Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

КНИГИ МАРТА: дети Льва Толстого, жизнь Зощенко, биография Led Zeppelin, роман Олега Радзинского

КНИГИ МАРТА: дети Льва Толстого, жизнь Зощенко, биография Led Zeppelin, роман Олега Радзинского

Тэги:

Отцы и дети

Третий сын  русского классика  Лев Львович Толстой (1869, Ясная Поляна—1945, Хельсингборг), прозванный  в шутку Тигром Тигровичем,  надежд великого писателя не оправдал. Ничего путного  из него не вышло – ни военного, ни врача, ни писателя, ни скульптора, ни общественного деятеля.  По его словам он… «в сущности, остался в дураках». И в его сердце, вместо сыновьей любви,  пышно заколосилась ненависть к знаменитому отцу.  И все это на фоне отношений мужиковствующего графа со своими детьми.  Вот из письма младшей сестры Александры Львовны  к старшей Татьяне Львовне Сухотиной-Толстой: «Мы, дети Толстого, должны были всю жизнь быть настороже, помнить что ли, что мы получали, мы не заслужили. Мы всегда считали, что получали очень мало». Как в траурной фразе: «Умер наш дядя (папа), жалко его, он нам в наследство ни оставил ничего. Тетка (дети) хохотала (хохотали), когда она (они) узнала (узнали), что он ей (нам)  в наследство ни оставил ничего».   Смотреть (кому повезет)  фильм  Марлена Мартыновича Хуциева «Невечерняя».  Павел Басинский.  Лев в тени Льва. – М.:Изд. Елены Шубиной, АСТ, 2015

Павел Басинский.  Лев в тени Льва

 

Приговорен к смерти – 1 раз, самоубийством кончал – 2 раза

В 1921 году 27-летний Михаил Михайлович Зощенко  подвел итоги своей жизни: «арестован – 6 раз,  приговорен к смерти  – 1 раз,  ранен 3 раза, самоубийством кончал – 2 раза, били меня 3 раза». До громкой всесоюзной травли оставалось ровно четверть века. До войны Зощенко был самым читаемым автором страны. За его рассказы боролись дешевые «вечерки» и партийная пресса, «Крокодил» и толстые журналы. Рассказы Зощенко читали все, кто хотя бы владел грамотой. И, в свою очередь, вслух перечитывали их тем, кто читать только учился. Большие артисты исполняли его рассказы по радио и с эстрады. Горький смех неулыбчивого Зощенко был самым действенным лекарством от людских пороков, от горечи жизни, и это лекарство с удовольствием принимали жители одной шестой части суши. И не только они. Зощенко активно переводили на европейские языки. Его ждала мировая слава, пока сталинский гаулейтер Жданов, по указке самого эффективного упыря, публично не унизил великого гражданина, обозвав его пошляком. Это его, офицера-фронтовика и Георгиевского кавалера, не понаслышке знающего, что такое Честь и виртуозно владеющего словом. Власть вынудила его переехать из дома с окнами на канал Грибоедова на его задворки, в тесную двухкомнатную квартирку. Его имя исчезло с печатных страниц, его книги изымали из библиотек. Власть фактически лишила его заработка. Правда, умереть с голоду все же не дала. После государственно поклепа он жил переводами с финских подстрочников. Переиздавать его начали только в шестидесятые годы. Сначала куцо, на дрянной бумаге. Ну а время  расставило все по своим местам. Валерий Попов. Зощенко, – М.: МГ, малая серия «ЖЗЛ», 2015

Валерий Попов. Зощенко,

 

Жуков. Двойной портрет

Так уж получается, что труды закордонных  исследователей почти всегда дополняют  работы доморощенных историков. Вот  навскидку:  англичанин  Дональд Рейфилд («Жизнь Антона Чехова»), швед Бенгт Янгфельда («Ставка – жизнь! Маяковский и его круг»), британец Саймон Себаг Монтефиоре (Молодой Сталин) вынудили наших литературоведов тихо покурить в сторонке.  На этот раз в оценке еще одной исторической личности нашей страны сошлись француз и русский. «Не догадываясь о  жесткой иронии своих слов на важном совещании советского высшего  военного руководства в конце декабря 1940 года,  Жуков выделит три ключевых элемента победы на  Халхин-Голе: внезапность, господство в воздухе и массивное и скоординированное применение танков. Через полгода именно эти три элемента обеспечат вермахту успех на начальном этапе советско-германской войны…» – это француз.  А вот наш: «Командирам частей практически приходилось принимать решения исходя из той обстановки, которую они либо наблюдали в бинокль, либо видели вокруг уже невооружённым глазом. Так в первые сутки воевали многие, кто не был сразу же разбит, смят, захвачен врасплох и пленён. Многие отходили, самовольно оставив позиции».  Но как в забугорной так и в нашей интерпретации жизни маршала Победы незримой красной нитью проходит людоедское:  бабы еще нарожают….  Михеенков С. Е. «Жуков. Маршал на белом коне»,М: МГ, серия ЖЗЛ, 2015;  Жан Лопез, Отхмезури Лаша.  Жуков. Портрет на фоне эпохи. Пер. С фр. В.Е. Клеманова.  – М.: Центрполиграф,  2015

 Михеенков С. Е. «Жуков. Маршал на белом коне»,М: МГ, серия ЖЗЛ, 2015;        Михеенков С. Е. «Жуков. Маршал на белом коне»,М: МГ, серия ЖЗЛ, 2015;

 

Грузинский ангел

Задыхающимся  под железной пятой законотворцевраз за разом выхолащивающим  нашу жизнь  запретительными законами, рекомендуем глотком  кислорода роман (третий по счету) грузинского прозаика в котором под мелодию  саламури звучит русская ненормативная лексика. В книге – психоделическом мороке  автора (все перепутано, но, слава богу, есть кому и что сказать) – перемешаны сны и яви кадров из турецких фильмов,  дух философа-мистика, однокашника упыря и лучшего друга велосипедистов,  Георгия Ивановича  Гурджиева, торгующегося с рубщиком мяса за мозговую кость на Ширакском рынке,  монахов из братства Фуко (не путать с собакой с таким же именем и монахов-акробатов из Капошвара, кашеварящих  огненно-жгучий гуляш).  Реальность же  представлена неразделенной любовью автора к своей стране («расцветай под солнцем Грузия моя, ты судьбу свою вновь обрела»)  и ее столице. Прочитав  книгу,  скажете спасибо этому замечательному грузину за то,  что он бережно сохранил «великое русское слово». Заза Бурчуладзе. Надувной ангел. Перевод Гурама Саникидзе – М.: Ад маргенем,  2015.

Заза Бурчуладзе. Надувной ангел

 

Курьер. Роман Олега Радзинского

Действие романа начинается спустя два года после полета Юрия Гагарина, на протяжении почти 600 страниц  ныряет и выныривает в других временных срезах, в том числе и наших днях.  Герой авантюрного повествования. Алексей Дмитриевич Агафонкин, служит курьером по доставке и передаче всякого разного, именуемого «объектами», из  одной эпохи в другую.  Адресатами посылок являются исторические (и не очень) персонажи типа Чингисхана, Владимира Путина, а также ангелы  и демоны.  Между делом  Агафонкин  ищет случайно встреченную им во временном перепутье свою любовь. Этим и живет.  «– Чем,  собственно, я обязан такой чести, Владимир Владимирович? – спросил Агафонкин. – Что нужно России? – России ничего не нужно,– без промедления ответил Путин. – У России что нужно, все есть. А вот мне нужно от вас, Алексей Дмитриевич, услуга. Одолжение, если хотите».  Олег Радзинский. Агафонкин и время. – М.: Corpus, 2014

Олег Радзинский. Агафонкин и время

 

Вышел из доверия?

Два портрета великого и ужасного  маршала СССР Лаврентия Павловича Берия. Один портрет парадный. На нем изображен прекрасный семьянин, стиратель ежовщины, ас разведки,  выдающийся организатор  производства атомной энергии,  без которого  создание ядерного щита СССР растянулось бы на неопределенное время. На другом  портрете  другие черты:  интриган, сладострастник и людоед, введший в оборот термин «лагерная пыль», деяний которого более чем достаточно, чтобы быть проклятым на века.  Но был ли он лучше тех, кто стоял рядом с ним у стремени Сталина? В тему: Дело Берия. Документы.  Международный фонд  «Демократия», Серго Берия. Мой отец – Лаврентий Берия. Алекс Громов. Нарком Берия. – М.:  Центрполиграф, 2015

 Алекс Громов. Нарком Берия

 

Классик жанра

20 лет назад ушел из жизни замечательный американский фантаст Роджер Желязны. Свои «Хроники Амбера» он закончил за четыре года до смерти. Как правило, редкие книги этого жанра не подвластны временному праху,  который безжалостно отбраковывает всякую научно-фантастическую чушь.  Книгам Желязны это точно не грозит. Это уже классика. И место ей на золотой полке фантастики рядом  с книгами Роберта Шекли, Станислава Лема, Айзека Азимова,  Аркадия и Бориса Стругацких,  Рея Бредбери и Александра Беляева. А как на даче у камелька читается… Роджер Желязны. Хроники Амбера: книги Мераина, книги Корвина. – М.: Эксмо, АСТ, 2015

Роджер Желязны. Хроники Амбера

 

Агент 4404

После занудных и тупых скандинавских детективных поделок про извращенцах всех мастей, от которых начинает подташнивать уже с первого абзаца, на горизонте появился достойный конкурент агенту 007.  Его зовут Флинн. Макс Флинн.  Его номер в МИ-5 – 4404. И он тоже имеет лицензию на убийство. А снабжают его всякими штучка-дрючками двое малосимпатичных,  в отличие от Q, оружейника.  Согласно должностным обязанностям, скрупулезно прописанным в трудовом соглашении,  Флинн должен день и ночь шпионить за своими коллегами из МИ-5 (служба безопасности) и их конкурентами из МИ-6 (разведка) куда бы они ни направили свои стопы. В магазин,  кино,  туалет,  к проституткам,  в массажный салон, к любовницам, на отдых в любую точку мира… Но, вот беда – за шесть бескорыстных лет на тайной службе Ее Величества агент 4404 не нашел ни одного чертова предателя  хотя на 100%  уверен, как и его начальник (тоже не маловажная фигура в повествовании),  что уж один в наличии точно имеется.  И вот однажды в спальню Финна, когда он расслаблялся, прикованным за ногу к кровати со своей подругой, к ним ввалился мужчина (не открою большого секрета – русскоподданный) для того чтобы пустить себе пулю в лоб.  Тут то и началась круговерть, когда на  протяжении нескольких дней героя то похищают, то пытаются пристрелить , то взрывают его машину,  то его дом разносят в дребезги, принуждая  его огрызаться, но при этом не забывать искать исчезнувшую подружку, ну и естественно,  выполнять  обязанности перед британским налогоплательщиками.  « Я вспомнил, что натворил накануне, и удивился: неужели и взаправду я?».  И если опусы Флеминга читать невозможно, то динамичный и симпатичный герой Питера Джемса не даст уснуть под стук колесных пар «Сапсана». Готовый сценарий для экранизации. Питер Джеймс.  Шпионский тайник. Пер с англ.  Н.С. Самуйлова  –М.: Центрополиграф, 2015

Питер Джеймс.  Шпионский тайник

 

Цеппелины как они есть

«Это могло случиться где угодно, но лучше всего для этого подходила Америка… – …травка, вино, кола и киски…». Книга об эпохе, когда рок-звезды правили миром. Она была написана к 30-летию нелепой смерти барабанщика Джона Бонема по прозвищу Вонзо (1948-1980),  положившей конец не превзойдённой до сих пор рок-группе Led Zeppelin. В ней подробно с любовью и великим тактом, на основе газетных публикаций, архивных материалов и интервью с самими музыкантами, изложено как создавалась группа,  биографии великолепной пятерки, закулиса их творчества,  подоплеки финансовых  скандалов…  В общем все, все, все. Книга снабжена редкими  фотографиями.  Мик Уолл. Когда титаны ступали по земле. Пер. с англ. З. Мамедьярова и Г. Фоменко. – М.: РИПОЛ-классик, 2015

Мик Уолл. Когда титаны ступали по земле

 

Степень свободы

Очередная книжка о приключеньях кота Помплона и его друга кота Трюнделя  о  том,  как весело, с прибаутками, приколами, разгадыванием загадок и разглядыванием картинок, пополнить житейский запасец еще одной степенью свободы – играючи выучить английский язык.   Дядя [uncle] Коля Воронцов. Кот Помплон. Рисунки автора.  – М.: Малыш, 2015

Дядя [uncle] Коля Воронцов. Кот Помплон


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое