Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Интервью

Ксения Горбачева. Моя родословная вызывает столбняк

Ксения Горбачева. Моя родословная вызывает столбняк

Тэги:

Ей было пять, когда ее дед возглавил Советский Союз, семь, когда он попытался его перестроить, одиннадцать, когда страна, им возглавляемая, перестала существовать... А как живется сегодня молодой, привлекательной (так и хочется добавить – сексуальной) женщине, которая в глазах окружающих, хочет она того или нет, навсегда останется внучкой Михаила Горбачева? 

 

Как ты, внучка бывшего президента Советского Союза, попала в шоу-бизнес?

– Получилось совершено случайно. Помог мне в этом Виктор Дробыш, с которым достаточно давно были знакомы. Несколько лет назад, разведясь со своим мужем, я думала, чем бы себя таким занять, хотелось чего-то нового. И вот, отдыхая с друзьями в Финляндии, мы познакомились с Витей, и он предложил мне работать в шоу-бизнесе. Сначала поработала у Валерии, была ее пиар-директором. Сейчас я генеральный директор «Национальной музыкальной корпорации» Виктора Дробыша, я его правая рука.

И только? Я читала, у вас с ним любовь.

– Естественно, с Витей у нас есть отношения, но они не совсем такие, как их расписывают. У нас близкие дружеские отношения.Есть теплая привязанность. Витя очень часто рассказывает о том, что в шоу-бизнесе, если взялся за ручку, то на следующий день напишут, что на диване занимался сексом. Вот так и получилось.

Некоторые дети политиков, как например Маша Гайдар, тоже занимаются политикой, создают какие-то там партии. Тебе самой никогда не хотелось попробовать себя в этой роли?

– Я и партия – две вещи несовместимые. К тому же я считаю, что одного политика в семье вполне достаточно. Я довольно долго наблюдала обратную сторону всего этого. Когда дедушка был президентом, мы видели все своими глазами, потому что достаточно часто встречались и даже жили вместе по году, по полгода. Я всего этого накушалась. Особенно сложным был период после его отставки, связанный с разными переживаниями.После всего этого у меня даже мысли не возникало пойти в политику.

Ксюша, скажи, а человек, который приходит домой с «ядерным» чемоданчиком, может с родными о чем-нибудь говорить, кроме политики?

– Если политик дома не умеет отключаться, то его личная жизнь обречена на крах. Это как если хирург приходит домой и с утра до ночи рассказывает, как он резал кишки и оперировал сердце, то долго не проживешь.

Ксения Горбачева

Кто тебя воспитывал?

– Мама и бабушка. Но я не могу сказать, что меня кто-то куда-то сильно направлял, меня всегда спрашивали, что мне самой интересно, и не мешали. В детстве я мечтала быть балериной, и в 5 лет бабушка отвела меня в Московское академическое хореографическое училище. Годам к 15 я поняла, что мне это на фиг не нужно, потому что я девочка веселая, люблю закусить булонькой с маслицем, и что я слишком ленивая для балерины. Я могу себя заставить прийти к станку, полтора часа задирать ноги за уши, но мне от этого становилось плохо. И я бросила, а девочки, которые учились со мной в училище, сейчас примы в Большом театре: Екатерина Шипулина, Нина Копцова, Светлана Лунькина.

Когда ты в 21 год выходила замуж, тебе никто из родных не говорил: он тебе не пара...

– Вот когда я выходила замуж, ни у кого не спросила совета. Конечно, это не было так: «Здрасьте, это мой муж Петя, он будет жить у нас». Родители его знали, мы год как жили вместе, все шло к свадьбе. Конечно, мне, как любой девушке, хотелось надеть платье, фату, чулочки, тортика свадебного поесть – назло врагу, на радость маме. 

Это был твой первый мужчина, и мама, наверное, говорила, что порядочные люди должны узаконить свои отношения?

– Ну нет. На самом деле, у меня было много разных любвей, в основном таких чистых-детских. А первый мужчина? Да, был один такой, не мужчина, а так, ровесник. Что касается штампа в паспорте, то для меня это никогда не было актуальным. У меня, славу Богу, не такие родители, которые связь вне брака будут называть блудом.

Вы долго прожили вместе?

– Нет, три года. В один момент мне стало понятно, что я не слишком интересна собственному мужу. Насколько я знаю, у него была другая. Как только мне стало об этом известно, мы расстались. Естественно, мне, как любому нормальному человеку, было жалко всего того, что было до этого, но потом, постепенно, когда такие вещи анализируешь, понимаешь, что все, что ни делается, все к лучшему. Не надо цепляться за то, что от тебя уходит, когтями, зубами, пытаться его припаять, прилепить – бесполезно. Лучше поставить точку и начать что-то новое.

Теперь ты разборчивая невеста?

– После развода я стала такая разборчивая, что меня саму от себя тошнит. Мои предыдущие ошибки были в том, что я не была к ним достаточно внимательна. Хочу полностью доверять своему мужчине, и чтобы у нас были по-настоящему близкие отношения. И еще: он не должен быть женат, не должен быть президентом и не должен быть козлом.

Ксения Горбачева

Ну а материальные ценности: нефтяная скважина, золотые прииски?

– Дело вот в чем. Очень часто за нефтяными скважинами, приисками и прочими материальными ценностями нет больше ничего, а на них далеко не уедешь. Нельзя это ставить во главу угла при выборе мужчины. Потому что, еслив нем самом ничего более нет, то это очень ненадежная ситуация – «не айс» совсем. Года 2-3 как я стала работать в шоу-бизнесе, я получила финансовую независимость и могу позволить себе довольно много. Не виллу на Канарах, конечно, но домик в деревне я осилю.  

С твоей родословной тебе, наверное, нелегко строить отношения с мужчинами?  

– Да уж, моя родословная вызывает у мужчин определенный столбняк и страх. И хочется, и колется. Даже Дробыш, у которого не бывает столбняка в принципе, очень нервничал, когда я его представила своему дедушке. Не потому, что он его боится, а просто из-за какого-то трепета к его личности. А вообще я уже перестала знакомить своих молодых людей с дедушкой, чтобы потом опять не рассказывать дома историй: понимаешь, дедушка, случилось вот опять. На самом деле наш любимый дедушка своим примером мне очень сильно подпортил жизнь, так же, как и моей маме. Встречая мужчину, мы ожидали, что это будет таким, как ОН. А нет.

Твои родители расстались, когда тебе было 12 лет. Ты часто видишься со своим отцом?

– Я не видела его с тех пор, и у меня нет никакого желания его видеть. Родители не очень хорошо расстались, через несколько лет после того как дедушка ушел в отставку. Для меня всегда отцом был дедушка. Совсем недавно мама второй раз вышла замуж. Это очень хороший человек, в нем есть тот самый дедушка, которого мы все дружно ищем. И мы все очень рады за маму.        

А ты сейчас с кем живешь?

– С мамой, ее мужем и сестрой Настей, ей 20 лет.

Вы с младшей сестрой окончили факультет журналистики в МГИМО, где-нибудь печатаетесь?

– Мы с Настей пишем для нового глянцевого журнала «Грация». Это итальянский еженедельник, который выходит там с 32 года, сейчас печатается на русском языке. Сестра в основном занимается новостями, а я беру интервью у западных звезд: у семьи Этро, Гвинет Пэлтроу, Кристиана Лебутена, Милы Йовович – она абсолютно шикарная, супер. Кристиан Слейтер – совершенно шедевральный мужчина. Как-то мы с ним гуляли по Красной площади, я задаю ему вопросы, а он говорит: подожди-подожди, ты мне лучше про дедушку расскажи, и получилось, что это я давала ему интервью. В будущем хочу сделать интервью с Джорджем Майклом, Элтоном Джоном, Мадонной, с Майклом Дугласом, Брэдом Питтом.

Ксения Горбачева

У вас с Настей хорошие отношения?

– Да. То есть до какого-то определенного возраста мы нещадно друг друга колошматили, дрались, а в какой-то момент перестали выяснять отношения и стали подругами, стали делиться девичьими секретами. Если нас сравнивать, то Настя более энергичный человек, чем я, у меня характер помягче, поспокойнее. 

Ты несколько раз меняла фамилию. Это сказывается на отношении к тебе окружающих?

– У меня было три фамилии: первый раз я поменяла фамилию родителей, выйдя замуж и взяв фамилию мужа, а после развода я стала Горбачевой. Но отношение людей ко мне не менялось. Взяв фамилию дедушки, я стала ответственнее к себе относиться. Я всегда держала себя в рамках, а сейчас особенно.

Ты хорошо разбираешься в людях?

– Я приучила себя не делать поспешных выводов. Первое впечатление обманчиво. Бывает, что человек показался не очень, а потом выясняется, что это достойный человек. И наоборот, потому что каждый старается казаться лучше, чем он есть.

Ты общаешься с кем-то из детей, внуков политиков: Машей, Катей Окуловыми или Ксенией Собчак?

– Нет. Так сложилось, что я мало кого из них знаю. А с Собчак мы знакомы и здороваемся. Что я могу про нее сказать? У нее достаточно успешная карьера и на телевидении, и на радио. Самостоятельная девушка. Сама себе голова и хозяйка. А как она это делает – это ее личное дело. 

Какие книги ты читаешь? Нравится ли тебе современная литература?

– Если это «Духless» или «Выйти замуж за миллионера», то такая современная литература мне не нравится. Я специально не слежу за книжными новинками. Мне сказали: Юля Латынина написала хорошую книгу, – я ее прочитала и мне понравилось. Вот «Гарри Поттера» я не читаю, боюсь испортить себе впечатление от нового фильма. С таким же нетерпением жду премьеры третьей части «Пиратов Карибского моря».    

Интересно, а какие подарки вы с дедушкой дарите друг другу на праздники?

– Для меня всегда огромная проблема выбрать дедушке подарок. Узнать от него правду – в самом деле, мы угодили ему с подарком или он делает вид, чтобы нас не обидеть – невозможно. Этой зимой я подарила дедушке теплый-теплый кашемировый свитер – я знаю, что он их очень любит, у него огромное количество этих свитеров. А дедушка всегда советуется с мамой, что нам с Настей дарить.

Если бы ты брала интервью у своего дедушки, о чем бы спросила?

– Он столько интервью дает, журналисты по году стоят в очереди к нему, и если и я еще влезу по блату... А зачем мне интервью у него брать? Я могу очерк, например, написать в ваш журнал.

В последнее время нам по телевизору показывают, как политики разного ранга соблюдают церковные обряды. У Путина, Явлинского, Зюганова есть свои духовники. А вы с дедушкой ходите в церковь?

– Нет. Вера в Бога и хождение в церковь для меня не одно и то же. Я хожу в церковь, но без фанатизма: не стою каждое воскресенье на службе, не соблюдаю все посты, потому что обрядничество – это не суть веры. Вот куличик на Пасху съесть и яйца покрасить я люблю. Я крестилась поздно, в 22 года, практически сразу после замужества – это было мое решение, я об этом сказала своим домашним, они все поняли. Настя у нас некрещеная. А дедушку подпольно крестила в младенчестве прабабушка.

Чего ты хочешь достичь в жизни?

– Пока я на своем месте. Когда мне станет не очень интересно, я поменяю сферу деятельности и займусь чем-то другим.

Ты любишь власть?

– Нет, потому что у нее слишком много побочных эффектов. Кто-то умный сказал, а я это с удовольствием повторяю, что можно стать рабом собственной власти. Мой дедушка никогда не был рабом власти, но я не дедушка, поэтому во власть не лезу. Женщину должна интересовать только одна власть – над мужчинами. 

 

Личное дело

Ксения Горбачева родилась 21 января 1980 г. В 2003-м окончила МГИМО, факультет журналистики. В 2001 работала в компании «Видеоинтернешнл» на должности PR-менеджера. В 2005 была PR-директором певицы Валерии. Сейчас генеральный директор «Национальной музыкальной корпорации» Виктора Дробыша. 

Фото: Сергей Величкин

 

Опубликовано в журнале «Медведь» №110, 2006


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое