40-х годов (смерть Жданова, «ленинградское дело», «дело врачей»). Наконец, сама смерть диктатора, почти наверняка ставшая результатом заговора, по сей день окутана покровом тайны… Так что много открытий, к сожалению, скорее омерзительных, нежели чудных, готовит нам неизбежное в итоге раскрытие архивов советской эпохи…

Над чем вы сейчас работаете? Какую книгу нам ждать в ближайшее время?

– Надеюсь, что когда это интервью появится на страницах вашего журнала, в книжных магазинах появится «Мозгоимение». Это не научная монография. Это книга, которую можно читать с любого места в вагоне метро. Мне надоело молча наблюдать за совершенно наглым надувательством, которым сейчас занимаются графоманы от истории, и я решил выставить на всеобщее посмешище наиболее выдающиеся образцы фальсификаций. Очень, скажу я вам, своевременная книга…

Великая Отечественная война

 

 

«ПОЖАР НА СКЛАДЕ»

(Отрывки из главы, печатается в авторском сокращении.) 

«Медведь» публикует отрывок из книги Марка Солонина о Великой Отечественной войне «Фальшивая история Великой войны». 

 

…Начнем же мы с одного математического парадокса, который называется «малая разность больших величин».

1000–999 = 1

Есть возражения? Нет возражений. Теперь чуть-чуть, всего на 1%, увеличим первое число, а второе число чуть-чуть, всего на 1%, уменьшим. Что получилось?

1010–989 = 21

Вот это и называется «эффект малой разности больших величин». Там чуть-чуть, здесь чуть-чуть, а разность выросла в 21 раз! К чему это я? А все к тому самому, к 27 миллионам. Которые раньше были 20 миллионами.

Откуда взялись эти цифры? Почему Сталин говорил про 7, Хрущев – про 20, а Горбачев – про 27 миллионов погибших?

Вы, наверное, думаете, что государство в лице своих специально обученных госслужащих обошло все дворы, деревни, поселки, города и мегаполисы, сверило, сосчитало и пересчитало все картотеки всех паспортных столов и СУММИРОВАНИЕМ данных по каждой деревне получило общую СУММУ потерь по всей стране? Ничего подобного. Никто ничего не суммировал. Цифры были получены ВЫЧИТАНИЕМ. Вычитанием двух огромных и крайне малодостоверных чисел:

«Оценка численности населения СССР на 22 июня 1941 г. получена путем передвижки на указанную дату итогов предвоенной переписи населения страны (17 января 1939 г.) с корректировкой чисел рождений и смертей за 2,5 года, прошедших от переписи до нападения фашистской Германии. Численность населения СССР на конец 1945 г. рассчитана путем передвижки назад возрастных данных Всесоюзной переписи населения 1959 г. […]Эта цифра была получена в результате обширных статистических исследований ученых-демографов и последующей работы (в конце 80-х годов XX в.) государственной комиссии по уточнению людских потерь Советского Союза в Великой Отечественной войне».

Вот так. «В результате обширных статистических исследований». Надо ли доказывать, что таким путем можно было получить любую, заранее заданную, цифру потерь? О какой точности можно говорить в случае передвижки данных переписи населения на 13 лет назад? Кто, какие ученые-демографы могут знать, как «передвигать назад» данные переписи, если эти 13 лет были совершенно уникальными? Где и когда в истории цивилизованного человечества имела место другая подобная бойня?

В отсутствие достоверной информации обществу было предложено поверить сначала в цифру 20, затем – 27 миллионов. Цифры эти получены издевательски-нелепым способом вычитания двух больших величин, полученных в результате манипуляций с данными Всесоюзной переписи населения 1939-го и 1959 года. Такая «методология» позволяла получить ЛЮБУЮ цифру в диапазоне 10-50 миллионов. Единственный разумный вопрос в этой ситуации звучит так: «Почему Хрущев хотел, чтобы число жертв войны выражалось числом 20 миллионов, а Горбачеву потребовалось увеличить это число до 27 миллионов?» Не буду вас интриговать и сразу же скажу, что, по моему мнению, обе эти цифры ЗАВЫШЕНЫ. Число жертв войны меньше 20 миллионов и уж тем более меньше «горбачевских» 27 миллионов. 

В самом общем смысле людские потери складываются из двух частей: потери личного состава Вооруженных сил и жертвы среди мирного населения. Относительный порядок в учете существует только применительно к первой составляющей – потерям Красной Армии… Все это обилие цифр можно свести в одну таблицу:

Убиты в бою и умерли от ран в госпиталях

7,40 млн чел.

Погибли в плену

2,54 млн чел.

Небоевые потери (аварии, болезни, несчастные случаи)

0,40 млн чел.

Расстреляны или погибли, воюя на стороне противника

0,38 млн чел.

Всего погибших военнослужащих

10,72 млн чел.

Предположительно живы (бежали на Запад, дезертировали)

1,07 млн чел.

Дополнительным подтверждением достоверности проведенных выше расчетов могут считаться данные учета извещений («похоронок»), поступивших в военкоматы за все время войны. Их набралось 12.401 тысяч штук. Но извещения приходили как на убитых, так и на тех, кто по документам штабов считался пропавшим без вести, а фактически был в плену и позднее вернулся на родину. Кроме того, имело место дублирование (когда по запросам родственников в связи с их вынужденными переездами в разные военкоматы высылалось по нескольку извещений об одном и том же человеке). Другими словами, указанная в таблице итоговая цифра в 11 миллионов погибших военнослужащих отнюдь не занижена…

20–11 = 9

27–11 = 16

Есть возражения? Думаю, что уже есть. И совершенно не случайно про цифру 20 (затем 27) миллионов советских людей, «погибших в годы войны», знают (по крайней мере, слышали) все, про цифры потерь Вооруженных сил (9-10-11 миллионов) знают читатели военно-исторической и публицистической литературы, но при этом очевидная и бесспорная арифметическая разность между числом 27 и числом 11 не упоминается практически нигде и никогда.

И это вполне объяснимо: даже у тех, кто заказал цифру в 27 миллионов, не хватило духу громко и открыто предположить, что немцы уничтожили 16 миллионов человек гражданского населения. Это слишком даже для позднесоветских, равно как и нынешних «имперских» пропагандистов. Поэтому арифметическая разница между высочайше установленной цифрой в 27 миллионов и числом безвозвратных потерь Красной Армии существует как кантовская вещь в себе. О ней не принято говорить вслух…

…Все это очень странно. На первый взгляд. Зачем пускаться во все тяжкие, выдумывая какие-то фантастические цифры потерь гражданского населения СССР, когда даже самые минимальные оценки говорят о том, что оккупанты и их пособники истребили миллионы людей. Миллионы. Что, условно говоря, 5 миллионов убитых детей, женщин и стариков – это мало? Обязательно «нужно» 15 или 25 миллионов, для того чтобы признать Гитлера людоедом, а войну – величайшей трагедией нашего народа? 

«Если звезды зажигают – значит, это кому-нибудь нужно…» Существуют, как минимум, ТРИ ПРИЧИНЫ, по которым советская и постсоветская пропаганда страстно хотела преувеличить число жертв среди гражданского населения оккупированных областей СССР и найти несуществующие «планы гитлеровского геноцида русского народа». Рассмотреть эти причины я предлагаю в обратном порядке, от третьестепенного к главному.

Третьим по значимости следует признать «еврейский вопрос».

Я прекрасно понимаю, что нормальному человеку, да еще и не знакомому с «обстоятельствами дела», мое предположение может показаться очень странным. Я готов заранее извинить нормального человека за то, что он сейчас подумал о моей нормальности. Действительно, с позиций здравого рассудка трудно понять, почему в Большой Советской энциклопедии есть статья «Освенцим», но в этой статье нет слова «еврей» ни в каком падеже… Самые любознательные могут купить вышедший в 2001 году статистический сборник «Россия и СССР в войнах ХХ века». И прочитать там вот это:

«…Война, развязанная гитлеровцами против СССР, была войной на истребление целых народов, в первую очередь славянского, русского населения… Варварские действия немецко-фашистских захватчиков по истреблению советских людей, особенно славянских народов и в первую очередь русского народа… Уничтожению подлежали не только славянские народы, но и другие народы, жившие на территории СССР. Наиболее жестоким было отношение к евреям, которых немцы истребляли в первую очередь, наравне с коммунистами...» 

Великая Отечественная война

Если профессиональные историки, профессора и доктора наук, действительно считают, что евреев истребляли «наряду с другими народами» и «наравне с коммунистами», то они никакие не ученые, а невежи и самозванцы. Если знают правду, но при этом пишут такое, то они лжецы.

В отличие от задач колонизации России, сформулированных в пресловутом «Генеральном плане “Ост”», Гитлер не вынашивал планы «сокращения численности еврейского населения в течение 30 лет после окончания войны посредством раздачи презервативов и пропаганды абортов». Он вообще не собирался «сокращать» эту численность. Евреи – все, от мала до велика, от грудных младенцев до седобородых старцев – были обречены на полное, поголовное истребление…

К 22 июня 1941 года на территории, которой предстояло стать оккупированной, проживало порядка 4 миллионов евреев (в том числе 1,9 миллиона на аннексированных в 1939-1940 годах территориях Прибалтики, Восточной Польши, Бессарабии). Эвакуироваться на Восток смогло порядка 1 миллиона евреев (главным образом из районов Левобережной Украины и Центральной России, куда немцы пришли лишь к осени 1941 года).

Из оставшихся в распоряжении захватчиков 3 миллионов евреев погибло не менее 2,83 миллиона человек.

В городе-герое Бресте перед войной проживало 25 тысяч евреев. До освобождения дожило 19. Не 19 тысяч, а 19 человек (шестерых из них спасла, спрятав в своем доме, семья Полины Макаренко). Такие семьи «праведников мира» нашлись едва ли не в каждом оккупированном городе и местечке. К настоящему времени израильским мемориально-исследовательским центром «Яд ва-Шем» установлено более 18 тысяч имен людей, спасавших евреев в годы геноцида…

Уравняв евреев с коммунистами немцы истребляли евреев наравне с коммунистами»), историки из Генштаба проявили, в лучшем случае, дремучее невежество. Коммунисты на оккупированной территории обязаны были зарегистрироваться в местной комендатуре. Вот и все. Если они не мешали жить немцам, то относительно спокойно доживали до прихода Красной Армии. После этого их опять регистрировали – на этот раз в органах НКВД. Приказ НКВД СССР № 001683 от 12 декабря 1941 годас дополнениями от 18 февраля 1942 года требовал всего лишь «обеспечить агентурное наблюдение» за такими, дважды регистрированными, коммунистами.

…Однажды совравший вынужден врать дальше и больше. Если в Бабьем Яру и сотнях других таких мест были расстреляны не евреи, а «мирные советские граждане», то надо же было придумать какое-то объяснение, какую-то мотивировку совершенного злодеяния. В советскую эпоху в ходу был «классовый подход». Фашизм был объявлен «террористической диктатурой крупной монополистической буржуазии», в соответствии с этой логикой писалось: «Гитлеровские палачи согнали к противотанковому рву несколько тысяч рабочих-стахановцев и передовых колхозников». Поскольку в наши дни упоминание о стахановцах и передовых колхозниках вызовет скорее кривую ухмылку, фальсификаторам пришлось перейти на «национальные рельсы», то есть приписать немцам намерение физически уничтожить русский народ. 

Покончив на этом с обсуждением «еврейской составляющей», перейдем ко второй, несравненно более важной причине того отчаянного стремления найти несуществующий план «геноцида русского народа», которое проявляла и проявляет коммунистическая и неосталинистская историческая пропаганда.

Даже параноик Гитлер не был клиническим идиотом, и он отлично понимал, что сами по себе булки и сосиски из земли не вылезут – на земле кто-то должен работать, а заменить русских (украинских, белорусских, молдавских) крестьян на немецких колонистов если и планировалось, то лишь «в течение 30 лет после окончания войны», но уж никак не летом 1941 года, в самый разгар боевых действий. Простейший и очевидный расчет подсказывал, что спокойствие в тылу вермахта проще и дешевле обеспечить, не обостряя без нужды отношения с местным населением.

Причины того, что оккупированные территории были в конечном итоге залиты морями крови, невозможно понять без учета действий второго участника войны, а фальшивки вроде пресловутой «Памятки немецкого солдата» («убивай всякого русского, не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик») были придуманы как раз с целью отвлечь внимание от намерений и действий советского руководства.

Если и не сам «гитлеровский план “Ост”», то отдельные письменные документы его разработки сохранились и были предъявлены в Нюрнберге. Сталин вел себя гораздо осмотрительнее – он не доверял бумаге свои мысли о той судьбе, которую он уготовил населению оккупированных немцами западных областей СССР. Тем не менее сохранилось немало документов и свидетельств очевидцев, позволяющих вполне достоверно реконструировать «сталинский план “Вест”».

3 июля 1941 года, на двенадцатый день войны, Сталин наконец-то обратился к своим подданным с большой речью. Отказавшись признать за собой хотя бы одну малейшую ошибку, он честно предупредил: «Войну с фашистской Германией нельзя считать войной обычной. Она является не только войной между двумя армиями».И это была чистая правда. Две тоталитарные деспотии уже успели к тому времени набраться кровавого опыта массовых репрессий, которые они обрушивали и на собственный народ, и на население порабощенных стран Европы. Не приходилось сомневаться в том, что бывшие сообщники по разбою в равной мере постараются превратить вооруженное столкновение своих армий в невиданную по жестокости бойню…

...17 ноября 1941 года Сталин лично подписал Приказ Ставки Верховного Главнокомандования № 0428:

«…Приказываю:

1. Разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40-60 км в глубину от переднего края и на 20-30 км вправо и влево от дорог. Для уничтожения населенных пунктов в указанном радиусе немедленно бросить авиацию, широко использовать артиллерийский и минометный огонь, команды разведчиков, лыжников и подготовленные диверсионные группы, снабженные бутылками с зажигательной смесью, гранатами и подрывными средствами…»

Гладом и хладом не исчерпывался перечень казней египетских, которые Сталин решил наслать на мирное население оккупированных районов. Даже массовое сожжение домов, после которого жители оказывались с детьми на 30-градусном морозе, можно считать безобидной забавой в сравнении с той «народной войной», которую всеми доступными ему способами разжигало советское руководство.

Уже 1 июля 1941 года ЦК КП(б) Белоруссии выпустил директиву, в которой призвал «уничтожать врагов всюду, где их удастся настичь, убивать их всем, что попадется под руку: топором, косой, ломами, вилами, ножами… При уничтожении врагов не бойтесь применять любые средства душите, рубите, жгите, травите фашистских извергов…»

Да, я в курсе, как это должно правильно называться: «Земля горела под ногами оккупантов». Только земля горела не сама по себе, она горела вместе с жителями. И лозунг «Все для фронта, все для победы!» мне известен. Я только хочу понять, до каких пределов распространяется это «все»? Совсем все?

Мы за ЛЮБОЙ ценой не постоим? И если превращение своей страны в выжженную, безлюдную пустыню совместимо с понятием «победа», тогда чья это победа?

По меньшей мере сомнительна и военно-оперативная ценность партизанской войны, осуществляемой при помощи лома, вил, косы и ножа. Действуя таким образом - и расплачиваясь за каждого зарезанного немецкого тыловика жизнями сотен советских людей, – можно было нанести некоторый урон живой силе противника. В этом ли была главная задача вооруженной борьбы в тылу врага?

Вермахт вел боевые действия на фронте, отдаленном тысячами километров от заводов в Германии.

И если «яйки и млеко» еще можно было отобрать у местного населения, то патроны, снаряды, мины, бензин приходилось тысячами эшелонов везти по железной дороге из Баварии и Саксонии до Волги, Дона и Кубани. Фактически вся военная машина вермахта висела на десятке стальных нитей железных дорог, проходящих через огромные лесные массивы Белоруссии и Брянщины. Систематическое разрушение этих коммуникаций могло бы поставить немцев в тяжелейшее положение. Но это не та задача, которую могли решить безоружные крестьяне с топорами и вилами.

Не пора ли наконец признать, что в глазах товарища Сталина население оккупированных областей стало отработанным шлаком, не имеющим более никакой ценности: этих людей невозможно было использовать ни как рабочую силу, ни как призывной контингент. Хуже того, эти люди находились вне его контроля: они могли теперь иметь свое личное мнение и обменяться им с соседом; они могли видеть живых иностранцев; они могли быть использованы противником как для работы, так и для набора в антисоветские вооруженные формирования. Сталин не собирался церемониться с этим «шлаком», поэтому сожженная вместе с жителями деревня рассматривалась им как вполне приемлемая цена за убийство пары зазевавшихся немецких отпускников.

Заброшенные в тыл противника «партизанские отряды» практически полностью – если говорить о ситуации 1941 года – состояли из оперативных сотрудников НКВД, а вовсе не из сошедших с картин советских художников подростков и старика с берданкой. По характеру решаемых задач это были карательно-диверсионные группы, которые не только провоцировали своими действиями немцев на ответные репрессии против местного населения, но и сами беспощадно расправлялись с крестьянами, которые не проявляли достаточной готовности помогать этим «народным мстителям».

Оказавшееся между молотом и наковальней население начинало стихийно вооружаться и создавать отряды местной самообороны для защиты от «партизан» и наводнивших леса банд вооруженных дезертиров. Немцам оставалось лишь взять под свой контроль эти вооруженные группы и превратить их в подчиненную им полицию. К ноябрю 1942 года общая численность «вспомогательной полиции» выросла до 320 тысяч человек, еще 48 тысяч состояло в отдельных полицейских (по роду деятельности карательных) батальонах. Были созданы и более крупные формирования, например так называемая «Русская освободительная народная армия» численностью в 10 тысяч человек, которой немцы передали функции борьбы с советскими партизанами на обширной территории Брянской и Орловской областей.

Можно долго спорить о том, уместно ли использование термина «вторая Гражданская война» применительно к тому, что в 1942-1943 годах происходило на оккупированной территории России. Важны не термины, важно то, что под суровый шум брянского леса отряды вооруженных русских людей с остервенением убивали друг друга, жгли деревни, расправлялись с теми, кого каждая сторона на свой лад считала изменником, не щадя ни старого, ни малого…

Разумеется, Гитлер (обозначая под этим именем всю машину фашистской тоталитарной деспотии) является главным виновником этой трагедии. Все погибшие в кровавой вакханалии массового террора на оккупированной территории СССР должны считаться жертвами фашистской агрессии – даже если их убийцы говорили на русском или украинском языках. Именно гитлеровская агрессия сделала возможной эту многолетнюю бойню, именно Гитлер дал в руки оружие, направил и разжег огонь братоубийственной войны. Я не подвергаю это ни малейшему сомнению. Я только хочу спросить: а товарищ Сталин тут ни при чем? На нем нет вины за эту кровь? Не сталинский ли режим довел народ до такого умопомрачения, в котором чужеземный вооруженный враг показался на миг освободителем? 

Великая Отечественная война

А теперь переходим к самому главному. К пожару на складе.

Пожар на складе случается тогда, когда проворовавшемуся завхозу надо спрятать следы своих многолетних махинаций. Матерые жулики понимают, что пожар должен быть большой, «солидный» и, самое главное, документально зафиксированный в органах МВД и пожарной охраны. Вот тогда под это дело можно списать все что угодно. Ну а если пожар случился по причине, не вызывающей подозрения в поджоге, например от удара молнии, то это и вовсе самый радостный день в жизни жулика…

В памятном для страны 1937 году в СССР была проведена Всесоюзная перепись населения. Однако население о результатах этой масштабной работы ничего не узнало. Итоги переписи были признаны «вредительскими», итоговые отчеты –засекречены, руководители научного коллектива, проводившего перепись, – арестованы. В январе 1939 года была проведена повторная перепись населения, причем еще до подведения ее результатов товарищ Сталин огласил «правильный» результат: в стране победившего социализма проживает 170 миллионов человек.

В настоящее время о «расстрельной переписи» 1937 года написаны монографии и сотни газетных статей. Считается, что реальная численность населения по результатам переписи 1937 года была равна 162 миллионам. Так на складе образовалась недостача в 6-7 миллионов. Война и послевоенный «восстановительный период» отнюдь не ослабили ни пресс беспощадной эксплуатации «рабсилы», ни масштабы репрессивной политики государства. Миллионы людей, согнанных на «спецпоселение» или в так называемые «рабочие батальоны», в совершенно нечеловеческих условиях продолжали рыть каналы, строить дороги, рубить уголь и возводить очередные «гиганты сталинской индустрии».

Сколько людей навсегда осталось на этих «стройках века» - одному Богу ведомо. А уж чего точно не знает ни один человек, так это того, верил ли Сталин в Бога и готовился ли он дать отчет на Высшем суде. Зато доподлинно известно, что предстать перед земным судом Сталин не планировал, «ревизионной комиссии» не ждал и отчитываться перед «сбродом тонкошеих вождей», окружавших его, не собирался. Прятать хитрым способом «недостачу» многих миллионов своих рабов Сталин посчитал излишним, поэтому без тени смущения назвал цифру в 7 миллионов погибших на войне – примерно столько же, сколько в Германии. И дело с концом.

Хрущев тоже не готовился к приезду «ревизионной комиссии» (каковая неготовность и привела его в конечном итоге к октябрьскому, 1964 года, Пленуму ЦК…), а резкое –сразу в три раза – увеличение числа жертв войны потребовалось ему для сугубо внешнего употребления. В новой реальности международных отношений огромная, ошеломляющая цифра людских потерь СССР (20 миллионов) нужна была Хрущеву в качестве идеологического башмака, которым он мог в нужный момент ударить по столу переговоров.

На все «неудобные» вопросы –от робких напоминаний о необходимости вернуть полученную по ленд-лизу технику до требований предоставить свободу выбора странам Восточной Европы - звучал один оглушительный ответ: «Двадцать миллионов человеческих жизней! Какие вам еще деньги? Мы мир спасли! Мы своей кровью заплатили…»

А потом пришла феерическая эпоха «перестройки и гласности». В общем ряду мер по «обновлению социализма» решено было навести некоторый порядок в деле учета людей. Так, вероятно, и появилась цифра 27 миллионов. В не вызывающем никаких сомнений в своей реальности «пожаре» Второй мировой войны решено было спалить и «недостачу» Всесоюзной переписи 1937 года, и ужасающий рост смертности гражданского населения в тылу, и массовые репрессии послевоенных лет. Одним словом – списать на Гитлера преступления Сталина.

Была создана авторитетная комиссия из проверенных и партийно-выдержанных доцентов с кандидатами под председательством член-корреспондента АН СССР Ю. А. Полякова. Один из ведущих сотрудников этой комиссии, доктор исторических наук А. А. Шевяков, опубликовал интереснейшую статью («Социологические исследования», № 12, 1991 год), в которой рассказывалось о работе комиссии и полученных ею результатах. Точнее говоря, о том, как комиссия боролась за получение порученного ей результата в 27 миллионов.

Из статьи Шевякова следует, что единственной документальной основой были и остаются акты и сообщения Чрезвычайной Государственной комиссии (ЧГК). Из этих сообщений следует, что на оккупированных территориях погибло 6.390 тысяч человек. Так как комиссия (не ЧГК, а комиссия Полякова) уже знала, что потери Вооруженных сил определены числом в 8,7 миллиона и повышать эту цифру военное ведомство не желает, то ей до директивно-заданных 27 миллионов предстояло набрать 18,3 миллиона. Соответственно, единственный относительно достоверный источник – документы ЧГК – тут же подвергается обвинению в том, что представленные в нем цифры «значительно занижены». Как и положено доктору наук, Шевяков не только констатирует факт занижения, но и дает ему объяснение. Оказывается, сотрудники ЧГК «не обладали политическим чутьем и методикой выявления фашистских злодеяний».

Вот с этим я вынужден категорически не согласиться. Чего-чего, но «политического чутья»у советских чиновников сталинской эпохи было в достатке. Без лишних напоминаний ЧГК приписала немцам расстрел в Катыни, выявила «фашистские злодеяния» в деле массовых расстрелов органами НКВД заключенных в тюрьмах Львова и Винницы. Так что если бы уже в 1945 году была поставлена задача раздуть число жертв до 18 миллионов, то сотрудники ЧГК отлично бы это учуяли. В противном случае сами бы вошли в общий перечень «жертв немецких оккупантов»…

Если же говорить серьезно, то полученные из отчетов ЧГК цифры действительно внушают очень и очень большие сомнения. Шевяков приводит данные по каждой республике СССР, причем с указанием процента погибших по отношению к довоенной численности населения (для РСФСР – по отношению к числу жителей, попавших под оккупацию, каковое число определено в 28 миллионов). В сводной таблице это выглядит так:

 

тыс. чел.

%

Латвия

313,8

16,5

Литва

436,5

15,1

Белоруссия

1547,0

15,0

Украина

3256,2

8,1

Эстония

61,3

6,1

РСФСР

706,0

2,5

Молдавия

61,2

2,4

Может ли это быть правдой? Конечно, нет. Накануне войны население Литвы составляло 2,9 миллиона человек, Латвии –1,9 миллиона человек. А число жертв гражданского населения в этих двух республиках оказалось в абсолютных числах больше, чем в России? И процент погибших в Латвии больше, чем в любой другой республике, включая Белоруссию – зону самых активных партизанских действий? Как это понимать? И что такое «жертвы оккупантов» применительно к Латвии? Никакого массового партизанского движения там не было и в помине; более того, Латвия была экспортером карательных полицейских батальонов, которые зверствовали на территории соседней Белоруссии и России. Никакого другого «террора фашистских оккупантов», кроме геноцида евреев, в Латвии не было, но и евреев накануне войны там было не 314 тысяч, а всего 90 тысяч (в соседней Литве – 250 тысяч). Весьма странно выглядит и соотношение числа потерь на Украине и оккупированных территориях РСФСР (3256 и 706). Даже с учетом того, что на Украине погибло порядка 1,5 миллиона евреев – странно… 

…Что же мы имеем в итоге обсуждения этой предельно грустной темы? Трагедия, пережитая советским народом, ужасна и не имеет аналогов в истории цивилизованного мира.

11 миллионов погибших военнослужащих.

5-6 миллионов мирных жителей, убитых и замученных фашистскими оккупантами.

Более 1 миллиона мирных жителей, погибших в блокадном Ленинграде и разрушенном дотла Сталинграде.

Неизвестное точно, но огромное (порядка 6-9 миллионов) число жертв сталинских репрессий.

И безбрежное море лжи.

 

Опубликовано в журнале "Медведь" №121, 2008


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое