Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Интервью /Зона вылета

Максим Суханов: нам нужен парадокс

Максим Суханов: нам нужен парадокс

Тэги:

Фото: Владимир Клавихо-Телепнев

На фото: Максим Суханов с младшей дочерью Софьей

 

– Максим, тебе скоро будет 45. Итоги какие-то промежуточные подводишь, что-то оцениваешь?

– Нет, я скорее оцениваю, что моей бабушке 94. И она прекрасно себя чувствует! Что же касается моего «детского» возраста, то я очень рад тому, что до сих пор занимаюсь любимым делом, и тому, что взросление меня не пугает.

– Считается, что чем старше человек, тем труднее его удивить. Тебя сейчас что удивляет?

– Меня удивляет, допустим, что в Японии сумели вырастить зуб, или то, что ведутся разработки в нанотехнологиях, изучаются возможности увеличения памяти мозга с помощью какого-то чипа. Все это мне очень любопытно.

– Ты не летаешь на самолетах.

– Да, я очень люблю ездить на машине или поездом.

– Что интересного можно увидеть, путешествуя на машине?

– Многое. Вот в Финляндии было наблюдение интересное. У них есть праздник всех выпускников. Много финнов приезжает в Хельсинки из разных городов в белых фуражках, похожих на морские. Ну очень много людей выходит на улицы. И они начинают веселиться и пить.

– Пить что-то крепкое?

– Ну да. Весь день, весь вечер, всю ночь они пьют. И когда ты гуляешь, то практически проходишь через множество стоящих, лежащих, сидящих пьющих людей, но при этом находящихся в потрясающе счастливом состоянии. Поэтому, гуляя среди них, ты не испытываешь никакого чувства опасности и радуешься вместе с ними. Чего, конечно, не скажешь о наших уличных гуляньях с крепкими напитками…

– Сейчас к выходу готовится сразу несколько фильмов с твоим участием: «Мишень», «Утомленные солнцем-2», «Человек, который знал все», «Обитаемый остров». Это такой подарок зрителям, поскольку в последнее время тебя не очень часто можно увидеть в кино. И вдруг всплеск.

– Эти картины появятся в прокате не одна за другой.«Человек, который знал все» выйдет, скорее всего, в феврале, а «Обитаемый остров» – в январе, там у меня эпизодическая роль. И, дай бог, только к концу весны выйдет «Мишень». А премьера «Утомленных солнцем» должна состояться в 2010 году.

Максим Суханов

– До «Утомленных солнцем» ты с Никитой Михалковым никогда не работал и даже не был с ним знаком.

– Да.

– Говорят, он предельно деспотичен, прямо Сталин какой-то, которого ты, кстати, и играешь в этом фильме?

– Нет. Он потрясающе работает с актерами и создает настоящую творческую атмосферу на площадке для всей съемочной группы. Все, что он делает, интересно, не шаблонно. Благодаря его энергии после съемок не падаешь, как высосанный, без сил, а, наоборот, силы твои вырастают. Такая работа, когда смысл и суть происходящего отвечают моим представлениям о полноценности совпадения отношений актера и режиссера, мне очень нравится, это подкупает. И еще одно качество Михалкова, которое не многим свойственно: он восхищается талантом других...

– Что происходит в твоем продюсерском центре?

– У нас есть заказ от НТВ на двенадцатисерийную работу.

– Комедия?

– Боевик.

– Ты там будешь играть?

– Нет, играть не буду. Я не успею, не смогу просто. Потому что у меня в театре намечается новая работа, плюс еще, возможно, я буду сниматься в фильме по Акунину «Шпионский роман».

– Ты еще писал музыку для кино как композитор.

– Писал, но не для фильмов, а для спектаклей. Для фильмов так и не получилось. Но это уже давно было, и такое ощущение, будто и не я это писал… Сейчас ничего, кроме игры на фортепиано под настроение.

Максим Суханов                  Максим Суханов

– Скажи, ты боишься будущего, у тебя есть по этому поводу чувство тревоги?

– Чувство тревоги? За какое будущее?

– Ну за свое, за будущее детей.

– За своих детей я всегда волнуюсь, за себя – гораздо в меньшей степени. Но в связи с геометрической прогрессией роста народонаселения в Китае у меня особого беспокойства нет. Все будет хорошо, потому что китайцы – мудрая нация.

– Ну пока мы не живем по фен-шуй, тебя, например, как отца двух дочерей, не беспокоит ситуация в стране (я сейчас про мораль и культуру)?

– Я думаю, что в нынешнее время детям, безусловно, сложнее найти коммуникацию со взрослым миром, потому что цинизм и ложь сейчас цветут буйным цветом, и дети, конечно, подсознательно этому сопротивляются, потому и стараются уйти от мира взрослых кто куда… Меня это, с одной стороны, расстраивает, а с другой – я понимаю, что если стержень личности есть в ребенке, то все будет в порядке.

– У тебя есть какой-то свой алгоритм воспитания детей?

– Нет, я просто стараюсь с ними разговаривать более или менее на равных и не о ерунде.

– То есть стараешься быть серьезным?

– Да. Но не всегда удается, и поэтому на их языке я тоже разговариваю.

– В интернете ты сидишь?

– Нет. Не сижу. Я проверяю почту.

– А новости как-то отслеживаешь?

– Ну нет. Я думаю, что новости и в интернете, и по телевизору, и по радио, и вообще в какой бы то ни было форме очень расстраивают нервную систему. Это совершенно точно. Поэтому я стараюсь держаться от них подальше...

– Но ведь ты смотрел, наверное, новости во время войны в Южной Осетии?

– Очень фрагментарно. И информация и с той и с другой стороны носила тенденциозный характер. Если же говорить о войне вообще, то мне кажется, что любое действие, которое несет агрессию и гибель людей, является варварским и необоснованным.

– У тебя не было желания поехать в зону конфликта? Ну если не воевать, то, может быть, понять что-нибудь для профессии?

– Для профессии нужно другое. Для этой профессии нужны гармония, любопытство и метафизический страх за то, чтобы не «покрыться плесенью». А ехать на войну, которую развязали неумные люди, да еще, возможно, желая заработать денег, безответственно и по отношению к себе, и по отношению к родным. Другое дело, если ситуация будет вынужденной…

Максим Суханов

– Вернемся к телевидению. Оно тебя как зрителя раздражает, пугает или, может, наоборот?

– Телевидение сегодня пугает тем, что оно не выполняет просветительскую функцию, чем, на мой взгляд, оно должно заниматься, учитывая массовость потребления. И за то, что его не используют в этом смысле для народа, не используют в векторе развития культуры, государство будет нести большие убытки во всем сокровенном и уникальном с точки зрения морали и эксперимента, а значит, и с точки зрения развития государства как свободного. Я думаю, что очень правильно именно над такими вещами задуматься, потому что это позитивный фон. Но столько уже было сказано… А воз и ныне там!

Как человек, дважды сыгравший Сталина, ответь на главный русский вопрос: что делать?

– Тут нет какого-то рецепта – выписали и сейчас будем делать. Я вообще склонен думать, поскольку наша страна очень сказочная, хотя люди и могут говорить, что чудес не бывает, но при этом где-то в мозжечке все равно откладывать, что «нет-нет-нет, должно произойти чудо»…Я думаю, что в нашем неповоротливом пространстве, кроме чуда, ничего больше вроде помочь и не может. Все остальное, сколько бы ни говорили, не поможет. Россию, как ни странно, всегда взбадривали и изменяли парадоксы. Вот я думаю, что Иван Грозный был, конечно, парадоксален для своего времени. Слишком парадоксален был Петр I. В том, что он делал и как он это делал. Конечно же, был парадоксален и Сталин.

– А сейчас парадоксов нет?

– Ну сейчас какие парадоксы? Как у Жванецкого, помнишь, было? «И доброта у людей есть, но к раненым в бою! Не на мостовой под “Жигулями”, а в степи под курганом! Там ты сидишь без мыла, без ракет и точно знаешь, где свои, где чужие, а здесь нечетко…размыто!!! Граждане воруют – страна богатеет, в драке не выручат, в войне победят».

 

Опубликовано в журнале «Медведь» №124, 2008


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое