Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

ДАЙТЕ МНЕ ДРУГОЙ ГЛОБУС. О том как эмигранты возвращаются назад

ДАЙТЕ МНЕ ДРУГОЙ ГЛОБУС. О том как эмигранты возвращаются назад

Тэги:

Шесть лет назад Владимир Путин подписал указ о госпрограмме переселения соотечественников в Россию. Тогда об этом говорили из каждого утюга, хотя, сказать по правде было непонятно, кого считать соотечественниками, куда переселяют. Затем все стихло. Как будто и не было ничего. Мы попросили нашего корреспондента Наталью ГУРОВУ выяснить, как же так. И оказалось, как-то так. Что-то где-то все же происходит.

 

Немного статистики:

176 тысяч человек изъявили желание поучаствовать в программе,  но только 70 тысяч человек прибыли в страну. 

С 1997 по 2010 год в Россию прибыло 3 798 586 человек из СНГ и 342 948 человек из стран дальнего зарубежья.

Переселенцы

 

Калуга

Государственная программа «Соотечественники» поощряет возвращение русских на родину. Только вот в Питер или Москву по ней не уедешь, там и так своих таджиков хватает. В основном в Россию возвращаются те же бывшие переселенцы, попавшие во времена СССР за пределы среднерусской равнины, осевшие в Таджикистане, Узбекистане, Казахстане, Киргизии. Но есть и те, кто приезжает из толстой, но сейчас немного похудевшей, Европы. Или из Израиля.

Калугу выбирают потому, что и к столице близко, и прелести русской жизни сохранены во всей их первозданности. По данным на 31 марта 2012 года УФМС Калужской области зарегистрировано 10536 соотечественников. Ожидается, что до конца этого года в Калугу приедут еще 3-4 тысячи переселенцев.

В субботний день электричка Москва-Калуга-1 забита до отказа. За пять минут до отправления место найти в душном вагоне не просто, поэтому мне пришлось выбирать то, что есть, и сесть рядом с потным подвыпившим мужиком.

Рядом сидящий кряхтел, пыхтел и потирал красную шею. Он вытащил «Судоку», но у него сломался карандаш. Он попросил меня одолжить ручку: «Я скоро отдам». Колпачок от ручки он заложил куда-то себе между ног. В вагоне было очень жарко. К счастью, чем ближе к Калуге, тем меньше людей оставалось в поезде. Они выходили на своих дачных участках, вынося с собой запах пота и агрессию. Да, электричка всегда мне напоминает место, где  сконцентрировалась злоба. Кто-то кому-то что-то не так скажет, и сразу ругань, отрыжка, иногда и драка. Вечно помятые с огромными задницами контролерши. Стаи безбилетников, которые проходят по всему составу в надеже скрыться от проверяющих. И при этом заунывные, выбивающие слезу, песни, которые как ни странно нравятся пассажирам. И зачем только эти милые репатрианты променяли свои Израили-Европы на Калугу? Что нашли они в этом среднерусском городке? 

Калуга

Калуга встретила солнцем и пьяными мужиками. Семен в разодранной оранжевой майке и Петр в трениках, матерясь, делили полторашку пива. За ними плелась черно-коричневого цвета собака, какими бывают только дворовые бесприданницы. Самое красивое здание в городе – вокзал, на котором большими буквами написано «Калуга». Рядом магазин «Магнит», столовая № 2 с еще тремя пьяными парнями, курящими у крыльца. Лужи с отражением цветущих деревьев. Развалившийся на скамейке папаша, с лица алкаш, вечно худеющая жена и двое пацанов-пострелов, которые пластмассовыми игрушечными мечами обрывали зеленые кусты.  Обшарпанные домишки желтого цвета, довольно милые,  если бы не их устрашающие жители. И да, в Калуге жил дедушка космонавтики Константин Циолковский.

 

Елена Краснова

Елена Краснова

Елена родилась в Москве, с родителями уехала в Ташкент, где вышла замуж. Когда она увидела, что ее дочь в ташкентском детском саду нарядили в длинный халат, тюбетейку и заставили петь узбекские песни, то просто испугалась.

— Я поняла, что для моей дочери в Ташкенте будущего нет. Да и время было такое, 98-ой год, все кто мог уезжали, мы тоже решили уехать.

Елена мастер спорта, призер Советского Союза по большому теннису, всю жизнь работала тренером, воспитала двух чемпионов Узбекистана, в конце 90-х переехала в Израиль. В этом ей помогла бабушка-еврейка и коллеги по работе, которые предложили тренировать не узбекских, а израильских детишек. Но уже полтора года как Елена живет в Калуге.

Хотелось посмотреть, как Елена обосновалась на новом месте, поэтому я предложила ей:

— А может быть, встретимся у вас дома?

— Нет, у нас много народу, неудобно, к тому же еще собака.

Ну, собака, так собака, подумала я. Хотя потом оказалось, что эта страшная собака карманный йоркширский терьер.

Елена рассказывает о своей жизни в Израиле:

— Каждый эмигрант проходит через уборки, мытье полов и посуды, работу в кафе, освоение языка...

Елена Краснова опускает глаза и теребит золотой перстень на пальце. Сложно себе представить, что эта женщина мыла полы. Ей повезло, что этот этап она преодолела, благодаря своему тренерскому опыту.

— На первых порах мне помогал английский, можно объяснить, мячик туда, мячик сюда кидай, но дети все равно надо мной смеялись, говорили, что я делаю ошибки, передразнивали. С годами я научилась отвечать и ставить на место. В конце девяностых в Ташкенте было бедно. Даже колбаса и та бывала не всегда. В Израиле же жизнь шла на лад. Полуголодных эмигрантов поражали залежи мяса, рыбы, овощей и фруктов по доступным ценам. По пятницам все семьи отправлялись за покупками. Вывозили полные тележки со снедью. А еще бесконечные цветы круглый год, пальмы и море. Вместо четырех сезонов в году – два, экономия и польза для здоровья. Но даже к таким, на первый взгляд, неплохим условиям семье Красновых было трудно привыкнуть. Муж Елены работал на улице в гараже, а самой ей приходилось выходить на тренировки в 3 часа по полудню, в самое пекло.

Елена говорит, что если женщина существо приспосабливающиеся, то мужчина нет. Ее муж, бывший военный, работал автослесарем и общался с такими же эмигрантами, поэтому за 14 лет иврит так до конца и не освоил. Именно муж уговорил Елену переехать в Россию. Он чувствовал себя там чужим, как и многие переехавшие в Израиль русские.

— У евреев есть даже такая шутка: пока жили в России – были евреями, переехали в Израиль – стали русскими.

Елена рассказала страшную историю об американской семье, которая приехала в Израиль. Муж сделался ортодоксальным иудеем и с женой решил развестись. По суду двоих детей отдали ему. Теперь мать ездит из Тель-Авива в Иерусалим два раза в неделю, чтобы их навестить.

— В Израиле у нас был небольшой доход, но мы могли себе многое позволить. Машину, например, могли, а квартиру нет. Благодаря Израилю, мы посмотрели мир. Живя в России уже полтора года, не могу сказать, что мы много выезжаем и что будем выезжать.

В Израиль они с мужем ехали из-за дочери, которой сейчас 22 и она служит в армии. Маргарита будет учиться и уже сейчас занимается электроникой для вертолетов. Елена мечтает, что ее дочь со временем попадет в крупную компанию Эль Аль, удачно выйдет замуж и родит детей. Маргарита выросла в Израиле и иврит предпочитает русскому.

— Когда меня спросили, не боюсь ли я переезжать снова, я сказала, что после Израиля мне уже ничего не страшно. И я себе сразу сказала, у меня другого не будет, нечего капать на мозги, надо устраиваться. После больших городов Калуга не очень, главное, что муж доволен, семья, все на этом и держится.

Когда Елена рассказывает о своем переезде в Россию, то явно грустнеет. Хотя тут же вспоминает про большой, недавно построенный дом. И за этот маленький кусочек и держится теперь Елена, чтобы чувствовать себя увереннее. Столько зыбкости в российской реальности для эмигрантов, взять ту же работу.

— Работа – больной вопрос для меня. Мне жалко терять свою профессию, но Калуга – не теннисный регион. Здесь есть два клуба, но мне сказали, что у них нет мест. Пришлось идти работать в школу. Я еле набрала 15 человек семиклассников. Дети не знают, что такое теннис. Они матерятся от мала до велика. Я говорю, ребята, ну как так можно. А они мне: а вы в первый класс сходите. Это у них шутка такая. Никто ни с кем не здоровается, занятия пропускают. Нет желания и знания. В Израиле я тоже это заметила, у людей нет желания серьезно заниматься спортом, ставить рекорды, все в свое удовольствие. Наверное, это общая тенденция. Но здесь в Калуге дети даже не знали, кто такая Маша Шарапова.

— А куда здесь сходить можно, что посмотреть? – спрашиваю я у Елены и ее мужа Константина

— В музей искусства не ходите, зря время потеряете, – говорит Елена

— Да, и что тут смотреть, две улицы и все.

— А музей космонавтики, Королев все дела?

— Он такой же обшарпанный, как и все остальное.

 

Андрей Штирц

Андрей Штирц

Андрею 41 год, он не смог найти работу по специальности, потому что в России компьютерную программу, с которой он работал в Германии, не используют, слишком дорого. ФМС нашла ему работу на юге Калужской области в деревне, инженером за 14000 рублей, но съемное жилье там стоит 15 тысяч. Поэтому работу он начал искать сам. До получения ВНЖ он обязан работать в Калуге. Нашел хорошее место в Москве, но устроиться туда не удалось из-за проволочек с документами. Дождутся ли его работодатели неизвестно. Какое-то время Андрей работал в Боровске. Здесь он понял, что задержка зарплаты на месяц - это нормально. Четыре месяца Андрей зарплату получал, но потом еще два месяца деньги не платили.

— Я не курил, закурил с такой работой. Сказал, что больше так не могу, уволился... А вообще живу я не для работы, — хлопнул себя по колену Андрей, — я работаю для того, чтобы жить. Я не бизнесмен. Высчитал, что 68 тысяч в месяц было бы для меня идеально. Но, конечно, нужна своя квартира.

Сейчас он живет у своей девушки. Она работает на складе. С ней он познакомился через онлайн-игру «Дикари». Их отношения завязались сначала в сети, а потом закрутились в реале.

— В Германии я жил очень хорошо. У меня был дом, работа, с которой бы меня никогда не выгнали, моя фирма, которая бы никогда не разорилась.

Андрей прожил в Германии 20 лет, а на 21-й переехавший в Россию. Родился он в Кустанае в Казахстане в семье поволжских немцев. Отец был завотделением челюстно-лицевой хирургии, мать работала в медицинском колледже, старший брат тоже медик. Андрей с восьмого класса работал в больнице, поэтому профессию выбирал недолго. Но в конце второго курса вся его семья переехала в Констанц, небольшой курортный городок на юге Германии. К тому времени там уже обосновался брат, на дворе был 89-й год, как раз последняя волна переселения немцев.

— Первая эмиграция не была осознанной. Я не мог оставить маму одну (отец Андрея умер за полгода до переезда в Германию), а она очень хотела переехать, она бы корила меня до конца жизни. Мне было 20 лет, почему нет? Но если бы не уехал, стал бы хорошим хирургом в Кустанае...А так, неплохой инженер.

Сначала жизнь в Германии Андрею очень нравились. Семья была обеспечена жильем, пособием, курсами немецкого языка, за которые выплачивали стипендию. Андрей жил в студенческом общежитии, веселился на всю катушку, уже через год купил себе машину, что для советского парня было пределом мечтаний. А потом поступил в мединститут, где отучился 4 года, но два раза провалил итоговый экзамен.

— Третий раз я сам не пошел сдавать, понял, что не смогу. Просто университет – это не для меня. Там слишком много свободы.

Но в Германии был выбор, для тех, кому свобода тяжелая ноша. Андрей отучился в Политехе и стал инженером. Вся электрическая проводка, которая есть в Mercedes, его рук дело. Ему удалось даже пережить экономический кризис 2001 года, когда многие немцы лишились своих мест. Несмотря на устроенную в бытовом отношении жизнь, Андрей нет-нет, да и поддался русской привычке рассуждать о смысле жизни.

— По Восточной философии существует два пути развития человека: «Золотая колесница» и «Алмазная колесница», - просвещает меня Андрей, — в первом случае люди стремятся стать счастливыми сами, а во втором сделать счастливыми других. Но я если буду неудовлетворен, то и другим ничего хорошего не сделаю. Тут речь не о деньгах, я еще недостаточно вырос, поэтому живу по золотой. Германия — это болото. Там у людей все есть, но  такое чувство что у них нет цели. Они живут от звонка до звонка. Я понял, что меня засасывает, и еще чуть-чуть и я потеряю интерес ко всему.

Чтобы спастись от немецкого сплина, Штирц пробовал заниматься спортом, стал дайв-мастером, по 200 километров в неделю ездил на горном велосипеде, потом пересел на мотоцикл и проехал от Германии до Ирландии. Но и это его не спасло. Говорят, что жить можно в Европе, а спастись только в России.

— По немецкому ТВ я один раз увидел репортаж о России, который меня поразил. Корреспондент спрашивал бабушку о том, чего ей не хватает. Она сказала, что булочную убрали за углом. Значит, если она об этом думает, то люди начали хорошо жить, значит они думают не только о выживании, но об удобстве, значит страна стабилизировалась. Я развелся с женой, она стала слишком немкой. Мне исполнилось 40, я подумал, если не сейчас, то больше никогда.

Андрей с азартом смотрит на меня и постоянно повторяет, что ему очень нравится в России. Он влюблен, самое время начать новую жизнь:

— Несмотря на то, что у меня тут куча проблем, я меньше зарабатываю, но чувствую себя здесь просто классно. Здесь энергетика другая. 

Таких как Андрей и Елена можно назвать эмигрантами со стажем. Когда они уезжали из СССР в первый раз, то переезжали по специальным программам, по которым дают: языковые курсы, жилье, пособие, работу. Получалась может быть и не легкая, но сносная жизнь. Что они надеялись получить здесь кроме родства с исторической родиной? Кто, что. Ответить на экзистенциальные вопросы в случае с Андреем. Или наоборот — покой и единение с семьей — в случае Елены. И несмотря на обшарпанные музеи и города, в Россию возвращаются. У каждого свои причины. Люди посмотрели мир и считают, что «там» своими так и не стали. Им кажется, что квест по превращению себя в русского здесь будет проще и увлекательней, чем превращение себя в еврея, немца или американца.

переселенцы


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое