Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

КНИГИ АВГУСТА. Биография Катаева, Гумилев о Мазепе, детектив Паланика, историческая драма Горенштейна

КНИГИ АВГУСТА. Биография Катаева, Гумилев о Мазепе, детектив Паланика, историческая драма Горенштейна

Тэги:

Мазепа и мифы

Автор «Гумилев сын Гумилёва»: о том, как, благодаря сочинениям Николая Васильевича Гоголя, Тараса Григорьевича Шевченко, Ивана Александровича Котляровского и других украинских сочинителей и философов при вполне легальной поддержке русских либеральных кругов, на свет вылез миф о гетмане Мазепе как борце занезависимость Украины. «Малороссийская бытовая культура оказывала свое влияние на вкусы и привычки даже тех помещиков, что не имели украинских корней». Сергей Беляков. Тень Мазепы. – М.: АСТ изд-во Шубиной, 2016

Сергей Беляков. Тень Мазепы

 

«Англичанка гадит»

В уникальном альбоме «Медведи, казаки и русский мороз» из собрания Эрмитажа представлены 150 «весёлых картинок» английскихкарикатуристов первой трети ХIХ века.  Подборка «Война и мiр русского медведя» (до и после 1812 года) над которыми потешалась вся Европа, исподволь вырабатывая стереотип отношения к России как стране медведей, казаков и русского мороза работающего до сих пор. Досталось всем: и «фрунтовому профессору», бежавшему  из-под  Аустерлица и дрожавшему  в 12-ом  году, Кутузову с его генералами, атаману Платову, русскому мужику, Николаю Павловичу… Справедливости ради заметим, что сатирики-рисовальщики не обошли своим вниманием не только счастья баловня безродного корсиканца с его маршалами и домочадцами но и законных европейских монархов. Не пожалели и своего Георга III.  Досталось полякам, которых в свое время сэр Уинстон Черчилль назовет «гиенами Европы», предложив гурманам «жаркое по-кутузовски: Генерал Мороз готовит Польское блюдо с Французским десертом».  Каждая карикатура снабжена детальным комментарием, статьей, приложениями и справочным аппаратом.  «И пусть будет стыдно тому, кто подумает об этом плохо». В добавок: «Русский медведь»: История, семиотика, политика. НЛО, 2012. В.М. Успенский, А.А. Россомахин,  Д.Г.  Хрусталев. Медведи, казаки и русский мороз. – СПБ. Арка, 2016

В.М. Успенский, А.А. Россомахин,  Д.Г.  Хрусталев. Медведи, казаки и русский мороз

 

Шоки больного города

«Санитары продрались через толпу…». Предлагаемый сборник рассказов, в которых автор «Бойцовского клуба», в очередной раз ниспровергает основы буржуазности и, с присущим ему здоровым цинизмом сатирика и мастера стёба, описывает темы обильно сдобренные табуированной лексикой, в которых, как мухи в паутине, отчаянно барахтаются жители большого города – от пожилого стриптизёра до подростка, истекающего половой истомой. Герои рассказов – рабы собственных инстинктов, благодаря которым очень легко поддаются манипуляциям власть имущих. «– Я тебя такому научу, что ты спасёшь брак. Её послушать, так перепихнуться с ней – не жене изменить, а вложиться в дополнительное образование, в курсы по ублажению супруги. Отодрать Фламинго – не адьюльтер, это дар, который доставляют матери твоего ребенка удовольствия больше, чем полный меховых шуб гардероб или чемодан с бриллиантами». Чак Паланик. Сочини что-нибудь. Пер. с англ. Н. Абдуллина. – М.: АСТ, 2016

Чак Паланик. Сочини что-нибудь

 

Мовист Саббакин*

Жизнь одессита, офицера первой мировой, успевшего послужить и белым и красным, повоевать пером в Великой отечественной, кавалера двух Георгиев и ордена Святой Анны IV степени, трех орденов Ленина, трудовых орденов Красного и Трудового Красного Знамени, лауреата Сталинской премии. Ученика Ивана Бунина. Защитника Мандельштама и Галича, недоброхота Пастернака, Зощенко, Лидии Чуковской и Твардовского. Главреда «Юности», придумавшего «мовизм» и давшего путевку в жизнь ИльфПетрову и невозвращенцам Анатолию Кузнецову, Анатолию Гладилину и Василию Аксенову. Великому цинику… Автора повести «Хуторок в степи» (1956) написанного с явным антисоветским душком – цензура прошляпила эпизод как учитель гимназии, выгнанный со службы за крамольную речь памяти Льва Толстого везет своих детей на экскурсию в Европу. Перед уходом он успел получить индульгенцию за «Уже написан Вертер».  Сергей Шаргунов. Катаев. – М.: МГ, большая серия ЖЗЛ, 2016

*Псевдоним Валетина Петровича Катаева котрым он подписывал свои стихи и расказы публикации в газете «Гудок».

Сергей Шаргунов. Катаев

 

Спутник Пушкина

Дневник приятеля Александра ПушкинаАлександра Вульфа без цензурных купюр. «Здравствуй, Вульф, приятель мой! /В Троегорском до ночи, / А в Михайловском до света;/ Дни любви посвящены, / Ночью царствуют стаканы, Мы же то смертельно пьяны, /То мертвецки влюблены» – это из письма Александра Сергеевича Пушкина студенту Дерптского университета Вульфу – сыну от первого брака соседки, помещицы села Тригорского Прасковьи Александровны Осиповой для которого Пушкин был наставником (поэт был старше Вульфа на пять лет) в науке страсти нежной.   Связывали Пушкина с Вульфом не только молодецкие забавы в Михайловском и Тригорском – именно Вульф должен был вывезти Пушкина за границу под видом крепостного слуги.  Не сложилось.  В общем этот дневник – яркий документ пушкинской эпохи. «После двухмесячных постоянных трудов, снискав сперва привязанность как к брату, потом дружбу, наконец я принудил сознаться в любви ко мне». Последние 40 лет своей жизни (он скончался в 1881 году) Вульф предавался заботе о хозяйстве (был скупердяем) и удовлетворению свой чувственности. Рассказы тверских помещиков о его гаремных идеалах находят себе документальные подтверждения.  А.Н. Вульф. Дневник 1927-1842 – М.  АСТ, Corpus, 2016

А.Н. Вульф. Дневник 1927-1842

 

Такова фитнесовая жизнь

Роман, действие которого происходит не на родине автора в Шотландии, а в США, под жарким солнцем Флориды. Однажды ночью Люси Бреннан, тренер по фитнесу, совершила благородный поступок: рискуя жизнью, остановила опасного психа, который, размахивая пистолетом, преследовал двух беззащитных бродяг. Но ни одно доброе дело не остается безнаказанным, и вот уже СМИ, вознесшие Люси на пьедестал, готовы поменять недавних героев и злодеев ролями. А единственный свидетель происшедшего, страдая от ожирения и клинической депрессии, решает записаться к Люси в фитнес-клуб, чтобы быть поближе к своей героине…  Много мата, правда не всегда по делу. Ирвин Уэлш. Сексуальная жизнь сиамских близнецов. Пер. с англ. Максима Шера. – М.: Иностранка, 2016

 Ирвин Уэлш. Сексуальная жизнь сиамских близнецов.

 

В объятиях Москвы

Житие гречанки Софьи Палеолог (1440-1450 – 1503) жены Великого князя Ивана III, матери Василия IIIимя которой до сих пор окутано легендами и мифами.  Женщине на которой сошлась история трех таких разных миров – русского, греческого и итальянского. Именно в Риме нашла прибежище семья марийского (одна из провинций Византийской империи) деспота Фомы Палеолога и в нем родился брачный проект, способствующий упрочнению Русского государства с Европой.

Что ещё: Николай Борисов. Иван III, Александр Филюшин. Василий III– обе книги из серии МГ ЖЗЛ. Татьяна Матасова. Софья Палеолог. – М.: МГ, большая серия ЖЗЛ, 2016

Татьяна Матасова. Софья Палеолог

 

Сентиментальный юдофил

Князь Сергей Дмитриевич Урусов (1862– 1937) после Кишинёвского погрома, случившегося 6 июня 1903 года по рекомендации главы МВД Вячеслава Плеве, был назначен губернатором Бессарабии где, прослужив полтора года, получил прозвище «сантиментального юдофила». Об этом он и написал «Записки губернатора» в которых резко отозвался о русской бюрократии, провинциальном быте и еврейских проблемах.  «Записки» вызвали неодобрение в правительственных кругах и автора осудили на 4 месяца, которые он провел в Таганской тюрьме. 

Будучи избранным в Государственную Думу, князь прославился речью произнесённой с трибуны: «На судьбы страны оказывают влияние люди по воспитанию вахмистры и городовые, а по убеждению погромщики». До октября 17-го Урусов занимался общественной деятельностью. После переворота остался в Москве и стал совслужащим. По некоторым данным оказывал помощь чекистам. Несколько раз арестовывался и умер накануне очередного ареста.  Князь Сергей Урусов. Записки губернатора. – М.: Захаров, 2016, Москва

Князь Сергей Урусов. Записки губернатора

 

«Двуличие в политике – беда»

Известный советский дипломат на глазах которого была снесена Берлинская стена восстанавливаетподлинную картину взаимоотношении европейских государств после Версальского договора 1919 года и вплоть до окончания Второй мировой войны. А также, на основе рассекреченных документов, разоблачает «лжеисториков» и утверждает, что разгром Третьего рейха был возможен уже к лету 1943 года.

«Игнорировать старания Вашингтона расставить свои базы таким образом, чтобы в пределах досягаемости американских ВВС оказывались все Западное и Восточное полушария, был невозможно. И очень сомнительно, чтоб разъяснения Гопкинса (специальный советник Рузвельта) в Тегеране на встрече с Молотовым и Иденом (министры иностранных дел СССР и Великобритании) закрыли эту тему», Валентин Фалин. Второй фронт. – М.: Центрполиграф, 2016

Валентин Фалин. Второй фронт

 

«Ухитримся, государь»

«Иван. Годунов, тебе также особо следить за здравием бережеием угличского царевича Димитрия. Годунов. Ухитримся, государь. Нагой. Государь милостливый, мы, Нагие, родичи царицы и царевича, то лучше умеем сделать, чем иные. Мало кому ныне можно верить, государь. Иван. Правда твоя, Афанастй Федорович…» Фридрих Горенштейн (1932-2002), один из лучших прозаиков («Домик с башенкой», «Место», «Искупление», сценарий «Соляриса» Тарковского») в драматической хронике времен Ивана Грозного «На крестцах» (перекресток дорог, распутье) повествует о времени окончательного формирования империи в последние годы царствования Ивана Грозного – разгром вольного Новгорода, набеги крымского хана, война с Польшей за Ливонию, отмена опричнины, яростные споры, церковный раскол. Персонажи – реальные. «Годунов. Объявить, чтоб все  собирались в Кремль, в Успенский собор. Для принятия писяги. Шереметьев. То, Борис Федорович, исполним.  Годунов. Да чтоб от всех сословий были. Также иные иноземные послы.  Никита Романов. Чтоб корновваться публично! Бельский. Для бережения от бунта поставить кругом Кремля двенадцать тысяч стрельцов». Фридрих Горенштейн. На крестцах. – М.: НЛО, 2016

Фридрих Горенштейн. На крестцах

 

Видок Фиглярин

Пушкин не пощадил его в своих эпиграммах. Вот одна из них: «Не то беда, Авдей  Флюгарин,/ Что родом ты не русский барин,/ Что на Парнасе ты цыган,/ Что в свете ты Видок Фиглярин:/ Беда, что скучен твой роман».  То есть несколькими строчками дал исчерпывающую характеристику Фаддею Венедиктовичу Булгарину справедливо обвинив его в доносительстве. Правда, в одном погорячился, – в то время положение Булгарина в обществе как издателя, редактора, фельетониста и сочинителя было вполне блестящем – его читали, к его суждениям прислушивались.  В книге подробнейшим образом рассматривается сотрудничество Булгарина с III отделением (секретной политической полицией), его отношения с Н.В. Гоголем, А.С. Пушкиным, Н.И. Гречем и О.И. Сенковским,  А.С.Грибоедовым и другими литераторами и общественными деятелями. Здесь же приведена его переписка Николаем Гречем.  Для лучшего понимания: Ф. Булгарин. Воспоминания (Захаров, 2001), Ф. Булгарин. Дурные времена. Очерки русских нравов (Азбука-классика, 2007), Ф. Булгарин. Иван Выжигин.  (Захаров, 2002).  А.И. Рейтблат. Фаддей Венедиктович Булгарин: идеолог, журналист, консультант секретной полиции: Статьи и материалы. М.: НЛО, 2016.

*Эжен Франсуа Видок(1775-857) преступник, возглавивший Парижский сыск.

А.И. Рейтблат. Фаддей Венедиктович Булгарин: идеолог, журналист, консультант секретной полиции: Статьи и материалы

 

Внекласное чтение

Все о времени, зеркалах, атоме и сыре. И о  людях, которые это придумали и сотворили, научив нас всем эти пользоваться. И не только.  Почемучкина энциклопедия. Художник А. Топорова. «Я познаю мир». – М.: Аванта, 2016

Почемучкина энциклопедия. Художник А. Топорова


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое