Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ ФЕВРАЛЯ. Клан Кеннеди, время динамита, тюремные эссе Лимонова, первый советский фантаст Беляев

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ ФЕВРАЛЯ. Клан Кеннеди, время динамита, тюремные эссе Лимонова, первый советский фантаст Беляев

Тэги:

Ирландцы

Впервые в России подробнейшая история клана Кеннеди. Если бы бедный ирландский фермер и правоверный католик Патрик Кеннеди не испытал в октябре 1884 года жгучего желания свободы, то США лишились бы больших политиков: трех сенаторов, одного кандидата в президенты и выбранного президента, доказавших своей жизнью, что Новая Англия дала и даёт всем использовать свой шанс выбиться в люди. Впрочем, она все равно лишилась бы их: Джон, «величайший  президент страны» (согласно опросам американцев он по популярности до сих пор идёт ноздря в ноздрю с Авраамом Линкольном) был застрелен, его брата Роберта, министра юстиции, пуля остановила на подступе к Белому дому, младшему Эдварду, чтобы не прервалась связь времён, семья запретила баллотироваться на этот пост. В конце книги приведена справка о судьбах наследников братьев выбравших другую карьеру. Хотя, время покажет, еще не вечер и кто знает,что в головах у этих чертовых ирландцев. Что ещё почитать: Александр Писчасов. В кольце петли. Убийство Кеннеди. Взгляд из России. Издание газеты «Знамя правды», Тюмень, 1995. Лариса Дубова, Георгий Чернявский. Клан Кеннеди. – М.: МГ, 2014

Лариса Дубова, Георгий Чернявский. Клан Кеннеди

 

Горе от ума

Питерский автор «трактата с примечаниями “Изломанный аршин”» («М» представлял его в январском прошлогоднем обзоре) порадовал новинкой, написанной 35 лет назад для издательства «Детская литература». Тогда набор ее первой части был рассыпан по указке конторы глубокого бурения. Но только через четверть века после (как пали тяжкие оковы), нам дали возможность познакомиться с подробностями трагической жизни литератора из шестидесятников позапрошлого века Дмитрия Ивановича Писарева. Самовластье прописало ему казенные харчи в Петропавловской крепости. Одновременно с ним за комендантом крепости числились: Чернышевский, Шелгунов, Серно-Соловьевич, Михайлов (Мих. Илецкий), уже осуждённый на каторгу. И, как не странно, все писали и печатались – бумага, перья и чернила были за счет казны. Нашего героя  за острый язык обожала и цитировала где не попадя еще одна жертва кровавого режима: некий Старик, он же Дядя, он же Рихтер, он же Фрей, он же «Кремлевский мечтатель»….  Он же В.И. Ленин. И все это на фоне постного варева российского образованного общества в переходный период освобождения крестьян от крепостной зависимости. И полемики вокруг гипотезы проф. Костомарова о появлении на Руси некого Рюрика. Так же нас познакомят с тем как будоражили общество понося друг друга в угаре журналистской полемики властители дум (в более поздней редакции инженеры человеческих душ)в лице господ литераторов Тургенева, Салтыкова, Достоевского, Гончарова (цензора), Герцена, Чернышевского, Белинского, Скабичевского, Крестовского, Тютчева и пр. Отдельным примером рассмотрены высокие отношения пассажира «Фрегата Паллады» и  «бархатного плута». Последний якобы стырил у автора «Обрыва» сюжет «Дворянского гнезда» и еще пару других задумок. Весьма современная книга, заставляющая констатировать что в России все идет по спирали и с прискорбием задуматься, отчего у российских образованных протестантов выступающих против образованной же власти (одни университеты заканчивали, да разному научились) кишка тонка. «Это была прокламация. Называлась она – “Молодая Россия”; требовала превращения современного деспотического правления в республиканско-федеративный союз областей, уничтожения собственности, брака и семьи, предсказывала революцию не позднее года». Для сравнения эпох читать дневники Юрия Нагибина. (Рипол классик, 2009). Самуил Лурье. Литератор Писарев. М.: Время, 2014

Самуил Лурье. Литератор Писарев

 

Время динамита

В монографии рассматривается вечный вопрос взаимоотношения образованного общества и власти. Но по окончании чтения возникает несколько вопросов. Почему у наших образованцев из среды радикалов «сильно поднялось настроение» после первомартовского 1881 года цареубийства? Отчего резко негативное отношение образованных людей к террористам в России со временем переросло в понимание? «В случае если под следствием оказывался образованный человек полиция, прежде всего, стремилась установить степень его опьянения, полагая, что верноподданный не может сознательно оскорблять монарха и членов императорской фамилии». А вот что написал В.В. Розанов в 1912 году в своем «Уединённом»: «В террор можно влюбиться и возненавидеть до глубины души, – и при том с оттенком ‘семь пятниц на неделе’, без всякой неискренности». Что еще читать: Список пассажиров «философского» парохода. В качестве иллюстраций: Илья Репин «17 октября» (Русский музей, Санкт-Петербург), Борис Кустодиев «Большевик» (ГТГ, Москва), Ефросинья Керсновская (музей ГУЛАГа, Москва, Петровка, 16). Юлия Сафронова. 1912 Русское общество в зеркале революционного террора. 1870-1881 годы. – М.: НЛО, 2014

Арест пропагандиста. Илья Репин

 

Се человеки

Эдуард Вениаминович Лимонов вслед за «Священными монстрами»(АdMargenem, 2003), выпустил новую книгу эссе. Там он раздал своим героям как сёстрам/братьям (Мао, Ленин, Достоевский, Жене, Пиаф и пр.) серьги, отлив их из металлов разного химического состава: кому досталась самородные, кому самоварные. Получил на орехи и Пушкин – автор сбросил его с корабля современности, объявив поэтом для календарей, скорее всего из ревности, а не зависти, которая ему чужда. Но в основном награды нашли героев, свое уже отсидевших. И не удивительно – эссе писались в камере Лефортовской тюрьмы – прямая аналогия с сидельцем Писаревым (см. ниже). В новой книге уже повзрослевший подросток Савенко (не расстанусь с комсомолом – буду вечно молодым) достиг возраста мудрости и с этой колокольни по новому взглянул на жизнь других оставивших след в истории человечества: Сократа и Платона, молодых Карла Генриха Мордехая Маркса, Бакунина, Фридриха Ниетже (Ницше), Ганди (как бы поговорив с ним), Усамы бен Ладена и Салота Сару (он же Пол Пот), Дарвина и В.И. Ленина.  И их женщин. Эдуард Лимонов. Титаны. – М.: Ад Маргенем Пресс, 2014

Эдуард Лимонов. Титаны

 

Ностальгическое

Об этой книге очень тепло отозвался мэтр Фазиль Искандер, отметив её тонкий скрытый лиризм. Обозреватель «М»  полностью согласен с автором «Кроликов и удавов», как проведший треть жизни в коммунальной квартире на Сретенске (50-метровый коридор, две кухни, три туалета и отсутствие ванной на 15 семей из полсотни жильцов). Всё правда,  и   все вызывает противоестественную ностальгию. «Оказывается, у Натальи Михайловны совсем и не желудок. Просто она с Толиком живет. И как то даже не по-человечески – дядя Вася всё объяснил. И организм Наталии Михайловны не выдержал. И Варвара Алексеевна все видела. Как она шла по «колидору». Толик в дверях стоял без штанов, а Наталья Михайловна намылилась в ванну. Надо же! А еще, называется, учительница!» «Тот, кто меня совсем не знает, может подумать, что – я враг народа. Но на самом деле всё наоборот… – За мной!!! За мной следят». Анатолий Михайлов. У нас в саду жулики. – М.: Эксмо, 2014

Анатолий Михайлов. У нас в саду жулики

 

Сволочи

Очередное знакомство с потусторонним миром. На это раз детским. Автор «Дозоров» и «Застав» в паре с очередным соавтором отправил московских допризывников из закрытого интерната для Светлых, Иных и Темных, где помимо общеобразовательных предметов их учат основам толерантности по отношению друг к другу, на экскурсию по питерским музеям. С виду это нормальные подростки, но еще не определившие кем быть, поскольку по задумке авторов они слишком плохи для Дневного Дозора и слишком хороши для Ночного. Но, как и все нормальные подростки, они не чтут Договор, дерзят Великим и не верят в пророчества. Среди них особенно выделяется девочка Аня, наделённая способностью  воплощать в реалии свои фантазии через свои натуралистические рисунки. Сопровождает питомцев учитель словесности Дмитрий Александрович, не подозревающий, какие сюрпризы ожидают его во время этого путешествия. Для тех, кто не может уснуть, не пообщавшись с  вервольфами, оборотнями, вампирам и другими нечистями и тварям из магического сообщества. Сергей Лукьяненко, Алексей Шушпанов Школьный надзор. – М.: АСТ, 2014.

Сергей Лукьяненко, Алексей Шушпанов Школьный надзор

 

Документальный роман

Воспользуюсь предисловием к этой книге, так как лучше ее трудно представить: автор на материалах «говорящего» трофейного архива немецкого генерального штаба, куда не многих допускают, предпринял попытку понять, увидеть и прочувствовать, как, например, вполне неплохие парни, авиаторы и храбрецы, почти ремарковские три товарища, превращаются в строителей чудовищной машины убийства и подавления». В общем, как Гитлер пришел к власти с помощь партайгеноссе Гесса, Геринга, Лея, Штрасера, Гиммлера, Риббентропа и других «униженных» капитуляцией Германии в первой мировой войне и желающих реванша. В отдельных главах подробно описывается биография «моего Игнатия Лойолы» -так Гитлер назвал эсэсовца №1 Генриха Гиммлера. А также хроника ялтинской конференции глав трёх держав-победителей. Также приведена портретная галерея «соратников» фюрера и людей, которые творили 20 век – от Муссолини до танкиста маршала Рыбалко. Елена Съянова. Гитлер_директория.– М.: Время, 2014

Елена Съянова. Гитлер_директория

 

Роман-загадка

Эта небольшая по объему книга о жизни и смерти от пристрастия к человеческим порокам enfantterrible Вадима Масленикова. Действие книги  происходит в годы предшествующие октябрьскому (ноябрьскому) перевороту. Она впервые была опубликована в нескольких номерах парижского журнала «Иллюстрированная жизнь» в 1934 году и сразу вызвала интерес читающей публики. И не только текстом, но и тем, что его автор был никому неизвестен. Как обычно бывает в таких случаях, чтобы далеко не ходить вспомним «Креативщика» Анны Борисовой, которую никто не видел и про которую никто ничего не знал, начались всякие предположения. Правда, спустя некоторое время, «Борисова» личико приоткрыла («я истину открою, поэт мужчина, только с бородою») и оказалась литератором и нашим современником Григорием/Борисом Чхартишвили/ Акуниным. Но не в случае с М. Агеевым (то ли Марком, то ли Михаилом) чьё инкогнито до сих пор волнует литературоведов. На протяжении почти трех четвертей века молва приписывала авторство книги то Бунину, то Набокову, то Марку Леви. Но так ни на ком не остановилась. Что впрочем, никак не влияет на удовольствие от ее чтения. В первую очередь рекомендуется допризывникам и их родителям. Кстати, в этом году должна выйти экранизация этого романа. М. Агеев. Роман с кокаином. – М: Захаров, 2013

М. Агеев. Роман с кокаином

 

Мечтатель

В марте этого года исполнится 130 лет со дня рождения одного из родоначальников советской фантастики. Он родился в Смоленске в семье священника. И его жизнь не была усеяна розами. Скорее ее шипами. Семинарист, артист, юрист, газетный редактор пролежал в гипсе (туберкулез позвоночника) две революции и две войны в крымском санатории, где пережил «красную» вакханалию. В 40 лет опубликовал в журнале «Всемирный следопыт» рассказ, позже расширенный до романа «Голова профессора Доуэля». Тогда многие писатели попробовали работать в этом жанре: Алексей Толстой, Маяковский, Шагинян, Эренбург, Лавренёв, Катаев, Каверин, Платонова, Булгаков…. Но только он остался верен своим сюжетам. А потом была дружба с Циолковским и роман «Прыжок в ничто» с предисловием калужского мечтателя бредившего космосом, автором фантастической повести «На луне» (1894), «Ариэль», своеобразный парафраз гриновского «Блистающего мира», «Властелин мира», «Человек-амфибия»… Было издано шесть собраний его сочинений моментально раскупленых. Последнее в семи томах вышло в издательстве «Эксмо» два года назад. На его книгах училось не одно поколение наших фантастов. Он умер от голода в 1942 году, не успел эвакуироваться из оккупированного немцами Пушкина (Царское село). Зеев Бар-Селла. Александр Беляев. – М.: МГ, 2013

Зеев Бар-Селла. Александр Беляев

 

Лирик

Каторжник, певец социального дна и нетрадиционного секса, автор «Дневника вора», «Служанок (у нас на театре ставил Виктюк), «Кереля» (экранизировал Фассбиндер с Франко Неро в главной роли) и еще многих разножанровых произведений, некоторое время в середине 40-х годов писал стихи, доказав невеждам, что талантливый человек талантлив во всем. «Неся, как нимб, свой полудетский облик, // Едва заметный оставляя след,//Ты проскользнёшь, как призрак или отблеск // В мои стихи. Из них возврата нет». Жан Жене. Стихотворения. (Билингва) Пер. с фр. Аллы Смирновой – М.: Текст, 2014

Жан Жене. Стихотворения

 

Певец империи

Год назад в мартовском обзоре «Медведь» рекомендовал мемуары «Консульство» Луи-Адольфа Тьера (1797-1877), «палача Парижской коммуны», как нас учили  советской школе. Этот фундаментальный труд по истории Франции ХIХ века был впервые полностью опубликован на русском языке. И отметил, что записки очевидца и участника почти всех тогдашних пертурбаций страны, которая как записная ветреница перед зеркалом истории примеряла то колпак Марианны, то треуголки с разными кокардами, то короны, для нас более чем поучительны. И вот издательство продолжило публикацию его записок названных «Империя». В  них очевидец и участник описывает события в постреволюционной  Франции от коронации Бонапарта и до Тильзитского мира (1 том) и от Тильзита до континентальной блокады Англии (том 2).В дальнейшем нас ждут еще два тома «Империи», написанные блестящем пером дипломата и первого президента Третьей республики (1871-1973) выучившегося на медные деньги. Луи-Адольф Тьер. Консульство. Пер. с фр. О. Вайер.М.: Захаров, 2014

Луи-Адольф Тьер. Консульство

 

Сказочник

Ему был отмерен срок в 57 лет. Но за это время он преуспел в главном – стал детским писателем с большой буквы. Его книги еще при жизни заняли достойное место на золотой полке рядом с книгами Аркадия Гайдара,  Марка Твена,  Виталия Бианки, Фрэнсиса Ходгсона Бёрнетта, Чарльза Диккенса, Майн Рида…. А еще он писал сценарии к очаровательным мультяшкам. И песни, которые исполняя вместе с Юлием Кимом. Издательство «Малыш» сделала нашим детям чудесный подарок, переиздав две его лучших книжки. «Недопесока» – о приключениях «маленького принца свободы» – малыша песца выбравшего волю и независимость, что в принципе одно и то же. Именно за это выжившая из ума Софья Власьевна гнобила писателя, природного русака, усмотрев в книге призыв к еврейской эмиграции и которую Арсений Тарковский назвал одной из лучших книг на земле. А еще «Шамайку–Королеву кошек» повествующую о жизни и приключениях трущобной кошки у которой «четыре ноги» и большой длинный хвост. Её Коваль посвятил господину Эрнесту Сетон-Томпсону – человеку, который с любовью писал о животных и чьи книги занимают своё место на уже упомянутой золотой полке. Обе с чудесными картинками  Дмитрия Трубина. Юрий Коваль. Недопесок – М.: Малыш, 2013. Юрий Коваль. Шамайка – Королева кошек – М.: Малыш, 2013

Юрий Коваль. Недопесок   Юрий Коваль. Шамайка – Королева кошек

 

Про котов и злобных бабок

Житель Солнечногорска Вася Ложкин (в миру Алексей Куделин) всё своё свободное от сочинительства и исполнения своих же песен время отдает изображению на больших листах бумаги или картона (что под руку попадется на том и изображает) самых загадочных обитателей домашней фауны – котов и злобных бабок. А когда они ему надоедают, переключается на не менее загадочных зайцев, человекообразных обезьян и обезьяноподобных человеков. А когда и от этих устаёт то из-под его пера и кисти выходят медведи, слоны, лошади. Но, по любому, это всегда смешно и поучительно – «на зеркало неча пенять, коли рожа крива». Спасибо, Вася, рисуй ещё. Вася Ложкин. Приплыли. – М.: Издательство Сканус, 2014

Вася Ложкин. Приплыли  Вася Ложкин. Приплыли


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое