Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

КНИГИ МАЯ: дневники остарбайтеров, жизнь Милюкова, чекисты как они есть, мифы Дарвина, долговая цивилизация

КНИГИ МАЯ: дневники остарбайтеров, жизнь Милюкова, чекисты как они есть, мифы Дарвина, долговая цивилизация

Тэги:

Человек с Васильевского острова

«Пришлите мне книгу со счастливым концом...» Записки об Иосифе Бродский, который был «самым лучшим из людей и самым худшим» и без которого было бы скучно жить. Написала их одна  из создателей издательства «Ардис» (от поместья «Ардис» из набоковсой «Ады» – С.Т.), в котором печатались авторы книг, как  на русском, так и английском языках, запрещённых в СССР.  Это рассказ о том, как  влюблённые в русскую литературу супруги Проффер по настоятельной рекомендации Надежды Яковлевны Мандельштам  познакомились с опальным поэтом и как они помогли будущему лауреату нобелевской премии   эмигрировать в США. «Документы обошлись ему в тысячу долларов, половина – истинный русский выверт – за лишение советского паспорта». И о жизни поэта там – «у нас в Мичигане». «Длинные прозаические произведения он не всегда дочитывал до конца. Поэзию, конечно, читал основательно, даже плохую, и громадное количество стихов помнил наизусть.  ‘Никогда не знаешь, у кого можно наткнуться на хорошую строчку’ – говорил он».  Элендея Проффер Тисли. Бродский среди нас. Пер. с англ. Виктора Голышева  – М.: Corpus, АСТ, 2015

Элендея Проффер Тисли. Бродский среди нас

 

Чтобы помнили

Киевляночку и ростовского паренька фашисты навсегда объединили нашивками на груди  и спине – «OST» . Этим знаком  гитлеровцы клеймили людей угнанных на строительство «великой»  Германии.  Выжившие в нацистском рабстве  оставили документальные свидетельства того что ожидало бы нас если бы Красная Армия с хрустом не сломала хребет «белокурым бестиям».  Одно свидетельское показание дополняет другое: Виталий Сёмин (лагерный №763) писал свою книгу по неостывшей памяти, Сашенька Михалева – вела бесхитростный дневник (как и Таня Савичева в блокадном Ленинграде, и Анна Франк в оккупированном Амстердаме») каждый день, проведенный в неволе.  Как она ухитрялась – загадка. И тем не менее она оставила нам бесценный документ,  такой же как и  рисунки быта ГУЛАГа  зэчки Ефросиньи Антоновны Керсновской и надзирателя Данзига Балдаева. «Предоставлено им вроде литера, кому от Сталина, кому от Гитлера …». «Украинки  приехали сюда из Киева добровольно. Они были уверены что ‘освободители’ их хорошо примут…  Вообще немцы в русских и особенно украинских девушках нашли выгодную, очень дешевую силу» – это Михалёва. А вот Сёмин: «Когда голод достигает степени истощения, у него появляется горяченный, карболовый, тифозный запах, которым невозможно дышать, У голода послабее – пресный, гриппозный запах изменившийся вкус хлеба и табака». Книги для школьных библиотек.  Что еще: Виктор Андриянов. «Архипелаг OST».  Альтернатива: «Бабий яр» Анатолия Кузнецова и «Благотворительницы» Джонатана Литтелла.

Виталий Сёмин. Нагрудный знак «OST». – М.: Из-во Елены Шубиной, АСТ, 2015

Александра Михалёва. Где вы,  мои родные? Дневник остарбайтера. – М.: Из-во Елены Шубиной, АСТ, 2015

Виталий Сёмин. Нагрудный знак «OST»       Александра Михалёва. Где вы,  мои родные? Дневник остарбайтера

 

Очарованный странник

«.. а утром я проснулся на Территории…». Путевые записки русского путешественника. Посетившего однажды землю обетованную и после этого каждый год в течение шести лет не отказывавшего себе в празднике «мощной энергетики» помноженной на «мощь древней культуры».  А если коротко, то это  выложенные на бумагу наблюдения «агностика» или «эпизодического жителя» Израиля,  как автор сам себя позиционирует.  О стране,  ее городах и поселениях,  дорогах, которые их соединяют,  людях,  как штатских, так и военных, взрослых и детях, встречах с бывшим соотечественниками…  И… о современной живописи….Читается очень легко и, что особенно приятно,  остается в памяти.   « А знаешь, – сказал мужик, – тут у них бомжи не воняют». Сергей Костырко. Дорожный иврит.– М.: НЛО, 2015

Сергей Костырко. Дорожный иврит

 

Недореформатор

 Его благие намерения реформировать спецслужбу кончились развалом самой не коррумпированной, по словам академика Сахарова, структуры.  Несколько ударных месяцев по зачистке МВД  закончились тем, чем и должны были закончиться, – вымыванием профессионалов. И,  что бы ни говорил Бакатин  о том, что он руководствовался благими намерениями и что жучки в здании нового американского посольства в Москве устарели, ветераны спецслужб  до сих пор икают при упоминании его имени. И никого уже не интересует, что исполнить это Бакатину устно повелел выпускник МГУ Горбачев – он навсегда остался «первым учеником».  Не секрет,  что о многом в своих воспоминаниях автор умолчал. Хотя никаких таких особых тайн уже и нет – все ушло на продажу.  И слабые духом люди и архивы. Но в свое время  и, как это часто бывает в самое неподходящее, из шкафа повалятся скелеты… Вадим Бакатин. Дорога в прошлом времени. – М.: Центрполиграф, 2015

Вадим Бакатин. Дорога в прошлом времени

 

Начальник разведки

В 1938/39 годах внешнюю разведку (до сентября 1938 года 5-й отдел ГУГБ НКВД СССР – знаменитый ИНО*)  страны лихорадило. Великий вождь и учитель тасовал её начальников как карточную колоду. После скончавшегося на рабочем месте от сердечного приступа  Абрама Слуцкого следующие за ним Сергей Шпигельглас и Зельман Пассов были расстреляны, а Павел Судоплатов  и Владимир Деканозов отстранены от должности, но уцелели. Судоплатова спас сменивший Ежова Берия, Деканозова перевели в МИД.  Правда,  после смерти Сталина  Судоплатова отправили на долгие года во Владимирский централ, а Деканозова таки расстреляли.  В итоге выбор вождя на  расстрельную должность  пал на выпускника сельскохозяйственного института  механизации 30-летнего майора госбезопасности (по-армейски – комбриг, после 1943 года – полковник) Павла Михайловича Фитина.  За год до этого армейский  младший лейтенант закончил краткосрочный специальные курсы НКВД. Под его руководством  советская разведка все-таки переиграла  внешнюю разведку службы безопасности (SD-Ausland — VI отдел РСХА) которой руководил бригадефюрер (в армии – генерал-майор) СС Вальтер Шелленберг. Фитин прослужил на этой должности до 1946 года, мог сесть за «связь» с Берией, но уцелел. На пенсию ушел при Хрущеве с должности директора фотокомбината Союза советских обществ  дружбы и культурных связей с зарубежными странами.

*В 1930 году штат ИНО ОГПУ составлял 122 человека, половина из которых трудилась за рубежом.  С приходом Фитина увеличился в несколько раз.

Александр Бондаренко. Фитин. – М.: МГ, серия ЖЗЛ, 2015

Александр Бондаренко. Фитин

 

Великий либерал

Первая подробнейшая на сегодняшний день на русском языке биография основоположника российского либерализма, главы оппозиционного Прогрессивного блока Государственной думы обвинившего с её трибуны (за пять месяцев до февральской  революции) государя императора (он же верховный главнокомандующий), его жену и их приближенных в государственной измене за неудачи на фронте.  Сам он получил прозвище  Дарданельского за призывы захватить черноморские проливы Босфор и Дарданеллы, дабы  Россия получила  беспрепятственный выход в Средиземное море.  Был министром иностранных дел Временного правительства. Студентом переписывался с Достоевским, беседовал со Львом Толстым и Ленным, дискуссировал с Троцким и сотрудничал с гетманом Скоропадским. Изучал время Ивана Грозного, издавал в эмиграции газету, в которой  печатались Тэффи, Алданов и Бунин, написал книгу «Живой Пушкин». Он прожил 84 года и скончался в «своем микромире» в неоккупированной части Франции в 1943 году, успев завершить книгу «От Николая IIдо Сталина» и статью «Правда о большевизме» с обоснованием своей просоветской позиции.  На стене  комнаты, где он умер, висела карта Европы с разноцветными флажками определявшими  линии фронтов : «Глядите, наши наступают….». Георгий Чернявский, Лариса Дубова. Милюков. – М.: МГ, серия ЖЗЛ, Москва.

Георгий Чернявский, Лариса Дубова. Милюков

 

«И всё-таки она вертится!»

«25 февраля 1616 года Его Святошество (папа Павел Y– С.Т.) приказал Его Высокопреосвященству  кардиналу Беллармино вызвать к себе Галилео  и сделать ему предписание оставить и не обсуждать никоим образом… мнение о неподвижности Солнца и неподвижности Земли (очевидно описка, по смыслу документа должно быть ‘движение Земли’».   Скрупулёзное хорошо иллюстрированное исследование  процесса как  «великий порядок времен рождается заново» на примере инквизиторского толковища в 1633 году над  великим физиком, механиком, астроном, философом  и математиком  за его поддержку гелиоцентрической системы  Николая Коперника, которую церковники считали ересью. Комиссия  церковных мракобесов поставила под сомнение научную компетентность Галилея,  усомнившись  в научной верности его теории приливов и отливов, подчеркнув  словами «и это главное» особую значимость данного заключения.  В итоге  великого ученого приговорили к пожизненному тюремному заключению. Но потом смилостивились, и  он провел остаток жизни – 9 лет – под домашнем арестом под неусыпном надзором инквизиции.  «Твердили пастыри, что вреден/и неразумен Галилей,/но, как показывает время:/кто неразумен, тот умней». Игорь Дмитриев. Упрямый Галилей. – М.: НЛО, 2015

Игорь Дмитриев. Упрямый Галилей

 

Причем тут обезьяны?

Интересно,  заворочался бы Чарльз Дарвин в  своем гробу,  если бы узнал, как его теория эволюции обросла за последнее столетия мифами? А они таковы: он никогда не утверждал, что человек произошел от обезьяны; перед тем как предстать перед всевышним он отрекся от своей теории;  современный человек возник ниоткуда;  большая часть ископаемых доказательств эволюции человека – подделки;  датировки древних костей получены с потолка; люди жили одновременно с динозаврами;   кроманьонцы съели неандертальцев (в книге подробно рассматривается диетпитание древних людей – то ли они были вегетарианцам, то ли падальщиками то ли каннибалами);  недостающее звено между человеком и обезьяной не найдено. А также другие не менее загадочные мифы о научных/ненаучных методах исследований ученых.  Всего рассматривается 65 мифов,  сведённых в конце книги в таблицы.  «Если человек произошёл от обезьяны, то все дозволено?». Александр Соколов. Мифы об эволюции человека. – М.: АНФ, 2015

 Александр Соколов. Мифы об эволюции человека

 

Долги наши

«Если вы должны банку сто тысяч долларов, вы принадлежите банку. Если вы должны банку сто миллионов долларов, банк принадлежит вам».

Более чем злободневная книга, рассматривающая становления классового общества основанного на «сетях взаимных обязательств» .  Проще: история товарно-денежных отношений ( собственность, деньги, кредиты, долги, бартеры, залоги,  акции и т. д. )с древнейших времён  до наших дней рассказанная профессором Лондонской школы экономики Дэвидом Гребером.   Более чем 500 страничная монография, которая читается как отлично написанный  роман.  «Можно было бы  сказать, что благодаря деньгам произошла демократизация желания.  Раз все хотели денег, то каждый, вне зависимости от своего положения, стремился поучить эту презренную субстанция.  Более того, люди не просто хотели денег. Они стали в них нуждаться. ... Проститутки… служили ярким примером изменений, потому что в борделе обретались не только рабыни, но и просто бедные женщины; именно этот факт что их базовые  потребности  более не считались  естественными ( еда, кров, одежда – С.Т), заставало их удовлетворять желания других. На этом бесконечном страхе зависимости от чужих прихотей и основана греческая (автор о древних греках – С.Т,) разговор идет об одержимости иметь хозяйство, полностью удовлетворяющее  все потребности». Дэвид Гребер. Долг: первые 5000 лет истории. Пер. с англ. А. Дунаев. – М.: Ад Маргинем, 2015

Дэвид Гребер. Долг: первые 5000 лет истории

 

Все о моем папе

Рассказ девчушки живущей в Париже о своей жизни с отцом пока мама живет в Нью-Йорке.  Для семейного чтения. Книжку проиллюстрировал художник-карикатурист  Ж.-Ж. Семпе. Патрик Модиано. Катрин Карамболь. Пер. с фр. Романа Семинарского. – М.: Астрель, 2015

Патрик Модиано. Катрин Карамболь


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое