Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Литература /Проза жизни

Максим Стишов. Маленькие рассказы

Максим Стишов. Маленькие рассказы

Тэги:

 

О, времена, о, нравы!

Подростком Зайн с подачи отца стригся в дорогой парикмахерской на улице Горького у мастера Бори. Однажды Зайн пришел как всегда вовремя и обнаружил в Борином кресле какого-то мужика в модных югославских ботинках. Боря взял Зайна под локоток и защептал: «Тут такое дело... Это государственный мужик, сам понимаешь... Давай завтра, я – утром. Или послезавтра вечером. Сможешь?» Зайн для маскировки пришел послезавтра вечером, но с тех пор больше у Бори не стригся. Парикмахерскую он менять не стал, а просто выяснял, в какую смену работает Боря, и приходил в другую. Однажды что-то сбилось и Боря его застукал. Было очень неудобно и Зайн перестал ходить в эту парикмахерскую. Лет через 25 они оказались рядом в самолете. Боря узнал Зайна по прекрасно сохранившейся шевелюре, а Зайн Борю – просто так. Вспомнили былое. – Я ведь на тебя очень обиделся тогда, – признался Боря где-то над Кипром. – Ладно бы к кому-нибудь стоящему, а то к Володьке Еремееву. Он же всех стриг клоками... Слушай, а почему ты вообще тогда перестал ко мне ходить? – Я не помню, – соврал Зайн. – Ну да, время тогда было такое, – вздохнул Боря. – Все рушилось.

 

Страх

Известный телепродюсер Резников (49) никому не рассказывал о том, как обрыдли ему все эти, бл…, телесериалы. В мечтах он садился в самолет, улетал туда, где его никто не знает, и начинал новую жизнь. В реальности же запускал очередное дерьмо и все больше налегал на вискарик. Сосед Резникова по лестничной площадке нефтяник Попов (55) очень завидовал Резникову: ни жены, ни детей, встает в полдень, щупает полдня красоток на каком-нибудь кастинге, а потом полночи бухает на модной премьере. Вот это жизнь! Резников же завидовал Попову, в существовании которого усматривал если не смысл, то уж точно порядок: встал рано, позавтракал с красавицей-женой, завез ангелочков-двойняшек в школу, поехал в джим, оттуда в чистенький офис, попротирал штаны до шести, к ужину – домой... И телевизор всей семьей. Никаких тебе психованных любовниц-актрис, алкоголиков-артистов и дебилов канальных продюсеров.  Да и печень здоровая... И Резников и Попов были очень состоятельными людьми и уже давно могли бросить работу. Но не делали этого, потому что было страшно. Очень страшно. Очень.

 

Хитрый шпион

Когда бывший шпион Маргулис (86) начал терять память, он сделался хитрее обычного. «Ну, как там наследница?» – спрашивал он у дочери про внучку, имя которой забыл. «Что-то принц крови давно не появлялся», – сетовал он сыну на внука. Когда Маргулис разучился узнавать время, он стал прикидываться, будто у него остановились часы, и, поинтересовавшись, который час, делал вид, что переводит стрелки. Однажды за стариком пришел ангел смерти. «Ты – Моргулис? – строго спросил он. «Нет, – ответил старый чекист, – он сейчас вышел. Что-нибудь передать?» – «Не стоит, – махнул крылом ангел, – другим разом зайду». Пока не появлялся.

 

Что-нибудь одно

Когда известного психоаналитика Непомнящего (51) окончательно достал отец-параноик (77), он прекратил с ним  всякие сношения. Отец писал сыну полные гнева электронные письма, оставлял матерные послания на автоответчике, даже у подъезда пытался караулить, но Непомнящий был непреклонен. Он сделал вид, что отца просто не существует. Ведь он был настоящим профессионалом.

 

Не разлей вода

Богин (47) и Олтаржевский (47) подружились в третьем классе и с тех пор были не разлей вода. Поступили в один институт, женились на лучших подругах, затеяли совместный бизнес. Дружили их дети-погодки. Рядом стояли их дома, и квартиры были в одном подъезде. Когда Олтаржевский разбился на мотоцикле, Богин отдал ему свою кровь. А потом Олтаржевский встретил девушку в два раз моложе себя и ушел к ней. Юная жена родила ему сыночка. Олтаржевский передал в управление Богина свою долю и уехал с новой семьей жить у моря. Богины прилетели их навестить. Все вместе пошли на пляж. Веселились, дурачились. Но на самом деле всем было очень грустно. Кроме юной жены. Она веселилась по-настоящему.

 

Прозрение

Потеряв мужа, с которым прожила душа в душу четверть века, Катя, (49) вышла замуж за его друга и вскоре поняла, что с покойным была несчастна. Но она никогда и никому об этом не рассказывала. Особенно нынешнему мужу.

 

Стихи

Когда Кременецкий (53) был маленьким, родители повезли его на выходные в пансионат. На обратном пути толпа брала автобус штурмом. Пожилая женщина упала и сломала ногу. Кость торчала наружу. Когда ее увезла скорая, автобус повез присмиревших пассажиров в Москву. И всю дорогу юный водитель читал в микрофон стихи. Наверное, от стресса. Кременецкий так впечатлился, что тоже начал учить стихи и вскоре сделался знатоком. Мог декламировать часами. Став постарше, охмурял с помощью стихов девушек. Женился на одной любительнице поэзии. Потом началась другая жизнь и Кременецкий уехал. Долго боролся за существование. Победил, наконец. Сменил жену на местную. Перевез к себе больную мать. Но было поздно, даже легендарная медицина не смогла ей помочь. Кременецкий выбежал из больницы и, с трудом сдерживая слезы, побрел куда глаза глядят, тихим шепотом бормоча любимые строфы... Но вскоре с ужасом обнаружил, что запас стихов кончился. Он почти все забыл.

 

Сладкая жизнь

Заболев на старости лет диабетом, известный в прошлом кинорежиссер Штерн (85) был отлучен от сладкого бдительной дочерью. Тогда старик начал покупать сладенькое тайком во время своих одиноких прогулок. Разоблаченный и лишенный денежного довольствия, он начал клянчить дешевые конфеты в окрестных магазинах, ссылаясь на свои фильмы. Фильмов никто не помнил, но конфеты ему давали.


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое