Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

МЕДЕЯ. Премьеры Гоголь-центра

МЕДЕЯ. Премьеры Гоголь-центра

Тэги:

«Медея» Эврипида поставлена Владиславом Наставшевым. В «Гоголь-центре» молодой рижский режиссёр произвёл огромное впечатление на московскую публику спектаклем «Митина любовь» и оригинально завершил «кинотрилогию» Гоголь-центра спектаклем «Страх» по мотивам фильма Фассбиндера. То есть Наставшев стал центральным режиссёром команды Кирилла Серебренникова. Может быть потому, что рижанин, получивший режиссёрское образование в Лондоне, универсален, ведь он делает всё сразу – художник по костюмам, композитор и просто художник своих постановок. Просто режиссёр. Если он когда-нибудь сыграет в своём спектакле, то станет и вовсе универсальным человеком театра.

Всё понимается, осознаётся, определяется, исходя из сравнения, так уж устроен рассудок. В науке вообще без ссылок никуда. Даже если мы ничего не упоминаем, ни с чем не сравниваем, опыт подобного видения, сравнения в театральной критике – определяющий. В лучших, идеальных случаях это подобие не связано с театром, а может находиться в памяти детства, в памяти вчерашнего дня. Но в данном случае тема настолько популярна в мировом искусстве и глубока, что можно вспомнить пару примеров.

Сильнейший, во всех смыслах, спектакль Анатолия Васильева по пьесе Хайнера Мюллера «Медея. Материал» с Валери Древиль. Думается, все, кто тогда присутствовал в подвале на Поварской или в ШДИ, ощутили некий переворот в сознании. Колдовские древние горловые звуки, издаваемые обнажённой Медеей, не были ни французским, ни вообще языком, изучаемым филологами. Это были заклинания древней менады, раздирающей козлёнка во славу Деметры. Удивительное дело, но Васильев точно показал ту сторону древней магии, что сильна по-прежнему – воздействие словом. Только теперь это называется НЛП, прости господи.

Медея

Другая замечательная вещь – фильм «Медея» Пьера Паоло Пазолини с Марией Каллас. Там такой же минимализм, что и у Васильева, если иметь в виду первую часть фильма, где молча, сосредоточенно вершат жертвоприношение человека во славу той же Деметры. Юношу душат на кресте и разрубают на куски, чтобы оросить его кровью лозу, чтобы зарыть его сердце на поле. Удивительно, но Медея, жрица древнейшего культа, произносит в фильме те же слова, что и  булгаковский Воланд, подносящий чашу с жертвенной кровью Маргарите. Кровь превращается в семена новой жизни. У Пазолини Медея спокойная всевластная повелительница ритуала, совсем не вакханка. Её трагедия семейная, психологическая, никаких колдовских чар на Ясона она не накладывает. Но Колхида Пазолини – колыбель Эллады, потому все аргонавты туда и плавали.

Гуна Зариня в спектакле Гоголь-центра играет эринию, богиню мести. Она легко справляется с Креонтом (убедительный Вячеслав Гилинов), прикинувшись маленькой девочкой. Она скручивает в жгут Ясона и вестника одним движением бровей. Ясона потому скручивала, что опять стала одержима Эротом, а вестника –чтобы выдавить из него признания о мучениях невесты Ясона, отравленной поднесённым детьми Медеи подарочным пеплосом. Характерно, что ни у Еврипида, ни у Пазолини с Васильевым нет таких магических действий Медеи, в духе триллера класс Б. И это странно, что нет, ведь она главное лицо многих, десятков мифов «аргонавтического» круга. Да и не человек она, дочь колхидского царя Ээта и океаниды Клитии.

Медея

Медея в этом спектакле – Лев, но Ясон совсем не Единорог. Схватки нет, есть лёгкая магическая победа колхидки. Магию с восторгом наблюдают зрители, когда брутальный Михаил Тройник, игравший Ясона, улетает на край помоста от одного движения головы Медеи. Взрываются искрами софиты на потолке и с грохотом падают прямо перед зрителями. Всё рассчитано специально приглашёнными иллюзионистами. Куда опаснее был трюк Медеи на стуле, с зависанием над бездной на паре задних ножек стула. Кстати, это единственный реквизит спектакля – два стула. Видимо, стулья – любимая вещь режиссёра, который массу пластмассовых стульев и столов  использовал в «Страхе», где они изображали что угодно, от денег до настроения героев. Это правильный минимализм.

Звук был устроен мощный, квадро хай дефинишен, рёв виолончели периодически обходил по кругу малый зал. Наверное, это было вместо хора богов. На сцене же пели два мальчика, Елисей и Артемий, дети Медеи, приглашённые из детской музыкальной школы им. Щедрина. Песня детей о Колхиде, в ритме нарастания одержимости Медеи эринизмом, пыталась смягчить зверские крики  Медеи. Такая Медея напоминала о той самой, неистовой васильевской Древиль.

Эриния не уступала нежным детям,  пока Медея в беспощадную фурию не превратилась. Одержание духом мщения ужасно. Дочь тьмы Медея не вняла детским печальным гимнам Колхиде. Чтобы насладиться местью Ясону, задушила детей. Гордыня Медеи безмерна, вот горе. С другой стороны, разве она не полубогиня, вершащая расправу над любым клятвопреступником? Так ведь Ясон того не стоит, вот в чём несостыковка мотиваций Медеи-человека и Медеи-нимфы, и это отчётливо проступает в спектакле.

Медея

Итак, спектакль короткий, яростный, построен на дуэте детей и Медеи. Ясон совсем не причём, он здесь – случайный эрот, вовсе не аргонавт. Из-за этого чувствуется «недовложенность» смысла. Гунна Зариня играет мощно, она и выглядит на сцене очень тренированно, пластика её вкрадчива, подобна львице она двигается. Вот если бы она играла просто Медею, алкоголичку, обезумевшую от ревности, без всяких магических фокусов, тогда другое дело, у нас каждое первое убийство – бытовуха и кошмарное мщение. А колдунья, принцесса Колхиды, но притом брошенная жена – человеческое, слишком человеческое. То ли дело бытовуха…

 Может, этот недостаток коренится уже в тексте Еврипида. Однако  «магические» операции с людьми, сопровождающиеся львиным рыком, намекают на греческий миф. А играть миф – забыть о Еврипиде, вот в чём дело. Вывод: в ряд с фильмом Пазолини и игрой Древиль у Васильева этот спектакль не поставить, но цепляющие моменты, пронзительность была – спасибо Владиславу Наставшеву за детский хор, мощную музыку, фокусы и Гуну Зариня.   

Фото предоставлены Гоголь-центром


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое