Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ ИЮНЯ. Биография царя Федора, Париж  в разрезе, стихи Превера, роман Беккета

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ ИЮНЯ. Биография царя Федора, Париж в разрезе, стихи Превера, роман Беккета

Тэги:

Мешает жить Париж

Желающим узнать, чем жил Париж после того как его покинули (бистро, бистро) русские казаки, рекомендуем этот тысячестраничный фолиант. Автор,историк русско-французских связей, перелопатив и систематизировав все, что было написано о Париже от Реставрации до баррикад 1848, года – подарила читателям блестящий текст который можно читать с любой страницы, не отрываясь. Там есть все: короли и капуста (привет Бобуру от чрева Парижа), простолюдины и буржуа, аристократы и гавроши, белошвейки и проститутки, ЖКХ и транспорт, газеты и полиция. В общем, все-все-все о городе вечной русской мечты и его жителях. Есть там глава о русских в Париже: «Русские авторы, в книгах которых можно было усмотреть ‘хулы и клеветы с большими шансами на правдивость’(по емкой формуле агента русской тайной полиции Я.Н. Толстого), оставались жить во Франции» так как с Сены выдачи не было. Невыездным оставалось петь хором в пол-голоса на прокуренных кухнях, так чтобы соседи за стеной не встали: «Ну что мой друг свистишь, мешает жить Париж?» Вера Мильчина. Париж в 1914-1948 году.– М.: НЛО,2013

Вера Мильчина. Париж в 1914-1948 году

 

2-президента-2

В этой потрясающей книге изящно связано в гордиев узел заточенный на убийство волк серо-голубого окраса, провонявший человеческой кровью и прогорклым бараньим жиром монгольский каан – старик-степняк ненавидящей города, отставной российский президент благоухающий в день своего 70-летия коньком и трубочным табаком, которого никто не посещает в его четырехэтажном особняке (выше первого так ни разу и не поднялся) и нынешнего – раба ФСО и кукловодов, до которого  медленно, но доходит, что он обыкновенный заложник системы. И любой его шаг влево или вправо будет равносилен побегу. И еще там есть люди готовые убить и волка, и стариков и молодого. Эта книга о власти, которую «не вкусивший да познает» написана языком родниковой свежести, что ныне большая редкость.Вместе с книгой: А.С. Пушкин «Борис Годунов» экранизация 2012 года Владимира Мирзоева и перечитать «Балладу о царской шутке» Киплинга в переводе Оношкевича-Яцины. Дмитрий Поляков-Катин. Дети новолуния. – М: Центрополиграф, 2013

Дмитрий Поляков-Катин. Дети новолуния

 

Недоцарствовал

Государь Алексей Михайлович «Тишайший» (второй Романов) от разных матерей (из Милославских и Нарышкиных) прижил  шесть  сыновей и десять дочерей.  Дети  с рожденья были хилы – мучились цингой и долго не жили. Иначе вся история государства Российского могла пойти по другому, хочется думать, эволюционному пути. Но не пошла. Об этом и книга. Федор Алексеевич IIIстарший полнородный брат Ивана Yи единокровный Петра Iпрожил всего ничего – 21 годок. Короновали подростка в 14 лет, и успел он поцарствовать всего шесть. Но успел сделать много(спасибо учителю – Симеону Полоцкому): провел перепись населения; ликвидировал  местничество в армиии уничтожил разрядные книги, заменив их родословными; с подачи первой жены, польки Грушецкой, ввёл моду на бритье бород и одежду польского кроя; усовершенствовал «полки иноземного строя».  Много строил из камня как церквей и так  домов бытого и гражданского назначения. Еще немного, еще чуть-чуть и флот бы в стране появился. При нем сожгли протопопа Аввакума – понимал, как страшен раскол для страны – нечего раскольнику под ногами вертеться. Но вот беда, всем Романовым свойственная, завещания о престолонаследии не оставил и тем самым вызвал волнения приведшие на трон персону  «чертушки»,  сломавшего Россию о колено,  да так что нам до сих пор икается. Дмитрий Володихин. Царь Федор Алексеевич. – М.: МГ серия ЖЗЛ, 2013

Дмитрий Володихин. Царь Федор Алексеевич

 

Русский Мольер, фон-Визин

Его предки ливонцы были приняты на службу Иваном Грозным. И он их не посрамил, удостоившись высокой чести быть отлитым в бронзе, заняв законное место рядом с такими же обрусевшими абиссинцами, шотландцами, турками, литовцами, грузинами, украинцами и другими инородцами на памятнике 1000-летия России, что в Новгороде. А еще раньше он был увековечен Николаем Васильевичем Гоголем в «Ночи перед Рождеством» как остроумный человек «в скромном кафтане с перламутровыми пуговицами». Мало кого так ценил Николай Васильевич. Академик, дипломат, переводчик, сатирик, «отец первой русской комедии» участник публичных дискуссий с императрицей прожил недолгую, но счастливую жизнь. Сатирику повезло при жизни увидеть на театре свои пьесы не изуродованные «богомольной важной дурой, нашей чопорной цензурой». А еще он, провидец, два века назад предсказал в своей «Всеобщей придворной грамматике» появление ЕГЭ. Действительно, зачем географию знать, если извозчики есть?  Михаил Люстров. Фонвизин. – М.: МГ, малая серия ЖЗЛ.

Михаил Люстров. Фонвизин

 

Улётное чтение

Если этим летом собираетесь в Марсель, советуем захватить в самолет этот авантюрный путеводитель по городу и его ресторанам. Городу, пропахшему прованскими травами с привкусом мистраля, ненавидящему парижан (марсельцы не французы)за то что Людовик XIV де Бурбон, он же Луи-Дьёдонне («Богоданный»), он же «король-солнце», он же Людовик Великий разорил его, лишив заодно независимости. Для справки: королевская победа была награждена чумой. Теперь сюжет: американский юрист вернул владельцу украденную партию коллекционных вин, после чего вор, марсельский миллионер, вместо того чтобы заказать ловкача, предложил ему и его подружке стать его представителями в подложной фирме для получения контракта на застройку прибрежной полосы города. И все это на фоне осязаемого запаха прованской кухни (одно описание рубца вызывает слюноотделение), аромата вин типа «юный Христос в бархатных штанишках» и femmefatale. Приятного полета. Питер Мейл. Марсельская авантюра. Пер. с англ. И. Пандор – СПб.: Азбука, 2013

Мейл. Марсельская авантюра

 

Мастер верлибра 

Первая и наиболее полная книга стихов писателя и сценариста  Жака Превера (1900-1977). Вот на пробу: «Отражения бед/заставляют/ трескаться зеркало». И еще: «Жили – были мужчина и женщина/они никогда не виделась / Жили они далеко друг от друга/жили они в разных местах/ И вот однажды они читали/одну и ту же страницу книги/ в оно и то же время/на второй секунде/ одной минуты / их последнего часа/ вот она точность». Читать, а потом смотреть фильм «Дети райка» Марселя Карне, снятого по сценарию Превера в 1944 году в оккупированной немцами Франции. ЮНЕСКО считает этот фильм мировым достоянием культуры. Жак Превер. Стихотворения. Пер. с фр. М. Яснова. – М.: Текст, 2013

Жак Превер. Стихотворения

 

Предтеча абсурда

Роман одного из родоначальников театра абсурда, лауреата Нобелевской премии Сэмюэля Беккета о жизни полых (то есть, по Роберту Музилю, «без свойств») людей. Они   путешествуют в пустоте «без морских плаваний, без перехода границ, по не очень пересеченной, хотя местами и пустынной местности» с мыслями об ужасе жизни. Эта книга как бы предтеча «В ожидании Годо». «Я не знаю ни слова, – сказал Мерье, – ни даже фразы, способной выразить  то, что мы, как нам кажется, хотим сейчас сделать.  – Руку, – сказал Камье, – нет обе. – Зачем? – сказал Мерсье. – Чтобы пожать их, – сказал Камье… – Пошли отсюда, – сказал Мосье. – А куда? – сказал Камье.  – Криво вперед, – сказал Мерсье». Сэмюэль Беккет. Мерсье и Камье. Пер. С фр. Е. Баевской. – М.: Текст, 2013

Сэмюэль Беккет. Мерсье и Камье

 

О бабушках

Восемь рассказов о бабушках. Самых светлых людях. Тех, кто ласково чертыхаясь, мыли наши попы, читали на ночь сказки, по ночам стирали, прощали наши не всегда невинные шалости, утром будили в школу, готовили каши из топора, берегли от всего гадкого, как могли. Это они исподволь, ненавязчиво, передавали нам свой бесценный опыт, накопленный в лагерях, на фронте, в городских коммуналках и в беспаспортных деревнях. Тот самый опыт, на который мы не обращали внимания до тех пор, пока нашу задницу не начинал клевать жареный петух. И тогда их вековая мудрость, сидевшая до этого где-то далеко в наших подкорках, появлялась на свет спасательным кругом. А мы были для них шансом дающим возможность прожить еще одну жизнь. Об этом и книга. Татьяна Булатова. Дай на прощанье обещанье. – М. Эксмо, 2023

Татьяна Булатова. Дай на прощанье обещанье

 

Пигмалион №

«Яму» Куприна помните? Как ее под школьной партой читали? Там студент-анархист Лихонин взял из публичного дома мамки Марковны на воспитание проститутку Любку? И чем все это закончилось? Ну, так книга Владимира Козакова точно с таким же, судя по всему, вечным сюжетом. Герой хоть и не анархист, но тоже постоянно опохмеляющийся. И чего только с похмелья не сотворишь. Вот он и решил перевоспитать снятую им на ночь деревенскую шлюшку-малолетку Веронику. Впихнуть в нее… многовековую мировую культуру. «Да все бабы шлюхи, – обречено опустив шнобель  в пластиковый стаканчик с водкой, выдохнул Андрюха. – Ну, не скажи, не все, – одушевленно отвечала ему  перевоспитываемая проститутка Вероника. – Я вот, например, мечтаю всю жизнь любить только мужа и умереть с ним в один день». В голову сразу лезет: «Умри, автор, лучше не напишешь». Владимир Казаков. Роман Флобера. – М.: Центрполиграф.2013 

Владимир Казаков. Роман Флобера

 

Рассказы Дениса

В детстве зачитывались «Денискиными рассказами» Виктора Драгунского. Теперь пришла очередь его сына – Дениса Викторовича. Правда пишет он не детские книжки, а вполне взрослые – короткие на страничку-полторы рассказы из личного опыта – детского, отроческого, юного и вполне взрослого. Смешные, грустные, нравоучительные, но без занудства. Главное – добрые.  «В обыкновенной мирной жизни у любого поступка, даже самого ужасного, обязательно есть какая-то человеческая причина. Не надо прощать, если с души воротит. Но лучше постараться понять. Для самого себя лучше, для собственной жизни, для своей души. И подумать: он меня мучил или я его? Бог разберётся в день века».  Да, о названии книги – у палеоазиатов (к примеру, коренных жителей Чукотки) нет слова «ложь». Хорошо ли это? Читайте… Денис Драгунский. Нет такого слова. М.: АСТ, 2013

Денис Драгунский. Нет такого слова

 

Испанский конец

Вот не виделись одиннадцать друзей-приятелей четверть века, а тут загорелось отпраздновать юбилей и не где-нибудь, а в горах с барбекю. В выходные. Но за это время много воды утекло, и бывшая дружба плавно перетекла в знакомство. Как говорится, разные судьбы, разные интересы. Одно общее – жизнь не удалась. Выехали в субботу в горы на машинах, отъехали на 150 километров от ближайшего населённого пункта. Разбили лагерь. Вот ужин наступил, и тут началось страшное, непонятное, мало того весьма фантастичное. И уехать не получается – ни одна машина не заводится. И пришлось друзьям-приятелям начать ковыряться в прошлом, вспоминать о чувствах которые когда-то их связывали, старые обиды и другие малоприятные эпизоды четверть вековой давности да еще и обвинять друг друга в своих неуспехах. Давид Монтеагут. Конец. Пер. с исп. Н. Богомоловой. – М.:  Corpus, Астрель, 2013

Давид Монтеагут. Конец


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое