Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры

ТЕАТРЫ РОССИИ. Мольер во флигеле

ТЕАТРЫ РОССИИ. Мольер во флигеле

Тэги:

 

Спектакль «Брак поневоле» (у него еще есть подзаголовок – «Мольер во флигеле») – это, конечно, история успеха. Два студента (режиссер Плотников и актер Максимов) вместе с с еще одним студентом и еще одним актером (Смирнов и Агафонов) поставили несколько учебных этюдов по Мольеру, да и не только по Мольеру, то есть вообще этюдов. Этюды, как мне кажется, вообще не предназначались ни для какого театра, это были разрозненные импровизации, полет фантазии, так сказать.

Однако мастер – Кама Гинкас – дал поставить им спектакль, и показать его людям.

Это удивительная штука, которая смотрится на одном дыхании, пьется как глоток вина, читается как стихотворение, и оставляет привкус терпкой горечи и в то же время какой-то сладкой задумчивости – о том, что все с нами происходит сейчас, сию секунду, и поймать это «что-то» далеко не всегда удается, а ведь в нем и есть весь смысл.

Ну, как вам сказать, я сейчас много над этим думаю – вот я иду, спешу, тороплюсь, планирую, пытаюсь что-то успеть изо всех сил, а зачем?

В чем смысл?

Смысл – он вообще в каком-то другом месте находится.

Вот актерам и режиссеру – здесь во флигеле – это удалось, поймать этот ускользающий смысл.

Поймать это «что-то». Нет, они не пригвоздили его мертвой бабочкой на железную иголку, не разъяли вечность на атомы, а как-то иначе с ней обошлись – навели на нее, эту самую вечность, какой-то свой лучик, что ли. И вечность осветилась в темноте.

В маленькой камере обскуре.

Сганарель у Мольера – персонаж противный. Назойливый дилетант, несмешной обманщик, вредный, короче говоря, и нелепый в то же время персонаж.

Здесь он прилепляет себе клоунский нос, натягивает на глаза шляпу, голос его становится тихим и застенчивым до невозможности, до полного умирания.

Андрей Максимов – это совсем новое лицо в ТЮЗе, он уже получил роль в знаменитой «Даме с собачкой», и органично вписался в эту действуюую модель Сганареля, чем-то напоминающего Подколесина из «Женитьбы», только без слуги, без Агафьи Тихоновны, без этого тяжелого, жирного, слишком плотного гоголевского мира – этот Подколесин-Сганарель, намеревающийся жениться, весь мир превратил в вопрос, в возможность, в загадку, в рассыпающуюся то ли теорему, то ли шараду, и мир отвечает ему тем же – он шатается, меняется, рассыпается, исчезает каждую секунду.

Я не знаю, с чем сравнить эту игру – да, с клоунадой, конечно, но такой нежной, такой задумчивой, что, пожалуй, вспоминаются лишь Олег Попов и Енгибаров, а вовсе не Никулин, да и то, пожалуй, тут, на сцене ТЮЗа все же не смех, и даже не бесконечная ирония, а лишь бесконечное разгадывание – а зачем, собственно, весь этот мир явился перед моими глазами? (Спрашивает нас клоун-Сганарель).

Ты все время как бы слушаешь легкий ветерок, слышишь все время бесконечный бессмысленный разговор, или – играешь с какой-нибудь забытой детской игрушкой на холодной веранде, на осенней даче.

Это удивительное ощущение счастья. Которое непонятно откуда приходит. Грустные там есть образы – например, дама сердца, которая состоит из вешалки, шляпки и шарфика, но образы сменяют друг друга настолько быстро, что найти в них ответ на вопрос ты не успеваешь. Мир создается буквально из ничего (так, например, появляется в спектакле невидимая вода, в которую страшно наступить, или игрушечная дуэль, в которой, как кажется, можно погибнуть по-настоящему). Спасительное конфетти, которое разбрасывает время от времени Сганарель – это, собственно, тоже попытка спастись от этой немыслимой неустойчивости мира, его загадочной плоти, уйти в праздник, в шутку. Но не получается.

Как в жизни. Все меняется, и все остается.

Я не знаю, может ли такой спектакль стать «новым лицом» неожиданно помолодевшего ТЮЗа, но то, что он открывает какую-то эпоху во мне, как в зрителе, это совершенно точно.

Есть, знаете, какая-то усталость от мира. От его информации. От его агрессии. Вопрос «а стоит ли мне жениться?», лукаво заданный героем Мольера, тут, во флигеле, превращается в другой – а стоит ли мне жить, вот тут, вот сейчас, с громко орущим телевизором и грохочущим парадом?

И ответ не очевиден.


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое