Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Репортаж

Минский дневник. Очерк Марианны Гончаровой

Минский дневник. Очерк Марианны Гончаровой

Тэги:

 

Когда начались протесты в Беларуси, мы даже не смогли к ним дозвониться. Мы стучались во все сети, где были страницы наших друзей из Минска и Витебска, никто не отвечал. Мы писали: «Где вы? Где дети?» Они не отвечали. Наконец, наши друзья стали писать. По мессенджеру, на почту… Перед выходом из дома чистили телефоны, чтобы все эти послания не использовали против них при аресте. Когда я поняла, что в итоге эти «письма из Минска» остались только у меня, я поняла, что нужно их опубликовать. В результате собрался некий «минский дневник». В нем использованы сообщения этих тяжелых и вместе с тем прекрасных дней от нескольких моих знакомых

Марианна Гончарова

 

Все началось в декабре с подписанием интеграционных карт. Сдал страну или нет? Молимся о независимости. Потом – Ковид. Изолированная Беларусь, в которой люди умирают от легочной недостаточности, но вируса нет. Школьников свозят автобусами на хоккей. Все страны поддерживают своих граждан: информация, правила гигиены, штрафы и локдауны. И также пособия, выплаты бизнесам. Но не здесь. Народ частично ушёл в самоизоляцию. Рухнул турбизнес. Но политика игнорирования проблемы ударила по уязвимой части общества – старшему поколению 60+. Пасха, переполненные церкви, толпы в супермаркетах привели к первой реальной волне с тяжелыми случаями в реанимациях. Пошли первые слухи о скрытых смертях и диагнозах. Минздрав быстро перешёл к хамоватым ответам. Люди умирали в наглухо закрытых больницах, без связи, без доступа к ним.

Волонтеры собрали деньги и закупили маски и другие средства защиты врачам. Врачам возили обеды. Некоторых врачей, публично обратившихся за помощью, уволили.

В мае  особенно – Литва снимает жесткие ограничения, Кипр снимает локдаун. В Беларуси пик и все беспросветно. План – быстренько пересидим – не сработал. Почему здесь жизнь людей не важна? Умерла молодая совсем мама подруги. Папа друга. Мама знакомого…

И тут начался внезапный предвыборный треш.

Выдвинулись неожиданные кандидаты: Цепкало и Бабарико.

Активизировался Сергей Тихановский, вынужденный поддерживать свою жену – Светлану. Грубоватый блогер пугал многих аналитиков и думающих людей. Но его единственная цель – честные выборы потом. Факт провокации при задержании Сергея стал стартовым выстрелом беззакония и борьбы с ним. Публичная провокация, организованная с помощью проститутки, стала первым звоночком унизительно-наглого давления на народ. Его посадили, и он сидит до сих пор.

Бабарико, известный своими пророссийскими высказываниями и успешным менеджментом российского банка, вызывал наибольший интерес – со всех сторон. Не верилось, что человек с мозгами и жизненным опытом идёт на реальный физический риск. Поскольку все кандидаты предыдущих лет в итоге сидели, ломали здоровье, судьбы свои и своих семей.

За месяц Бабарико реально удалось перетянуть на свою сторону огромное количество людей. Его увидели и услышали. Команда оперативно сменила его имидж: непосредственный, позитивный, любит страну, верит в народ. Интервью, ролики, сердечки – все отодвигало идею его пророссийскости на задний план. Очевиден был его успех как менеджера и демократа: штаб, волонтеры, месседжи – все было на достойном уровне для непривычного белоруса. В очередях к «Стране для жизни» Тихановской тоже стояли толпы. Часовые очереди, чтобы отдать подпись, люди в масках соблюдают дистанцию. Сказка.

*

14 июня

Арестовали  друзей Бабарико – сотрудников банка, которым он управлял до начала подготовки к выборам. Изымают чужие деньги из ячеек банка. Арестовали коллекцию картин, которые купил и привез в Беларусь банк, это в том числе работы Шагала, Сутина, Бакста… Все это выглядит актами устрашения. «Ева» Сутина, купленная для Беларуси почти за 2 млн долларов, стала символом протеста – «евалюции».

*

18 июня

Арестовали Бабарико и его сына. К ним не пускают адвокатов. Народ быстро выходит на улицы. Цепи солидарности, гудящий город. Мне кажется, что началось свободное лето. Бабарико не допустили потом к выборам.

Аресты, избиения на улицах по вечерам.

*

24 июня

Испортилась вода в кранах в половине микрорайонов Минска. Было предположение, что это попытка отвлечь внимание от преступлений, как это было со взрывом в метро в 11 году. Люди, наученные Ковидом, организовались тут же, обеспечили нуждающихся бутылками питьевой воды – привозили из тех районов, где она была в магазинах, относили домой к тем, кто на самоизоляции. Хамство и ложь теперь демонстрировали ЖКХ и Минскводоканал.

*

Слово июля – солидарность.  Из 2,5 тысяч активных граждан, желающих попасть в избирательные комиссии – попало 8 человек.

6 августа

Собрались люди на митинг Тихановской, а власти его отменили. И диджеи включили Цоя -– «Перемен». Их задержали. И город включился. Ленты на руках, «Перемен», «Муры», «Грай» из окон машин, велопрогулки с флагами, гудящие машины... Атмосфера! Но после 10 вечера – задержания.

9 августа

Странными выглядят призывы оппозиции идти к Стеле к 10 вечера. Все это время главный вопрос: какой план? Единственный ответ: нас будет много, и мы победим... Всех, кто сомневался, забрасывали критикой и презрением.

Возле стелы, во всех районных пунктах сборов, возле школ, где избиратели ждали протоколы и результаты выборов, везде людей ждал омон. Люди вышли в центр к 11 ночи. Стрелять светошумовыми гранатами и резиновыми пулями начали без предупреждения.

Жесткие задержания, стрельба по окнам и людям на балконах.

Нас было очень много и все гуляли до 3 утра. Дороги были переполнены, пробки, опять флаги и эйфория. Музыка и белые ленты на руках, и одновременно взрывы, грохот щитов ОМОНа, выстрелы.

На видео видны провокаторы – ночью в типичных солнцезащитных кепочках тихари, сооружающие баррикады. Эти видео потом покажут по госканалам.

*

Сейчас говорят, что ОМОН был накручен: им показывали видео якобы убитых омоновцев, личные угрозы милиции. Везде они били с одними и теми же фразами – «сколько вам заплатили», «зачем вам рабство в Америке», «зачем вам Майдан» и вечное «Вы хотите как в Украине?». А что там не так, никто из них не знает.

Мальчики в ОМОНе -– из нищих деревень, мечтавшие о мести городским мажорам. Единственный шанс получить работу. Патриотизм, преданность президенту -– эти идеи настояны на вседозволенности.  Думаю, даже при Сталине так не было.

12 августа

Кто-то же отдал эти приказы: об убийствах, беззаконии, лжи, фабрикации дел.  Кто-то… Сотрудники локальной милиции рассказывали, что на общих собраниях были представители из Минска с разрешением жестко пресекать любой протест. Разумеется, письменных приказов нет.

Появился интернет и первые свидетельства невероятной жестокости. Захлестнуло отчаяние.

14 августа

Сижу в чате с Окрестино, дала свои телефоны, жду, хоть что-то могу сделать для людей. Буду вывозить своей машиной тех, кого выпустили. 

Это ужас! Эти нелюди избивают смертельно уставших, измученных, переломанных людей даже перед выходом. Не отдают вещи. Люди затем часами стоят, чтобы забрать вещи и телефоны. Это не средние века, не Камбоджа, это Минск. 21 век. Люди некоторые выходят полуголые. В одних трусах. Кого-то несут.

Задержано по стране 7000.

*

12,13, 14 августа.

 Днем атмосфера была нереальной: все машины с флагами, женщины с цветами, собрание Координационного совета. Водители резко стали предупредительными. Появилась Надежда.

*

Весь август каждый день – плюсик в копилку надежды, но мы боимся этого чувства. Вышли заводы, начались забастовки. Вижу как скандирует Тракторный завод «Жыве Беларусь» – и впервые после 9 августа плачу, обнимаемся с мужем – неужели мы дожили до такого момента?

В магазинах, метро, на площадях  около театров люди поют «Магутны Божа», «Купалинка», «Перемен», «Муры»…

Интересно, что после 9-го августа резко забыта символика объединённого штаба. Все достали, сшили, нарисовали исторические флаги. Никаких белых лент больше – мы белорусы. Ощущение, что белорусы накопили такой потенциал самосознания, что сейчас просто взрыв.

16  августа, 23,  30 августа.

По вокресеньям на улицы реально вышли все. Море людей, флаги огромные, возвышенное чувство.

Между выходными выходят на Площадь Независимости. Поют народные песни! Танцуют народные танцы! Не верю своим глазам… Мечтаю отвести туда маму – но… пока боюсь.

1 сентября

Ситуация изменилась. В ВУЗах начались жесткие захваты. Бьют лицеистов около входа в лицей – 15-17 лет!

Тихари во время всех митингов говорили: потом вас всех заберут. В толпе всегда были люди в штатском с видеокамерами. Известно, что вся идеологическая вертикаль знала о каком-то «потом», о том, что идентифицирован и наказан будет каждый. И явно они этим и занимались.

2 сентября

Оказалось, что очень много людей не подозревали, что такое пытаться делать здесь независимый бизнес. Невозможно обеспечить себе защиту честной работой.

Посадили 4 руководителей IT-компании, помогавшей переучиться силовикам, бросившим службу. Насилие в ВУЗах и около костела. Не нравится – уезжайте. Если бы не ковид – наверняка уехали бы толпы, но как?

*

Кажется, психика адаптируется к насилию. Волны внимания – к журналистам – к судам. Беспредел открытый. Судьи безразличны как роботы, им все равно, даже видимость правосудия не соблюдается. Тем временем в страну въезжают все новые и новые войска соседей? На учения?

4 сентября

Насилие пошло по новому кругу. Задерживают повторно тех, кто написал заявления о травмировании в тюрьмах, о раненых на улицах.

Мальчик после комы, которого покалечили в МВД, доведён повторно до реанимации и на камеру ТВ говорит, что у него нет претензий и он раскаивается. Лёжа под конвоем в реанимации, без адвоката, без родных...

Нет ничего правдивого в действиях власти, все построено на лжи.

Лживые закрытые выборы, отсутствие внешних наблюдателей,  нечестный подсчёт, фальсификация явки на досрочном голосовании. Аресты, увольнения несогласных. Аресты стачкомов. Но у нас нет опыта быстрой смены лидеров. Люди боятся не только за себя – за семьи, за близких. Люди бедные – без зарплат рабочим не за что жить. У активных врачей, которые помогали раненым, забирают арендное госжилье. Уволившиеся актёры лучшего нашего театра потеряли арендные квартиры.

*

 Уволившимся актёрам собрали всем миром новую аренду на жильё!

6 сентября

 Новые волны арестов на митинге.

Опять бьют днем, при всех. Начальник милиции разбил дубинкой окно в кафе – в центре города! Все в штатском. Он единственный без маски. В соседнем магазине продавцы спрятали людей и выключили свет – ОМОН их не заметил.

 

8 сентября

Разрушено доверие к миру, но пока есть вера в цель.

Ни у кого нет понимания – как именно произойдёт передача власти. Конечно, главное сохранить протестную волну. Но может быть, нельзя терять время, важно делать что-то прямо сейчас, что не даст заморозить ситуацию? Найти реальных лидеров или привлечь прежних.

9 сентября

 Арестован или выслан весь основной координационный совет, кроме Алексиевич. Ее  приехали защищать послы ЕС! Люди, которые тормозили толпу, призывали к мирным переговорам – в тюрьме или выкинуты за границу.

Как пережить эту боль? Страх?

Как делать хоть что-то, что остановит беспредел, сохранит независимость страны.

Как жить?

Я радуюсь, что засыпаю в своей кровати. Боюсь проснуться.

Радуюсь, что проснулась сама.

Впитываю красоту людей в городе.

Боюсь ехать домой.

Боюсь писать, читать, «лайкать», ставить фото.

Боюсь звонить друзьям после митингов и цепочек.

Боюсь думать.

Боюсь, когда звоню мужу и детям, а они не сразу отвечают.

Боюсь звонков с незнакомых номеров.

Боюсь, что муж поехал в офис – вернётся ли?

Начало отпускать, когда стали приезжать на пару часов друзья.

Когда узнала, что кто-то из важных мне – уехал далеко.

А пока… Просто чай. Разговор. Будто бы подержались за руку. Звуки в ушах от взрывов гранат затихают.

*

Приехали те, кто изначально был против всех альтернативных кандидатов – но сейчас они на митингах тоже. Мои друзья все выходят на митинги – иначе можно сума сойти. Некоторые бросили работу, сидят на воде и хлебе, но каждый вечер идут в город.

Говорить, что беларусы сами должны решить эту проблему, потому что они сами допустили это – это все равно, что евреям в 1938 рассказывать, что они должны были сделать, чтобы не допустить хрустальную ночь. Или в СССР в 1937 году призывать жертв террора к единству.

Нам необходима немедленная внешняя помощь. Не нужно ждать. Нельзя ждать!

*

Как смириться с тем, что главный вопрос этого лета «Зачем?»

Зачем скрывать смерти от Ковид?

Зачем забирать и прятать частную (банковскую) коллекцию картин знаменитых белорусских художников?

Зачем сажать сына кандидата в президенты?

Зачем скрывать реальные подсчеты?

Зачем -– не пускать людей в комиссии?

Зачем бить мирных, безоружных людей? Зачем ломать велосипеды и избивать случайных прохожих за два месяца до выборов?

Зачем рисовать 82 процента победы, когда на некоторых участках цифра – 12-30 процентов?

Зачем обманывать, что очереди голосовавших хотели голосовать за старого президента?

Зачем устраивать трое суток террора после выборов, трое суток нарочитого насилия, садистских издевательств, убийств?

Зачем натравливать ОМОН на мирных людей?

Зачем стрелять в окна многоэтажек? Зачем стрелять в безоружного с 20 метров? Зачем в ноги девушке бросать две светошумовые гранаты ? Зачем в камеру на 6 человек впустить 75 и потом распылить туда газ?

Зачем забивать до смерти и затем вешать труп человека, который просто вышел на мирный митинг?

Зачем скрывать контакты задержанных и их местонахождение?

Зачем ОМОНу гонять по дворам в машинах скорой помощи?

Зачем избивать и мучить  мирного врача так, что его спасают в реанимации?

Зачем ломать пальцы пианисту?

Зачем помечать краской врачей и избивать их особенно сильно?

Зачем топить того, кто отказался подписать протокол?

Зачем жестко арестовывать артиста на глазах беременной жены с помощью 5 омоновцев в полной форме?

Зачем арестовывать идущих сбоку журналистов на митингах?

Зачем закрывать в главном костёле молящихся людей?

Зачем натравливать российских ботов на исторический флаг, под которым давал присягу президент? Если во всех странах нет уже советских флагов – и только в Беларуси – есть.

Зачем выходить с автоматом против людей?

Зачем арестовывать команду спасателей, которая доставала из воды бегущих от ОМОНа?

Зачем запускать в эфир фейковую запись переговоров?

Зачем называть народ «овцы», «народец», а сотни тысяч митингующих  – «всякая дрянь», «наркоманы», «проститутки», «крысы»?

Зачем обвинять соседей с Запада в подстрекательстве, хотя Европа вообще пропустила подготовку к выборам в этом году?

*

Мой младший сын чудом не ехал мимо толпы, которую тащили в автозаки. Он просто катался на самокате, но туда выгнали людей от рынка, и он догадался развернуться.

Те, кто потакают происходящему, передаче власти террористу, те, кто оправдывает насилие и участие в обмане – тот запачкан в крови.

Знать о преступлении и не пытаться остановить – соучастие.

 

Активизировались боты из-за помощи Литвы и Польши. Но это же нормально, когда соседи помогают? Мы в шоке от стиля и тона комментариев в интернете, мы не привыкли к хамству и манипуляциям.

Мы понимаем, что вместе с демократией придётся и защищать ценности. Когда мы поймём и поверим, что наша страна не хуже всех 5 наших соседок? Когда реально откроются границы, все будут в шоке – насколько круче развит бизнес в России, насколько больше творчества в Украине, насколько лучше инфраструктура в Польше, лучше социалка в Литве. Но уверена, наши умные люди быстро научатся всему. Дело не  в размере страны. Дело в системе. В Вильнюсе (300 тыс население) –  10 русскоговорящих школ. В Минске (2 млн население) –  7 белорусско-говорящих. Этот национальный подъем не против кого-то из соседей. Мы не будем выбирать. Как и все страны, мы будем строить нормальные отношения со всеми соседями.


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое