Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

КНИГИ МАЯ. Биография Дюма, Сарнов о шестидесятниках, жизнь Елизаветы Петровны, записки военного аташе

КНИГИ МАЯ. Биография Дюма, Сарнов о шестидесятниках, жизнь Елизаветы Петровны, записки военного аташе

Тэги:

Певец парижской жизни

Сын банкира полуитальянца полуфранцуза и американской креолки с французскими корнями Илер-Жермен-Эдгар Дега (1834-1917) родился в Париже и там же получил традиционное художественное образование. Изучал творчество мастеров Ренессанса, но так случилось, что все это пришлось на период возрождения романтизма и зарождение импрессионизма. И он подарил нам свой стиль, перенося на бумагу и холсты напряжённую жизнь посетителей парижских кафе и кафешантанов, ипподромов и расслабленных женщин за туалетом, купальщиц и балерин, лица  современников. Он также преуспел в технике монотипии и в скульптуре. Большинство его произведений хранятся в самых прославленных музеях мира. В монографии английского искусствоведа рассказывается о его жизни и творчестве. Джон Кир. Дега. Жизнь и творчество в 500 картинах. Пер. с англ. Т. Новиковой. – М.: Эксмо, 2014

Джон Кир. Дега. Жизнь и творчество в 500 картинах

 

О маленьких человечках

Сын армянских эмигрантов, перебравшихся в Калифорнию в начале прошлого века, прожил 73 года. Но успел написать полторы тысячи рассказов, 12 пьес и семь романов, что оказалось достаточным для того чтобы стать классиком мировой литературы. Он мечтал «чтобы человек был прекрасен» и  «чтобы каждая минута, каждый год с момента его рождения и до самой смерти была бы лёгкой, веселой, привлекательной и разумной». Одна из его лучших книг названа по-бальзаковски – «Человеческая  комедия». Она автобиографична. Её герой, парнишка Гомер Маколей, оставшийся без отца, работает на почте. Разнося радостные вести и похоронки (роман датирован 1942 годом) мальчуган сталкивается с изнанкой жизни. «Мать смотрела на своих сыновей. Их было только двое, и они стояли рядом с незнакомцем, знавшим того её сына, который был уже мертв. Она улыбнулась солдату. Она улыбнулась ему – ведь он сам теперь стал ее сыном. Она улыбнулась так, словно это был ее Маркус. И солдат, взяв за руки своих братьев, шагнул к двери, к свету, к теплу родного очага».

Вторая книга «Мама. Я люблю тебя» (1956) о странном мире взрослых глазами ребенка. Он написан от лица девятилетней девочки, рассказывающей о том как «склеивается» разрушившаяся было семья. Третья книга – сборник рассказов «Семьдесят тысяч ассирийцев» – о «втором потерянном поколении», в котором как бы повторяется сюжет репортажа Хемингуэя «Бесплатное бритье» вызвал гнев у его автора.

Уильям Сароян.  Человеческая комедия.  Пер. с англ. Е. Голышевой и Б. Изакова. –  М.: Эксмо,  2014

Уильям Сароян.  Мама. Я люблю тебя. Пер. с англ. Р. Герман. – М.: Эксмо,  2014

Уильям Сароян. Отважный юноша на летящей трапеции. Пер. с англ. А.Оганяна

Уильям Сароян.  Человеческая комедия   Уильям Сароян.  Мама. Я люблю тебя

 

Жизнь Дюма

Этот трудоголик был то сказочно богат, то облеплен долгами как дворовая собака репьями. Это про него: «Умей поставить, в радостной надежде, //На карту все, что накопил с трудом, //Все проиграть и нищим стать, как прежде, //И никогда не пожалеть о том». Мулату и плебею не верили, что в его роду есть маркизы. Ему не везло ни в картах, ни в любви. Домохозяйки его не интересовали, незаурядные женщины бросали.  Его уделом были женщины второго сорта – замужние дамы или посредственные актрисы, которых удачливому драматургу не нужно было добиваться. Собрание его сочинений превысило аж 500 томов. Его принимал Папа Римский, которому курчавый увалень чуть не отдавил ногу. Он любил поесть и всю жизнь пополнял рецептами свою поваренную книгу, по ней сейчас трудно что-либо приготовить, но зато приятно читать, и поглощал кофе литрами. Переписывал сочинения литературного поденщика Огюста Маке (и не только его), придавая нищенскому стилю соавторов неповторимый блеск. Кстати, этим грешил и Стендаль. Много путешествовал. Оказался пророком. Путешествуя по России, обнаружил в ней ген добровольного холопства, и предсказал её разлом: «невозможно, чтобы империя, покрывающая седьмую часть земного шара, оставалась в той руке. Слишком твердая рука будет перебита, слишком слабая – разожмётся. И в том и другом случае ей придётся выпустить то, что она держит». Но что бы о нем не судачили, две его великие книги будут читать взахлеб до тех пор, пока на планете Земля будет работать изобретение Иогана Генсфляйша цур Ладена цум Гутенберга. Одна из них о похождениях четырех бретеров и пьяниц, преследующих женщину трудной судьбы. Другая о том, что месть хороша только как холодное блюдо. Сравнить с книгой Андре Моруа «Три Дюма» и перечитать «Трех мушкетеров» и «Графа Монте-Кристо». С любой страницы. А тем, кто еще не читал, будем, как завещал товарищ Сталин, завидовать. Ведь им предстоит пережить то, что никому и никогда на свете не удастся повторить –  первую любовь. Максим Чертанов. Дюма. – М.: МГ, серия ЖЗЛ, 2014

Максим Чертанов. Дюма

Веселая Елисавет

Алексей Константинович Толстой был не совсем прав, когда написал о ней в своей «Истории Государства Российского от Гостомысла до наших дней»: «Веселаяцарица была Елисавет: поет и веселится – порядка только нет!». Да пела и  веселилась, меняла платья как перчатки и фаворитов (имела право себе позволить, будучи безмужней), мздоимства при ней, конечно, было, куда же в России без него. Но все 20 лет ее царствования жизнь в стране была стабильна. Только взойдя на престол, заключила мир со Швецией, затем с  Австрией. Заманив в постель «хохла» Розума – Кирилла Петровича Разумовского, нормализовала российско-украинские отношения. Отменила смертную казнь, заменив ее батогами и каторгой. Утвердила Дворянский банк. Возродила флот, вернув ему батюшкино штатное расписание. Поддержала экономическую программу другого «друга любезного» графа Петра Ивановича Шувалова. Начала реформу здравоохранения. Создала систему высшего и среднего образования. Ломоносов при ней расцвел. Растрелли строил.  Организовала первый публичный профессиональный театр. Это ее солдаты впервые в истории взяли Берлин, и при ней появилось поколение екатерининских полководцев Румянцева и Суворова. Константин Писаренко. Елизавета Петровна. – М.: МГ, малая серия ЖЗЛ, 2014

Константин Писаренко. Елизавета Петровна

 

Эхо войны

В сборнике статей ведущих немецких, польских  и русских историков всесторонне рассматривается вопросы взаимоотношения армии с оккупированным населением, о службе российских мусульман в армии, о военной инвалидности и медэкспертизе, визуализации бедствий войны художниками и мастерами слова, непривычном взгляде на образ сестер милосердия, о плене, еврейских погромах, украинской атаманщине и войне как учебном процессе – словом, о том времени, когда Россия оказалась на распутье между 1914 и 1918 годами. Особенно интересна статья  исследователя из Германского исторического института в Варшаве Петра Шлянта «Братья–славяне» или «Азиатские орды»  с подзаголовком «Польское население и российская оккупация Галиции в 1914-1915 годах», в которой анализируются отношения оккупантов (русских войск – С.Т.) с польским населением, что по мнению историка до сих пор является «черной дырой». Большая война России. Сборник статей. – М.: НЛО, 2014

Большая война России. Сборник статей

 

Свидетель великого разгрома

Эту книгу, а она была настольной у Льва Толстого писавшего «Войну и мир», у нас издавали с сокращениями, а после 1917 года не переиздавали. Ее автор, внук маршала Франции, военного министра Людовика XYI, сын посланника в России графа Сегюра при дворе Екатерины Великой, предавший свое сословье ради должности генерал-адъютанта у Бонапарта. Мемуарист, проведя всю компанию «у стремени» императора, несомненно правдив, отмечая, что мародёрство в рядах Великой армии началось сразу после переправы через Березину и, описывая ее, армии, дальнейшие проступки, вплоть до попыток Мюрата собрать ее ошметки на Висле в январе 1813 года, делает любопытные выводы: «…послушная Европа поднялась по его сигналу (Наполеона Бонапарта – С.Т.), чтобы загнать Россию в её старые границы. Казалось, что весь север будет побежден до самых льдов! Однако этот великий человек не смог покорить природу!... Север, одержав победу над Югом в оборонительной войне, теперь считает себя  неуязвимым и неодолимым. Товарищи! Не верьте в это! Вы должны покорить эту землю, это пространство, этот климат эту дикую и исполинскую природу, как вы победили этих солдат». Во Франции до сих пор числят за собой победу на Бородино, о чем свидетельствует соответствующая надпись в Пантеоне над гробницей её национального героя. Есть повод перечитать «Войну и мир». Филипп-Поль де Сегюр. История похода в Россию. – М.: Захаров, 2014.

Филипп-Поль де Сегюр. История похода в Россию

 

Окуджава и другие

Эта книга вышла в свет в год 90-летия Булата Шалвовича и стала последней в творчестве литературоведа Бенедикта Сарнова, успевшего перед своим уходом подержать её в руках. Фактически это воспоминания о друзьях и недругах сыгравших важную роль в жизни автора. «Другие» – это Владимир Войнович, Фазиль Искандер, Наум Коржавин, Владимир Максимов, Андрей Синявский и Юлий Даниэль… И о других «других». Тех, кто их травил. Книга воспоминаний о том, как жили инженеры человеческих душ в стране конца оттепели и начала перестройки с отступлениями в нынешние времена. Сдаваясь, приспосабливаясь или сопротивляясь всем режимам. Что еще можно почитать так это его четырехтомник «Сталин и писатели». Бенедикт Сарнов. Красные бокалы. – М.: АСТ, 2014

Бенедикт Сарнов. Красные бокалы

 

Глазами военного аташе

Это дневник военного атташе английского посольства в России генерал-майора Альфреда Нокса. Помимо дневниковых записей генерал приводит данные о русской армии, ее составе и вооружении. Дает характеристики ее генералитету. Дневник сопровождается поздними комментариями с анализом действий русской армии на Восточных фронтах и жизни в тылу. Собственно дневник  начинается с описания катастрофы 2-й армии генерала Самсонова в августе 14-го и кончается отъездом посольства Её Величества из Петрограда 3 января 1918 года. Любопытно, что поскольку Народный комиссариат иностранных дел отказался зарезервировать билеты, посольские договорились с железнодорожным чиновником за две бутылки бренди о выделении им комфортабельного вагона. А теперь цитаты: « Поскольку министру* полагалась оплата 24 лошадей за версту, а сам он, разумеется, путешествовал железной дорогой, прибыль получаемая от поездки в 1 тыс. верст до Владивостока, получалась очень значительной». «Понедельник, 12 октября 1914 г. Люблин. Все русские верят в победу, но это ни о чем не говорит: они всегда были оптимистами». «Суббота, 24 апреля 1917 г. Петроград. Вчера в Пскове состоялся митинг офицерских денщиков, на котором решили требовать: 1. Восьмичасового рабочего дня. 2. Гарантий что их не отправят в окопы. 3.Гарантий, что офицерские звания не будут присваивать евреям, так как они не хотят им прислуживать». «Среда, 14 ноября 1917 г. Я согласен с Троцким, в том, что единственной оппозицией, которой опасались бы большевики, были сторонники Корнилова и Каледина, но сейчас их время прошло». Сравните с «Красным колесом»  А. И. Солженицына.

* Владимир Александрович Сухомлинов, генерал от кавалерии, военный министр, генерал-адъютант его Величества был осуждён на каторгу Временным правительством за казнокрадство и взятки – погорел на молодой жене. Освобожден большевиками по возрастной амнистии в мае 1918 года, после чего эмигрировал. На момент  назначения на пост военного министра на его банковском счету было 57 тыс. руб. Траты за шесть лет нахождения на этом посту превысили 700 тыс. руб. при том что доходы за это время составили 270 тыс. руб. Альфред Нокс. Вместе с русской армией. Пер. с англ. А. Андреева – М.: Центрполиграф, 2014

Альфред Нокс. Вместе с русской армией

 

Люди саги

Единственное в своем роде на русском языке подробнейшее описание жизни северных германцев, коварных (воровали даже в гостях), воинов готовых приять смерть без трепета и не только в бою. Знакомым с этим народом только по «художественным» фильмам, будет интересно узнать, что викинги помимо пиратства (каперство, оно же пиратство, было бичом даже для своих же родных мест) и «сухопутных» грабежей по всей Европе, прославились и  великими географическими открытиями. Кстати, пираты не брезговали торговым мореплаванием, земледелием (выращивали рожь, пшеницу, ячмень), скотоводством и даже промыслами. Они прошли свой путь от капищ (поклонялись Одину) до христианства и у них было все свойственное цивилизованному обществу: бани, суд и право, институт семьи (женщины подчас были решительнее часто изменяющим их мужей – существовало понятие развода) и весьма дельная программа воспитания детей. Не говоря уже о том, что они сочиняли саги и не были чужды куртуазной поэзии. А.А. Сванидзе. Викинги. – М: НЛО, 2014

А.А. Сванидзе. Викинги

 

Из жизни крутых

Крутой детектив о крутом инспекторе Джоне Керре из крутого контртеррористического подразделения, получающего информацию о том, что крутые сотрудники министерства иностранных дел Её Величества тайно снабжают въездными визами крутых потенциальных террористов с ближнего Востока, и разоблачающего заговор продажных высокопоставленных чиновников попавших в руки шантажистов – крутых сотрудников совсем уже крутой иностранной разведки. Роджер Пирс. От имени государства. Пер. с англ. А. Кровяковой. – М.: Центрполиграф, 2014

 Роджер Пирс. От имени государства

 

Шашлык любите?

Если любите, и если даже считаете что умеете его готовить лучше кого бы то ни было, все равно рекомендуем эту замечательную книгу с рецептами приготовления от разных кулинарных школ из разных продуктов и на разном огне. Как бонус – рецепты салатов. Приятного аппетита. Хаким Ганиев. Шашлыки. – М.: Эксмо,2014

Хаким Ганиев. Шашлыки


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое