Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Стиль жизни /Путешествие/приключения

Командоры, рай земли. История первая — великий авантюрист

Командоры, рай земли. История первая — великий авантюрист

Тэги:

Вячеслав Немышев – известный тележурналист (работал военным корреспондентом на каналх НТВ и «Звезда») недавно отправился в очень длинную командировку: на Камчатку и прилегающие к ней территории. О том, как там живут люди, рыбы и звери, Вячеслав собирается писать для разных московских изданий, но в первую очередь – для «Медведя».

 

                                                 –   Мне часто снится парусник. Я хочу на нем уплыть        

                                                      к далеким островам. Но всегда не получается, и я              

                                                      просыпаюсь. 

                                                 –   Нужен ветер!..

    

С собой

Мои дневниковые записи начаты 21 мая 2011 года. В тот год мне исполнилось сорок два, пребывал я в здравом уме и светлой памяти. Писал же я дословно так: «В этом дневнике я попытаюсь подробно и красочно, как только позоляют мои литературные способности, описать необыкновенное наше путешествие на дикую Камчатку и еще далее, на таинственные Командорские острова». 

Что первым делом вы берете с собой в путешествие? Чемодан! Билет, фотоаппарат, деньги, наконец! Я же взял с собой женщину, девушку двадцати пяти лет. Поедешь со мной на Командоры? – спросил я ее. Поеду, согласилась она легко. Еще я бегал. Бежал по Сокольникам и думал, как я бреду по заснеженной пустыне, волоку свой рюкзак, а на привале варю кофе: мне казалось, что человек должен бороться всю жизнь, но не революционной должна быть борьба, а с самим собой. Верная женщина должна сопровождать путешественника; мне повезло – моя спутница стала мне доброй женой и напарником во всех делах и начинаниях. Вовсе я и не мечтал о путешествиях к далеким островам, но может быть думал о море в восторженном детстве – просто заела скука! Московская скука – это когда тебе каждый день утром говорят «привет, привет», а вечером «пока, пока», еще в середине дня могут добавить изысканное «супер». Как-то я начал считать машины в пробке, потом просмотрел семь сезонов «Доктора Хауса», после этого помчался в банк, взял кредит на миллион, отзвонился директору заповедника «Командорский» и через три месяца с юной своей спутницей уехал жить на далекий остров Беринга. 

Судьба Витуса Беринга печальна и не однозначна. Два Беринга теперь в истории – два портрета: первый, к которому мы привыкли - крупное лицо, парик, на выкате глаза. Второй – живой взгляд, впалые щеки, широкий лоб; глубокие морщины говорят о преклонном возрасте. В девяносто втором экспедиция на Командорских островах нашла могилы Беринга и его команды, пушки с пакетбота «Святой Петр». Новый образ Беринга, воссозданный учеными по исследованным останкам капитана-командора, казался более натуральным. Но лишь запутанней стала история... 

Командорские острова

    

Вулканы

На посадку самолет заходит со стороны океана.

Черные скалы слева на траверзе, потом я узнал эти места: бухты Русская, Листвиничная, остров Старичкова, «ворота» – вход в Авачинскую бухту, «Три Брата» – три скалы, торчащие из моря – они как три стражника, приветствуют идущих домой рыбаков и их изъеденные солью шхуны. Справа же, если по земле считать, километрах в тридцати от Петропавловска-Камчатского – вулканы. Их так и называют «домашние» – Корякский, Авачинский и Козельский. Авача извергалась лет сорок назад, Корякский дымился в две тысячи девятом. На Козельском, где отвесные стены, тренируются спасатели-альпинисты, по пологому же склону можно забраться на снегоходе чуть не до самого кратера.

 

Великий авантюрист

Мне кажется, Беринг был великим авантюристом. Ну да, не повезло ему, наверное... 

Моряки вышли в море – пакетботы «Святой Петр» и «Святой Павел», –  так в тысяча семьсот сорок первом году началась Вторая камчатская экспедиция. Спустя двое суток корабли потерялись в тумане. «Павел», которым командовал Чириков, дошел до Аляски и вернулся обратно на Камчатку. «Петр» Беринга долго плутал в тумане; они тоже дошли до Аляски, – половина команды умерла от болезней, сам капитан-командор жестоко страдал цингою, – и в холодный ноябрь этого же года пакетбот с моряками был выброшен штормом на  необитаемый остров. Через несколько дней Витус Беринг умер. Остров назвали его именем, бухту, где разбился о скалы «Святой Петр», бухтой Командор. Теперь на западном побережье острова Беринга в привлекательной туристической зоне стоит крест, и на могилах таблички из нержавейки...  

Командорские острова

   

Камчадалы

Камчадалы. Они появились в результате смешения крови: казаков – пришлых людей, и аборигенов – ительменов, коряков, айнов. Среди моих знакомых, тех, кто встречал нас в аэропорту Елизово таких не было. Капитан Соло -  он станет моим другом после. Он сбежал из Москвы с юной женой, прижился на Камчатке, родил двух дочерей. Юрич. Я любил его... Философ – путешественник по вулканам – коммунист-пропагандист в прошлом, теперь бизнесмен и почти поп-растрига: волосы его седые и спутанные кажутся специально неухоженными. Юрич отвергает насилие над личностью: вот когда мне перестанут говорить, постригись, постригись, тогда я постригусь! Камчадалов же почти не осталось. В девяностые, когда перестали платить, покинули Камчатку светлые умы: уезжали ученые, рыбаки, строители, зверотехники. Мы едем по городу, поднимаемся и снова спускаемся по склонам. Сапун-гора, Красная сопка, сопка Любви. Юрич говорит, что в те же девяностые поехал сюда разный народ за «шальной деньгой».

 

Никудышный мореход

Много говорят о Беринге, и что он был никудышним мореходом, погубил свою команду. Может оно и так, может и Стеллер с Вакселем, офицеры на «Святом Петре», так думали. Может так думали и матросы, кто знает... Ноябрьский океан суров, ветры и штормы не утихают месяц, а то и два. Потом наступают холода, заметают остров пургой. В такое время моряки Беринга сумели выжить, они построили землянки и кузню, доктор Стеллер изучал остров, составил уникальное описание природы и животного мира. Бедняги протянули здесь почти год, летом же, построив утлое суденышко из обломков пакетбота, отплыли на запад, вскорости и достигли берегов Камчатки.

Много теперь спорят о Витусе Беринге.

Я не склонен делать выводы, слишком глубока временная пропасть, те же, кто судят, пусть отправятся в ноябре на Командоры по морю...

После открытия островов потянулся туда всякий народ за котиковым мехом, песцами – за «легкой деньгой». Многие и сгинули в суровых северных водах, многие умерли, другие вернулись, обогатившись за счет морской коровы Стеллера, драгоценного каланьего меха. Вскорости был открыт второй остров – Медный; скалы Арий-Камень и Топорков также являются частью архипелага. Эти острова, что расположены на триста пятьдесят миль к северо-востоку от Петропавловска-Камчатского, были названы по имени их первооткрывателя Командорскими.

Командорские острова

 

Город

Петропавлоск-Камчатский – город без истории.

Это обидно осознавать теперь и мне, прожившему там  значительное время, не уточняю сколько, потому что время на Камчатке считается и оценивается по особенному. Улица Курильская, что на сопке, на склоне – асфальт здесь недавно положили свежий, – по обочинам двухэтажные дома с треугольными крышами. Некоторые с черными пустыми окнами, их жителей уж расселили в новые районы. Здесь и живет мой добрый друг и старый авантюрист Кир. У его подъезда – сугроб прошлогоднего снега; район Сапун-горы считается неблагополучным в бытовом плане. Кто-то назвал бы его дом жалкой лачугой, кто-то сараем. Я же испытывал к Киру и его жилищу чувства теплые, и в его холостяцкой кухне со скрипучими полами мне думалось и сочинялось превосходно. Кир, будучи убежденным, что все в мире проходяще и только мгновение сегодняшнее есть смысл и суть, никогда не нравучительствовал. Играл он на гитаре плохо, зато пел с душою, а женщины, чувствуя в нем силу духа, доверяли Киру сокровенное. Но Кир сменив пять жен, оставался как и ранее убежденным холостяком. Мы рассуждали на темы буддизма, моя подруга в это время пыталась помыться в почерневшей от времени ванной комнате, совмещенной с туалетом, с холодом из окна и аккуратным белым обмылком на подоконнике. Одна из комнат была завалена нашими вещами – кейсами, кофрами, – мне так хотелось скорее уж устроиться на жизнь, добраться до славных Командорских островов. Но жить нам придется некоторое время в Петропавловске, чтобы научится нырять, освоить водолазную специальность. Так и было все задуманно. На Командорах я планировал провести поэтапную подводную съемку акватории острова. В одиночку! Да что здесь такого? Ведь не боги же горшки обжигают! Ну потом, конечно, было смешно...

На Курильской замечательные пейзажи. Вид на бухту. Если небо наглухо затянуто облаками, все равно прорвется луч, и если в его свете окажется бегущий к дому рыбацкий пароходик, а на сопках, что через бухту, потянет ветром и прорвется горизонт, тут надо ловить момент - хватать эту безумную картинку и насыщаться душою. Мы двое суток не ели нормальной пищи, только икру, копченую лососину, палтуса и морскую капусту.

Командорские острова

 

Сертификат – жизнь

Почему же нет истории?

Люди приезжали сюда на время. Город и край Камчатский был закрыт, просто так не попадешь, только по официальному приглашению. Жилье строили абы как, чтобы пожить какое-то время, заработать на кооператив и «жигули», а потом уехать на материк. Материк! Если вы где-то в метро или на улице услышите эту фразу: «поедем на материк», остановитесь и посмотрите на того человека, может быть это я, ваш покорный слуга, а может мой друг капитан Соло. Так говорят только на Камчатке, и многие мечтают уехать навсегда, но, уехав, начинают тосковать по этим вулканам и океану. Мне всегда казалось, что Кавказ великолепен, но Камчатка – это юная разгульная девка, которая ранит и манит молодого и старого, мужчину и женщину. Здесь нет границ и условностей: в автобусе вам не уступят места, в магазине грубо ответят, в тундре поделятся последним глотком горячего чая, спичкой, тушенкой, местом у огня... У меня случился сильный кашель, а мне нужно было нырять, учиться водолазному мастерству. Кир дал мне медвежьего и тарбоганьего жира, – эта гадость страшно воняла, ее добавляют в горячее молоко. Через три дня горло прошло.

Учиться дайвингу можно по разному: в столице это стоит десять тысяч – пластиковый додекомпресионный сертификат для Тайланда и Кубы. Дайвинг на Камчатке может стоить жизни. Часто ли отказывает оборудование, спрашиваю капитана Соло; одного раза достаточно, отвечает он. Меня научили боятся океана, меня сталкивали в воду: я отвешивался, тонул, всплывал ластами вверх, «съедал» за пятнадцать минут по сто очков из баллона. На острове Старичкова среди огромных подводных камней, которые и в десятером не обхватить, стоят сине-фиолетовые окуни, трепещутся буро-красные ламинарии; падаешь на песок к разбегающимся крабам и снова поддуваешь сухарь, и снова всплываешь, паришь в невесомости некоторое время. Соло работает ногами как лягушка, руки прижаты к груди, я трепыхаюсь, но смотрю и учусь у великолепного Соло. Вон якорь меж валунов: туристы ходят на шхунках и катерах, цепляются капитаны якорями. А из нержавейки такой будет стоить тысяч пятнадцать; пытаюсь выдернуть, не получается. В руках подводный бокс для съемки, капитан Соло теряется впереди, взглядом цепляюсь за его ласты, снимаю брошенный якорь, крабов, уходящего с семнадцати метров вверх к свету аквалангиста. Меня ворочает подводным течением, но не несет прочь от скалистого берега, – здесь безопасно нырять, а с другой стороны острова неопытного ныряльщика может утащить в океан. И если поднимется волна, то кто вас увидит? Так и скитаются черные дайверы по океану. Брр... Всплывать нужно медленно, не быстрее чем пузырьки воздуха. Каждый год на Камчатке гибнут ныряльщики, потому что океан любит не храбрых, но осторожных.

    

Пушки

Говорят, Беринг просил закопать его в песок, так ему легче было умирать...

Пушки с пакетбота «Святой Петр» пролежали в селе Никольском на острове Беринга двадцать лет, пока их торжественно не установили на высоком месте рядом с Лениным и сельской администрацией. Чем Командоры хуже Барбадоссы или Бадена?

    

Женщины

Почти месяц я провел в Петропавловске, прежде чем попасть на Командоры, и все самому увидеть и узнать.

Спустя месяц я многому научился, спустя полтора года могу давать советы начинающим.

Что же с собой не брать в северное путешествие? Старые фотографии, уют и комфорт московского жилья, легкие шелковые одежды. И женщин. Женщины – это гарантия того, что вы не вернетесь обратно, или вернетесь, но снова захотите испытать страсти океана и горного ветра, простыть и разбавлять молоко тарбоганьим жиром. Камчатка завлекает мужчин, будто проявляя женскую солидарность, словно помогая женщинам выполнять свою главную репродуктивную функцию на земле. Нужны ли дети мужчинам? Чтобы продлить молодость, чтобы не терять стремление к жизни, наверное нужны...

Командорские острова

 

Медведи

Первые впечатления, как первый поцелуи, не забываются.

Потрясает рельефность Камчатки. Люди. Да, они не улыбаются – ни в автобусе, ни в кинотеатре, ни в магазине. Но помощь вдруг приходит от этих неулыбчивых людей. А-аа, понимаю вдруг, они просто суровы! Жизнь сурова на Камчатке, непредсказуема и бесконечна. Кутх – старый ворон – символ Камчатки, он курит трубку – курятся, сопят камчатские вулканы. А помойные вороны на Камчатке не серые, а черные. Автобусы бегут один за другим – корейские, китайские, японские. И пробки – пробки в центре у КП, на Десятом километре, и когда по Океанской едешь в сторону районов СРВ и ЖБФ. И из окна автобуса - один и тот же морской пейзаж: с высоты видна бухта, за ней Велючинский вулкан. Облака. И всегда картинка разная, и я запоминаю детали...

В Москве мне всегда все улыбаются.

Привыкаю к Камчатке и начинаю свои северные дневники:

 «Смешная история приключилась. Я же теперь на Камчатке. Ну вот. Звонит мне приятель из местного информагенства и говорит, помоги собрать сюжет про медведей для телеканала Звезда. Оказывается, утренний выпуск новостей увидел на другом канале, что в Кроноцком заповеднике объявлен месячник без шума –"стоптурист". Делается это специально, чтобы не пугать зверя в период гона, брачных игр. Выпуск новостей попросил слетать и снять брачующихся медведей. Нужно тысяч триста, чтобы оплатить полет к медведям и обратно, говорим москвичам, тогда выпуск новостей согласился на архив. Вобщем записали мы пару интервью, текст нужно было отправить на согласование шеф-редактору. У нас ночь. В Москве время вечерних новостных эфиров. Звоню вечернему шефу. Объясняю, мол, послушайте текст по телефону, чего время терять. Слышу в трубке предэфирный шум, вечерний шеф кричит кому-то, кто заказывал медведей Немышеву?! В ответ, каких медведей?!.. Заказывали, ах да, но не Немышеву а местному камчатскому кору. Слышу в трубку, а чего тогда Немышев там делает?.. Ну и т.д. Через некоторое время перезванивает утренний выпуск и дрожащим голосом объясняет, что, зачем потревожили вечернего шеф-редактора! А медведей нужно на выходные и то, если на картинке они брачуются. Выпуск спросил, а вы сняли брачные игры медведей? Да, говорю, сняли, а как же!! Хрен ли делов снять брачующихся медведей в долине гейзеров, куда кроме как на вертолете не добраться, а пешком недели полторы по заснеженным перевалам и растаявшим болотам! Вобщем мне объяснили, что в стране куча новостей: выборы президента, аварии на МКАДе, захват заложников в Дагестане, российский газ в Европе, Ливия с Каддафи и другие архиважные события. А тут мы со своими медведями! Я потом подумал, что у меня чувство было, будто в помоях искупался. Люди... Да все разные, особенно в период гона».    

Командорские острова

 

Фото автора


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое