Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ МАРТА. Детективы Кабакова, переписка Чеховых, автобиография Шварценеггера

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ МАРТА. Детективы Кабакова, переписка Чеховых, автобиография Шварценеггера

Тэги:

Записки об Ахматовой

Так сложилось что эти записки (дневник) и комментарии к ним в виде воспоминаний Лидия Корнеевна Чуковская начала писать в Ленинграде в 1938 году сразу после ареста своего мужа – математика Матвея Петровича Бронштейна. Именно тогда, стоя в многочасовой скорбной очереди, пропитанной страхом и несбыточной надеждой, в энкаведешный острог, что на Шпалерной, она близко сошлась с Анной Андреевной Ахматовой. У Чуковской сидел муж, у Ахматовой – муж и сын. Именно тогда набатом зазвучало: «Буду я как стрелецкие женки под стенами кремлёвскими выть» и была написана «Софья Петровна». Что поделать – судьба одна. И вот срослось: «… Над временами года,/Несокрушима и верна,/Души высокая свобода, /Что дружбою наречена…». А потом была война и эвакуация в Ташкент – город хлебный и возвращение в сталинско-ждановский ад. Записки писались вплоть до смерти Ахматовой в 1966 году. Им подошел бы подзаголовок «Ахматова и другие». Протрясающий документ эпохи как портрет страны и людей в интерьере несвободы. Лидия Чуковская. Записки об Анне Ахматовой. В 3-х томах. – М.: Время,2012/13

Лидия Чуковская. Записки об Анне Ахматовой

 

Спасти Кеннеди

О работе этого простейшего из наисложнейших механизмов, этой O-кабине, кто только из фантастов не писал и не снимал фильмы. Из последних: «Петля времени» с Крепким Орешком в главной роли и «Детская книга» господина Акунина. Кстати, автор  книги, которую мы здесь рекомендуем для приятного проведения времени, Стивен Кинг – Великий и Ужасный, тоже не раз грешил с этой основной (наряду с пространством) формой существования материи, заключающейся в закономерной координации сменяющих друг друга явлений. На этот раз Кинг решил предоставить допуск к временному порталу скромному учителю из маленького городка одноэтажной Америки Джейку Эппингу дабы тот принял посильное участие в предотвращении в ноябре 1963 года убийства 36-го президента США, Джона Фицджеральда из проклятого клана Кеннеди. А за одно и решить стоит ли эта овчинка выделки. Кстати, о России как родине слонов: задолго до Кинга папа «Старика Хоттабыча» Лазарь Лагин написал «Голубого человека», где студент-историк депортировался из века минувшего в 90-е годы XIX ради спасения Ильича от царской охранки и сам того не желая позволил неблагодарным потомкам дать своему кумиру кличку «старик Крупский». Стивен Кинг «11/22/63». – М.: АСТ, 2013

Стивен Кинг «11/22/63».

 

Писатель Тьер

В советских школах учили: Тьер (1797-1877)-палач Парижской коммуны. А он, сын разорившегося ремесленника, выучившийся на медные деньги на адвоката, был прирожденным политиком со всеми вытекающими из этого последствияи. И не просто политиком, а первым президентом Третьей республики (1871-1973). А до этого еще и премьер-министром при Луи-Филиппе. А еще он был, а это самое главное, талантливым историком и писателем. Его фундаментальные труды по истории Франции XIXвека не просто записки очевидца и участника почти всех тогдашних пертурбаций страны, которая как записная ветреница перед зеркалом истории примеряла то колпак Марианны, то треуголки с разными кокардами, то короны, – для нас особенно поучительны. Написанные блестящим языком они впервые полностью публикуются у нас. Сейчас «Консульство» переведено на русский великим адвокатом российской империи. На очереди «Империя», которую издательство уже готовит к печати.  Луи-Адольф Тьер. Консульство. Пер. с фр. Федор Кони.М.: Захаров,2013

Луи-Адольф Тьер. Консульство

 

Братья Чеховы

Талантливые дети получились у таганрогского мелкого лавочника колониальными товарами Павла Егоровича Чехова. И главное дружные. Многолетняя переписка братьев на этот раз опубликована без ханжеских академических лакун и многоточий. С расшифровкой табуированных слов введенных в научный оборот благодаря настоящему ученому Дональду Рейфилду, который в отличие от наших доморощенных критиков типа Минкина не краснеющего от слова «жопа» и полюбившего Чехова как «живого, а не мумию» (см. его «Жизнь Антона», издательство «Невидимая газета», 2005). Что и дает ключ к пониманию, отчего А.П.Чехова до сих пор читают разноязыкие люди, а его пьесы не дают спать режиссерам разных театральных направлений. Помимо переписки в книгу вошли воспоминания Александра Чехова о семье и брате. Александр и Антон Чеховы. Воспоминания. Переписка. – М.: Захаров

Александр и Антон Чеховы. Воспоминания

 

«Он жил не в небесной дали…»

Он начал писать свои стихи когда «все парки культуры и отдыха/были имени Горького» и почти все, потирали «задницы и затылки/под нависшим черным Сталиным», где не попадя к месту и не к месту цитировали гениального упыря и на него же ссылались, спасаясь «от ссылки и тюрьмы». Он поверил в оттепель и Хрущева и опять обманулся. Но он был не просто фронтовиком, «майором Слуцким», чьи товарищи «сгорели в танках… до пепла, до золы, дотла» но и Поэтом: «Низы, мы слушаем верхи,/ а над низами и верхами/проходят облака, тихи,/ и мы следим за облаками/. В поэтический сборник также вошли размышления Поэта о себе, поэзии и собратьях по перу как близких, так и тех о ком его младший собрат томимый предчувствием стиха заметил: «Но верю я, моя родня – две тысячи семьсот семнадцать поэтов нашей федерации – стихи напишут за меня. Они не знают деградации». Борис Слуцкий. Покуда над стихам плачут… М.: Текст, 2013

Борис Слуцкий. Покуда над стихам плачут

 

Все о Лизе

Мария Галина, чью поэму, а может не поэму, тут каждый должен сам для себя определить, что это за жанр, специалист в области биологии моря. И от этого отголоски профессии органично вплетены в зачаровывающий, как шум от наката волны на гальку в лунную ночь, в перипетии жизни героини, перманентно находящейся в поисках утраченного времени. «знаешь лиза (все строчное без знаков препинания – С. Т.) там в зените/остановленное время/неустанно вяжет нити/сопряженных измерений/. Марина Галина. Все о Лизе. – М.: Время, 2013

Марина Галина. Все о Лизе

 

Больше дела

Они были не только рудознатцами и металлургами, но крепостниками. Но они были и выдающимися предпринимателями, которые не чуждались благотворительностью. Занимались меценатством и коллекционированием. Это история не только трех поколений Демидовых, но и их конкурентов с закономерным концом – никогда не решаемой проблеме отцов и детей. И если первое и втрое поколение династии свое историческое предназначение выполнило сполна, тот третьему это было не дано. Кишка оказалась слаба. Как справедливо однажды заметил Буревестник революции, а он знал, о чем говорил, третье поколение российских купцов – не жильцы. Игорь Юркин. Демидовы. – М.: МГ, серия «ЖЗЛ», 2013

Игорь Юркин. Демидовы

 

Где русские не пропадали

«Медведь» уже представлял первую книгу Евгения Анташкевича «Харбин» о жизни русских беженцев, солдат проигравшей империи, вынужденных покинуть Родину после того как армия Блюхера сделала Дальний Восток «нашинским». Об их жизни в бывшем русском городе, волею судьбы оказавшемся китайским. Книга родилась так: специалист-китаист, получив выходное пособие по выслуге лет, решил взяться за перо. В итоге на свет появился прекрасный роман о жизни русских эмигрантов попавших под жернова сразу трех разведок: русской, китайской и японской. К счастью у автора остались неиспользованные материалы, которые и позволили написать еще одну замечательную книгу рассказов о поручике Михаиле Капитоновиче Сорокине, настоящем русском офицере. Евгений Анташкевич. 33 рассказа о китайском полицейском поручике Сорокине. – М.: Центрполиграф, 2013

Евгений Анташкевич. 33 рассказа о китайском полицейском поручике Сорокине

 

Повод посетить Эдинбург

В предисловии к этому шикарному альбому, отпечатанному в Италии, генеральный директор Национальной галереи Джон Лейтон написал, что мало кто знает, но в его музее собрана одна из лучших коллекций живописи «какие только можно найти в мире». И с эти трудно не согласиться. Эта галерея, впервые была открыта для публики в 1859 году и с тех пор там можно полюбоваться полотнами Рафаэля, Тициана, Эль Греко, Веласкеса, Пуссена и других мастеров кисти, включая и прекрасную подборку импрессионистов. А также другими не менее знаменитыми картинами, написанными в европейских странах в XIY– ХХ столетиях. Альбом вышел в серии «Великие музеи мира». В настоящее время музей  ежегодно посещают полтора миллиона человек. Помимо весьма качественных иллюстраций в альбоме приведена история строительства и создания музея. Мария Пожарова. Национальная галерея Шотландии. М.: Слово, 2013

Мария Пожарова. Национальная галерея Шотландии

 

Два мира два Шапиро

Автор «Невозвращенца», «Беглеца» и других весьма почтенных сочинений, пройдя земную жизнь более чем наполовину, стал отцом автора детективов подданной США Сандры Ливайн. Дитятко появилось на свет во вполне зрелом возрасте и, по словам родителя, который разбавил ее тексты своими рассказами, оказалась достойным его. В общем, эти фантазии на «сиюминутные темы», как их охарактеризовал сам папаша, дают нам возможность зримо ощутить две стороны одного мира. Александр Кабаков. Повести Саndры Ливайnи другие рассказы. – М.: АСТ, 2013

Александр Кабаков. Повести Саndры Ливайnи другие рассказы

 

Труженица на престоле

Сборник трудов американского профессора, одного из лучших знатоков России ХYIIвека. Трудов как опубликованных, так и, наконец, дождавшихся своего часа быть прочитанными. Выпускник Колумбийского университета посвятил свою жизнь славному веку Екатерины Великой: ей самой, ее соратникам, «пролетариям по указу», а главное про то, что страна получила за время ее царствования, и что она претворить в жизнь не успела. «Среди просвещённых умов ХYIIстолетия кроме религиозной терпимости в моде была тесно связанная с ней свобода самовыражения – доктрина, изложенная в статье 483 «Наказа», в которой Екатерина заявила, что слова и тексты ведущие к оскорблению величества не должны рассматриваться как преступления против государства». Так и просятся эти слова человека влюбленного в Россию в наши учебники по истории Государства Российского. Дэвид Гриффитс. Еатерина II и ее мир: статьи разных лет. – М.: НЛО, 2013.

Дэвид Гриффитс. Еатерина II и ее мир: статьи разных лет

 

Дорога без конца

Все книги Маккарти, лауреата Пулитцеровской премии, были перенесены на экран. И «Дорога» и «Кровавый меридиан» и «Кони, кони…». А за экранизацию «Старикам здесь не место» братья Коэны получили четыре «Оскара». И вот еще одна книга, которую Голливуд точно не упустит, как и все стоящее, из своих загребущих лап. Новаякнига Маккартни будет второй из так называемой «Пограничной трилогии», начатой романом «Кони, кони…». История взаимоотношений подростка Билли и щенной волчицы и их недолгое путешествие в Мексику написана зримо и жестко. И от того завораживающе. Кормак Маккарти. За чертой. Пер. с англ. В. Бошняка. – СПб.: Азбука, 2013

Кормак Маккарти. За чертой

 

Прошлое-сука

Вот как вам понравится? Просыпаешься от телефонного звонка, и мерзкий старческий голос заявляет, что ты не Михаил Глушевицкий, Степан Васильевич Свет, и что на тебя свалилось наследство – дом в деревне. А позже выясняется и темное прошлое в придачу. «Что Степан Васильевич, испугался? – улыбнулась Катя. – А дедушка твой, энкавэдэшник, не испугался бы. – Он был палач…». Вот и живи с этим. Жесткие с непредсказуемыми сюжетами рассказы о скелетах в семейных шкафах. Александр Снегирев. Чувство вины. М.: АНФ, 2013

Александр Снегирев. Чувство вины

 

Правило Арнольда

Вот немногих славный путь. Сын австрийского полицейского, хиляк-эмигрант, прошедший путь от задрипанного культуриста до кинокумира и государственного деятеля США написал (в соавторстве с журналистом Питером Петром) автобиографию величиной со свой бицепс. Он вспомнил все и тем самым доказал что терпение и труд все перетрут. Но не здоровье. Хорошо иллюстрированная книга для юношей, обдумывающих в качалках кем быть. Арнольд Шварценеггер. Моя невероятно правдивая история. Пер. с англ. С. Саскина – М.: Эксмо,2013

Арнольд Шварценеггер. Моя невероятно правдивая история


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое