Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ ЛЕТА: Генерал Скобелев, царь Ирод, детективы в рясах, ленд-лиз без вранья и затейливые истории Донны Тратт

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ ЛЕТА: Генерал Скобелев, царь Ирод, детективы в рясах, ленд-лиз без вранья и затейливые истории Донны Тратт

Тэги:

 

Жизнь царя Ирода

Жизнь и судьба  царя Иудейского Ирода I Великого (73-4 до н.э.)  истребителя младенцев, покровителя искусств, украсившего Иерусалимские храмы,  полководца,  с которым римляне были вынуждены серьезно считаться, гурмана, позволявшего себе запрещённые евреям блюда  и человека, за которого на Руси «Богородица молиться не велит». Источниками биографии человека, (которого от государственных дел то и дело отвлекали чудовищные семейные дрязги),  послужили Ветхий и Новый заветы и «Иудейская война» Иосифа Флавия.  Их и читать в качестве дополнений для «ума холодных наблюдений и сердца горестных замет». «Это была поистине достойная речь. В ней было почти все правдой, а то, что не могло быть таковой, было невозможно проверить, например, действительно ли Ирод когда-нибудь решился посоветовать Антонию избавиться от Клеопатры».

Петр Люкимсон. Царь Ирод. – М.:МГ, серия ЖЗЛ, 2015

Петр Люкимсон. Царь Ирод

 

Улыбка чеширского кота

«– Неужели в жизни вы не встречали сволочей? Почему вы о них не пишите в своих книгах? – Встречал и сволочей и предателей. И не мало. Но все они крепко-накрепко заперты в мусорном ящике памяти. И вход им в мои воспоминания строго запрещён». Это третья книга режиссера, чьи фильмы мы не раз будем пересматривать с доброй и грустной улыбкой.  В данном же случае это рассказы как  мастер  делал кино в перестроечный период, и как время опережало его задумки, но он, тем не менее, с честью выходил из создавших положений.  Читать эту книгу легко и приятно. «– Мы вас приветствуем! – Юра (журналист и фотограф Юрий Рост – приятель и сосед по дому – С.Т.) радостно вскинул обе руки – они с Горбачевым друзья-приятели – Поздравьте Георгия Николаевича! Он приз получил! (дело происходило в Доме кино в 2012 году – С.Т.). Гия, покажи.  Я поднял вазу. – За вклад в киноискусство, Михаил Сергеевич! – Поздравляю! Георгий, у вас панталоны падают, – крикнул первый и последний президент СССР».

Георгий Данелия. Кот ушел, а улыбка осталась. – М.: Эксмо, 2015

Георгий Данелия. Кот ушел, а улыбка осталась

 

Ленд-лиз без вранья

В книге подробно с выкладками и таблицами на основании опубликованных и неофициальных американских, британских и советских источников,  а также лиц участвующих в программе ленд-лиза,  изложена история «свободных военных поставок  ($10 млрд. 200 млн.* без стоимости доставки – С.Т.) союзнику», обеспечивших Красную Армию мобильностью и продовольствием (4 460 800  длинных тонн – одна тонна равна 1014 кг.),  что  наделило ее невероятной ударной мощью и дало начало восстановлению разрушенного хозяйства… «И все это при полном отсутствии любых попыток ответить доверием своим союзникам, перестать демонстрировать откровенную неприязнь в их адрес».  В то же время в предисловии к книге профессор Иллинойского университета Эдгар Д. Эриксон отмечает,  что сложно опровергнуть русских, обвиняющих западных союзников в том, что они «использовали программу для того, чтобы заставить Россию сражаться на войне вместо себя». «Это оборудование (4 нефтеперерабатывающих предприятия, которые должны были заменить заводы, уничтоженные гитлеровцами) рассчитанное на поступление 40 тыс. баррелей (бочка около 159 литров) нефти в день и переработку этой нефти в авиационный и автомобильный бензин и смазочные масла, стоило 41 млн. долларов и было доставлено в Советский Союз в мае 1945 г.».

*Несмотря на заявление Сталина  «расплатились за ленд-лиз кровью» проблема расплаты по  ленд-лизу до сих полностью не закрыта.

Роберт Джонс. Ленд-лиз. Дороги в Россию. Пер. с англ. А. А. Андреева. – М.: Центрполиграф, 2015

Роберт Джонс. Ленд-лиз. Дороги в Россию

 

Валентность*

Новый роман Бориса Минаева о  людях  России начала ХХ века. Действие романа перемещается из самодостаточной  жизни «до без царя» то в окопные нечистоты 1-й мировой, то в советскую действительность, когда праздником считался день, если на столе была колбаса непонятного происхождения, лук и самогонка. С небольшим залетом  в «нулевые» следующего века. Это рассказ о  независимых  от человека переплетениях его «мягкой ткани» при столкновениях с суровой действительностью. По слова автора «Батист» это первая часть трилогии задуманной им. «Это было стыдно и, вообще печально. Её тайна вдруг становилась открытой и прозрачной для всех….»

*Валентность– это свойство атома данного элемента присоединять, удерживать или замещать в химических реакциях определённое количество атомов другого элемента.

Борис Минаев.Мягкая ткань. – М.: Время, 2015

Борис Минаев.Мягкая ткань

 

«Дэвид-копперфилдовская муть»

Вслед за «Тайной историей», пронзительного рассказа 19-летнего студента провинциального  Хэмпден-колледжа (штат Вермонт, США)   Ричарда Пэйпена, об убийстве сокурсника*, лауреат  Пулитцеровской премии Донна Тратт  написала новый роман.  Как и «Тайная история» он достаточно объемен (почти 900 страниц отборного текста), но тем и хороши настоящие романы, написанные от первого лица, от которых мы начали потихоньку отвыкать.  Смею уверить, вы не оторвётесь от неспешного повествования  13-летнего ученика вест-сайдской школы Нью-Йорка Тео Декера  о том, что случилось с ним после взрыва в музее в результате чего он остался сиротой. И  как он стал обладателем тяжелого золотого кольца с резным камнем,  оставленного ему таинственным стариком.

Донна Тратт. Щегол. Пер. с англ. А.Завозовой. – М.: АСТ, 2015

Донна Тратт. Щегол

 

Правдивая история пыток

«Наконец его четвертовали (это после раздирания клещам мышц и последующим их прижиганием варевом из жидкого свинца, масла, смолы, воска и серы – С.Т.). Последнее действо заняло много времени, поскольку лошади были не приучены тянуть; тогда вместо четырех лошадей впрягли шесть; но и этого оказалось мало, и, чтобы оторвать конечности несчастного, пришлось перерезать ему сухожилия и измолоть суставы…». Натуралистический репортаж в Gazetted’Amsterdamо казни Робера-Франсуа Дамьена,  (психопат-одиночка, позволивший себе вольность ударить кинжалом в левый бок Людовика XI)  исполненной 2 марта 1757 года на Гревской площади стал посылом для философа, историка и психоаналитика Мишеля Фуко (1926 —1984) . В результате на свет появился текст о различии индивидуального насилия и насилия государства. Основным выводом ученого стал постулат:  государственное насилие над телом со временем трансформируется в механизм тотального контроля над человечьими душами. Кстати,  по определению Николая Степановича Гумилева, убитого чекистами «мы меняем души, не тела». Иллюстрации и дополнения:Бертрам Джеймс. «Истории розги», Жак Росси. «Справочник по ГУЛАГу»,  Закурдаев И.В. «Владимирский централ»,  «Собибор. Восстание в лагере смерти», «Колымские рассказы» Варлама Тихоновича Шаламова и «Крутой маршрут» Евгении Соломоновны Гинзбург, «Архипелаг Гулаг» Александра Исаевича Солженицина. Мишель Фуко. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы. Пер. с фр. Владимира Наумова. – М.: Ад Маргинем пресс, 2015

Мишель Фуко. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьм

 

Люди августа

25 августа 1968 года в 12 часов дня на Красную площадь Москвы вышли восемь семь человек:   Константин Бабицкий, Татьяна Баева, Лариса Богораз, Вадим Делоне, Наталья Горбаневская, Владимир Дремлюга, Павел Литвинов и Виктор Файнберг. Они развернули плакаты с лозунгами,  требовавшими прекратить оккупацию Чехословакии странами Варшавского договора. Один из лозунгов гласил: «За нашу и вашу свободу*». Всех задержали. Кто то пошел в  лагеря, кого то поместили в психушки. Теперь эту дату можно смело назвать началом выхода кухонных разговоров о смене режима на площади. До 1991 года оставалось прожить всего-навсего 22 августа. Историю  инакомыслия в СССР в середине ХХ века написала французская журналистка.

«И все так же, не проще, /Век наш пробует нас – /Можешь выйти на площадь, /Смеешь выйти на площадь, /Можешь выйти на площадь, /Смеешь выйти на площадь / В тот назначенный час?!»

*Лозунг на знамени отряда одного из руководителей Парижской коммуны 1871 года поляка Ярослава Домбровского.

Сесиль Вессье. За нашу и вашу свободу. Пер. с франц. Е. Баевской, Н. Кисловой и Н. Мавлевич. – М.: НЛО, 2015.

Сесиль Вессье. За нашу и вашу свободу

 

Белый царь

Василий Иванович Немирович-Данченко, старший брат одного из основателей  Художественного общедоступного театра,  ныне писатель не из  известных,  оставил записки о легендарном русским полководце и стратеге Михаиле Дмитриевиче Скобелеве  (1943-1882*). «Белый генерал» (вбой Скобелев шел в белом мундире на белом коне) не проиграл ни одного сражения отличившись среднеазиатскими походами и, главное, освобождением «братушек» от  турецкого ига.  Памятник ему от благодарной России стоял на площади его же имени (ныне Тверская с  якобы основателем Москвы Юрием Долгоруким  похороненым в Киеве) был снесен большевиками в 1918 году**.   «Всегда,  разумеется, найдутся сытые,  имеющие спокойные,  обеспеченные  средства к жизни…  Они будут против войны, даже с потерей государственной чести,  но этом случае следует принимать в соображение экономическое положение массы простого народа, а не обеспеченных классов….  Впрочем, русские, в большинстве, так созданы, что когда вопрос коснется государственной чести, то даже эти сытые классы охотнее в тяжкую годину пойдут на жертвы, чем поступятся честью».

* Скобелев прожил 39 лет,  столько же, сколько и самый молодой полководец Красной Армии Иван Данилович Черняховский (1906-1945)

**  В прошлом году новый памятник Скобелеву был установлен напротив академии Генштаба на проспекте Вернадского.

В.И. Немирович-Данченко. Скобелев. Личные воспоминания и впечатления. – М.: Захаров, 2015

В.И. Немирович-Данченко. Скобелев. Личные воспоминания и впечатления

 

Аппликация и революция

Изящно изданная книга  о роли бумаги в жизни людей, с которой они живут более 2 тыс. лет,  написана с почтением к самому идеальному рукотворному материалу, дешевому,  легкому и прочному, который можно складывать, резать, гнуть, перекручивать, лакировать, сплетать, пропитывать водоотталкивающими составами… То есть делать с ней все что угодно  – бумага она все стерпит.  Даже оцифрование книг. И все от того что она вечна. «От диктата масляных красок и холста художники часто спасались в гостеприимных объятиях бумаги (а Матисс, в конце концов, оставил жену Адели ради работы и ради своей модели и помощницы Лидии Дилекторской)». Иэн Сэнсом. Бумага. Пер. с англ. Д. Карельского. – М.: АСТ, 2015

Иэн Сэнсом. Бумага

 

Пленники судьбы

«Здесь вы никто, – был ответ». Исторические миниатюры о людях, известных и не очень, простолюдинах и власть имущих, оставивших свой след – героический или малопочтенный  –  в мировой истории. «Сколько не усовершенствуй орудия смертной казни, а первой жертвой все рано падет невиновный!». Елена Съянова. Маленькие трагедии большой истории. – М.: Время, 2015

А это миниатюры о людях, чьи поступки, так или иначе, были связанных со Швейцарией:  о местном Распутине, офицере Вайбеле в одиночку сократившем 2-ю мировую войну, об эмиграции местных в Бразилию, золотой лихорадке,  часовщике создавшем самую  успешную в истории марку автомобиля,  злосчастном карнавале в Базеле и как из Цюриха были изгнаны итальянцы.  Алекс Капю. 13 правдивых историй. – М.: Текст, 2015

Елена Съянова. Маленькие трагедии большой истории      Алекс Капю. 13 правдивых историй

 

Галопом по Европам

Замечательный и хорошо иллюстрированный справочник, с помощью которого достаточно быстро, за полминуты, можно узнать о секретах достижениях одной из величайших империй в мировой истории, именно 50 самых важных достижений бессмертной цивилизации.  Вот к примеру вас заинтересовал «императорский культ». На это, по заверениям издателя, уйдет 3 секунды. Для того чтобы  познакомиться с его квинтэссенцией,  « О нет, кажется, я становлюсь богом!»,  понадобится три минуты. И еще «полминуты» уйдет на погружение в  суть этого явления: «Когда жена Нерона Помпея родила ребенка, жрецы принесли жертву в благодарность за удачное разрешение, а когда девочка скончалась в возрасте четырёх месяцев, она была обожествлена». Тут же можно быстренько восстановить в памяти  имена действующих лиц и исполнителей а также  даты их пребывания на этом свете и то что они хорошего/плохого сделали для того чтобы остаться  навечно в памяти следующих поколений. Древний Рим за 30 секунд. – М.: РИПОЛ классик – М.: 2015

Древний Рим за 30 секунд

 

С божьей помощью

Пришло время узнать, что помимо священнослужителя старой доброй Англии отца Брауна (Г.К. Честертон) и российской монашенки Пелагии  (Борис Акунин), частным сыском занимались и их заокеанские коллеги – клирики  Урсула, католическая монахиня ордена сестер Марфы из Вифании, что в Лос-Анжелосе,  которая до пострига мечтала стать полицейским как и ее отец (раскрыла необъяснимое убийство, совершенное в запертой комнате (Энтони Баучер) , провинциальный неуступчивый  раввин Дэвид Смолл (Гарри Кемельман) и протестантский фундаменталист дядюшка Абнер (Мелвилл Дэвиссон Пост). В общем, на бога надейся, а сам не плошай! Сыщики от Бога.  Винтажный детектив. Пер. с англ. А. Бердичевского, М. Переясловой и В. Сергеевой. – М.: Corpus, 2015

Сыщики от Бога.  Винтажный детектив

 

Фашизм не пройдет?

«Владей собой среди толпы смятенной, тебя клянущей за смятенье всех…». Трактат написан лауреатом Нобелевской премии по литературе за 1981 год, о том как человек становится частью толпы и престает быть независимой личностью и как и кто реально управляет обществом сбитого в религиозную стаю.  Всестороннее рассмотрение массы/толпы как тоталитарной почвы для восхода семян фашизма или сталинизма – этих новейших феноменов Истории.

«Понятие массы изменчиво, соответственно изменению характера борьбы. В начале войны достаточно было несколько тысяч настоящих революционных рабочих, чтобы можно было говорить о массе. Если партии удается вовлечь в борьбу не только своих членов, если ей удается встряхнуть и беспартийных, то это уже является началом завоевания масс. Во время наших революций бывали случаи, когда несколько тысяч рабочих представляли собой массу...» В.И.  Ленин «Речь в защиту тактики Коминтерна». Соч., изд. 3-е, т. XXVI стр. 447. Можно было бы для полноты картины дать ссылку на Mein Kampf, но боюсь, что попасть во вновь образованные спецхраны будет не менее затруднительно чем при Софье Власьевне. Так что перечитайте «Повелителя мух» Уильяма Голдинга.  

Элиас Канетти. Масса и власть. Пер. с нем. Л.Г. Ионина. – М.: АСТ, 2015

Элиас Канетти. Масса и власть

 

Выбор котов котовичей

В общем, дело было так: как-то обнаглевшие крысы  решили напасть на музеи и все там уничтожить, ну а кошачьему народцу, самому независимому  их всех живущих на Земле, пришлось сделать  выбор – сражаться или смотреть со стороны на пир крысиной орды.  Помимо эрмитажных котов* в этой замечательной сказке можно познакомиться с девочкой Машей,  академиком Перепёлкиным, Петром I,  балериной Марией Сергеевной Коржиковой,  за чью честь вступился экскурсоводъ А.С. Пушкинъ**,  вызвав на дуэль неприятного типа Бутадеуса,  и прочими симпатичными и не очень персонажами нарисованными художником В.Буркиным.

*Кошки, числом около 400, официально стоят на довольствии в Государственном Эрмитаже.

**«А все-таки жаль, что нельзя с Александром Сергеевичем…»

Петр Власов. Рыцарь, кот и балерина. – М.: РИПОЛ классик, 2015

Петр Власов. Рыцарь, кот и балерина

 

Волшебный напиток…

«Как дела у нас с Борисом? Все отлично. Мы приступаем к флирту. – Флирт – это не любовь, это желание любви».  Маленький шедевр от одного из самых читаемых французских авторов («Распутник», «Женщина в зеркале», «Последняя ночь Дон Жуана» и еще десятка книг,  которые читаешь не отрываясь),  является современной версией «Опасных связей» Шодерло де Локло.  «Адам, Если дружба это богадельня для любви, я ненавижу дружбу. –  Дорогая Луиза, любовь от дружбы отделят лишь кожный покров. Это так тонко…».  Помимо «Элексира…» в кнге нашлось место и пьесе «Если начать сначала», которую хотелось бы увидеть поставленной на театре. Эрик-Эммануэль Шмитт. Эликсир любви. Пер. с фр. Алены Ефремовой и Александра Браиловского. – СПб.: Азбука, 2015

Эрик-Эммануэль Шмитт. Эликсир любви

 

Утопический остров

Автобиографическая проза польского еврея, чья семья стала жертвой Холокоста (часть теста  о поиске родителей и родственников),  ставшего одним из самых заметных французских писателей, перемешанная,  разбавленная «фантазией» о тоталитарном обществе (антиутопия ХХ века)  острова Wраспложённого на «другом конце света», где зачатие детей – повод для большого праздника, который называют Атлантиадой…  «Известно лишь то, что все это очень долго длилось, а потом прошло».  Самые замечательные страницы о принципах спортивной жизни в W– его кальки с  нашей действительности. В книгу так же вошло эссе «Элис-Айленд», об американском «острове слез», на котором был обустроен  транзитно – пропускной пункт, через который прошли 16 миллионов эмигрантов из Европы (вспомните кадры из «Крестного отца-2»), а так же материалы о  творчестве писателя..  «Есть два мира – мир хозяев и мир рабов. Хозяева недоступны, рабы раздирают друг друга в клочья». Жорж Перек. W,  или Воспоминание детства. Пер. с фр. Валерия Кислова. – М.: СПб. Издательство Ивана Лимбаха, 2015.

Жорж Перек. W,  или Воспоминание детства


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое