Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ АПРЕЛЯ. Kак вести себя при обыске, альбом царской крови, меню любви, биография O. Генри

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ АПРЕЛЯ. Kак вести себя при обыске, альбом царской крови, меню любви, биография O. Генри

Тэги:

Зек из города Остин

История жизни человека, которому человечество благодарно за знакомство с благородными жуликами Джеффом Питерсом и Энди Таккером и их «Родственными душами» на «Дорогах, которые мы выбираем». А заодно и с «Вождем краснокожих», указавшего всем верную дорогу до канадской границы. А еще с художником Берманом спасшим «Последним листом» и ценою собственной жизни милую девчушку Сью. Этих историй вполне бы хватило автору для того что бы попасть во все хрестоматии и энциклопедии. А у него таких историй для нас было припасено несколько сотен. Но вот вопрос. Могли бы мы смеяться и пускать слезу, читая эти рассказы, если бы аптекарь, чертежник, издатель и волею рока банковский кассир Уильям Сидни Портер не попал после ревизии Первого Национального банка города Остина (США) за крупную недостачу в каторжную тюрьму? Из которой сиделец №30664 вышел спустя три года уже известным писателем. Андрей Танасейчук. О. Генри. – М.: МГ, серия ЖЗЛ, 2012

Андрей Танасейчук. О. Генри

 

Как вести себя на обыске

«Я вижу государства статую:/Стоит мужчина, полный властности./ Под фиговым листом запрятан /Гигантский орган безопасности». (Пер. с англ.). Этот текст появился в самиздате в 1976 году сразу после процессов «СССР против Щаранского» и «СССР против Твердохлебова». Третья, полуслепая машинописная копия, хранилась в надежном месте рядом с показаниями Марченко, Солженицына, Буковского, Светова, Копелева, Шаламова, Амальрика, Аксенова и других не менее уважаемых людей. Время шло, и я про нее почти забыл, был уверен, что эти знания уже не актуальны, академичны, больше не пригодятся. Тем более что упомянутые авторы уже давно перебрались на книжные полки в легальных обложках. Наивный. Время показало – был не прав. Достаточно попастись в интернете, чтобы убедиться. Да и в  «открытой печати» пока такие сведения еще печатают. И вот переиздание этой, как оказалось более чем своевременной книжки. Как говорится, учите матчасть: «Следователь: Откуда у вас Евангелие? Свидетель: От Матфея». Владимир Альбрехт. Как быть свидетелем. Как вести себя на обыске. – СПб.: Свое издательство, 2013

Владимир Альбрехт. Как быть свидетелем. Как вести себя на обыске

 

FUIMUS – первый из Брюсов

Так уж сошлись планеты что ирландские и скандинавские корни переплелись, дав бурный рост на хорошо унавоженном иностранцами московском Кукуе. В результате чего три поколения этой славной фамилии связали свои жизни с сумрачной Россией. Один из кукуевцев, «птенец гнезда Петрова», артиллерист, фортификатор, дипломат, а  в «миру» колдун, чернокнижник и маг, дослужился до генерал-лейтенанта, преуспев под Полтавой и, устав от ратных трудов, обосновался среди книг в навигационной школе под сводами Сухаревой башни, где познакомил государя с галлиевыми пятнами на Солнце. Неблагодарная Россия во время очередной смуты уничтожила его обсерваторию и библиотеку в подмосковных Глинках. А заодно сравняла с землей и семейную усыпальницу. На стенах старой усадьбы воспоминанием о будущем остались только покоцаные маскароны и еле видимый девиз FUIMUSна родовом гербе, что означает «Мы были». Как ни странно, переулок в центре Москвы назван не в его честь, а только потому, что там купили дом его родственники. Затухающим отголоском рода стал поэт-символист, член ВКП(б), любитель минеток, чей особняк в начале Мещанской (ныне проспект Мира) как ни странно уцелел до состояния музея. Александр Филимон. Яков Брюс. – М.: МГ, серия ЖЗЛ, 2013

Александр Филимон. Яков Брюс

 

Пейзаж после битвы

Последнее время все чаще и чаще стали появляться исторические свидетельства жестокости советских солдат по отношению к жителям побежденной Германии. При этом публикаторы стыдливо умалчивали факты зверств других соучастников Второй мировой по отношению, как к нацистам, так и к обывателям. Взять хотя бы англо-американскую бомбежку Дрездена, закатавшую в асфальт город вместе с его жителями и лагерями военнопленных. Или Хиросиму и Нагосаки. И вот книга, которая раздает всем сёстрам по серьгам. Мы узнаем, как после падения нацистского режима во многих уголках коллаборационистской Европы произошла санация евреев в местных общинах. То, что не успели сделать SSи вермахт с блеском осуществили граждане освобожденной Европы. Заодно познакомимся со зверствами дорвавшихся до власти коммуняк в странах народной демократии и их коллег из Югославии, Франции и Италии. Для школьных библиотек, как говорится! Кит Лоу. Жестокий континент. Пер. с англ. Л. Карповой. – М.: Центрполиграф, 2013

Кит Лоу. Жестокий континент

 

Гоголь, рай-ад, Катулл и мат

Вот читаешь переписку Гоголя или воспоминания о нем, и глаз то и дело спотыкается на каких-то строчках, которые кажутся малозначимым. И проходишь мимо. Другое дело любопытный читатель, которому интересно, что стоит за этими зацепами – взаимоотношение писателя с адом, раем, воздухом…  И ему хочется разобраться в этом. Ну, например, на кой черт Николаю Васильевичу понадобилось писать из Рима в Петербург самому императору с просьбой выдать ему паспорт для зарубежных поездок, когда у него один уже в кармане был? Истории о Гоголе чудесны и кажутся вымыслом, когда как на самом деле всё в них, до  последней запятой, правда. В отличие от придумок о рождении стихотворных жемчужин («стихи не пишутся – случаются») Катулла Веронского в переводе автора этой книги. И поместить между размышлениями о Гоголе и Катулле, этими хрустящими ароматными корочками праздничного пирога, сочную начинку с историями о Пушкине, Тютчеве, Платонове… После прочтения книги желательно перечитать письма Гоголя и держать под рукой стихи Гая Валерия Катулла уже в переводах Максима Амелина (билингва, Текст,2010)- виртуозного переводчика мата с латыни на язык родных осин. Пока Госдура не запретила. Ну и факультативно Евангелие. Почему? А вы прочитайте. Владислав Отрошенко. Гоголиана и другие истории. – М.: Издательство Ольги Морозовой

Владислав Отрошенко. Гоголиана и другие истории

 

«Тело окрепшее, тело цветущее»

 У каждого времени свое представление о телесной привлекательности. Вожделенное человечество во все времена пускало слюни на тело (независимо от пола) в зависимости от моды и мировоззрения попов то на античные скульптуры,  то на фламандские формы, то на живые скелеты. Или вот загадка загадок: отчего вислозадая Мэрилин Монро стала секс символом нескольких поколений? Тут, честно говоря, без пол-литра не разберёшься. Именно поэтому автор призвал на помощь сексологов, представителей гламурной прессы, искусствоведов, киноведов, специалистов по кастингу и рекламе.  И получилась приличная книга об искусственных идеалах, ломающих жизни и судьбы. По мне, так лучше Георгия Владимова о привлекательности никто не написал: «А важно было –  как  женщина  повернула голову. Ничего важнее на свете не было». В общем «что есть красота и почему ее обожествляют люди» решать читателю, воспитанному на поговорках: «Кому попадья, кому попова дочка, а кому свиной хрящик» и «Кому и кобыла невеста». Факультативно: «История красоты» и «История уродства» Умберто Эко. Жорж Вигарелло. Искусство привлекательности. Пер. с фр. А. Лешневской.  – М.: НЛО, 20123.

 Жорж Вигарелло. Искусство привлекательностиЖорж Вигарелло. Искусство привлекательности

 

 Меню любви 

 Вот приехал в Швейцарию паренек из Шри Ланки. Там, на родине «стреляют», а ему жить хочется. А еще он умеет готовить аюрведическую еду, имеющую свойство укреплять разнополые члены тела. Страницы книги, на которых герой готовит ужин для соблазнения белолицей товарки, читаются так, как если бы их бы читала собака Павлова. С более чем обильным слюноотделение. С основной рецептурой еды, которую герой позиционирует как «Меню любви», можно познакомиться дочитав книгу до конца или сразу же зарыться в страницах 335-376. Мартин Сутер. Кулинар. Пер. с нем. О. Боченковой. – М.: Эксмо, 2013

 Мартин Сутер. КулинарМартин Сутер. Кулинар

 

Кому мешало?

Историк и геральдист Станислав Думин написал, а издательство «Слово», поместив труд в шелковый переплёт шикарного альбома, выпустило в свет прекрасно иллюстрированную историю коронаций русских царей-императоров с их биографиями, начиная с Ивана III. Издание приурочено к 400-летию дома Романовых прошедших трехсотлетний скорбный путь от костромского Свято-Троицкого Ипатьевского монастыря до 23-х ступенек в подвал дома горного инженера, двойного тезки двух великих князей, Николая Николаевича Ипатьева в Екатеринбурге. В общем, как говорил обличитель монархии, а в эмиграции большевиков, Аркадий Аверченко: «Кому это (старый строй – СТ) мешало?». Хороший повод для раздумий о судьбе моей Родины. Станислав Думин. Россия. История коронаций. – М.: Слово, 2013

Станислав Думин. Россия. История коронаций

 

 Значит жив 

 Владимир Войнович как-то заметил, что хорошую книгу можно определить по первому абзацу. Это в полной мере относится роману, который предлагается для обязательного чтения. «Утро началось с ведра, которое стояло в углу кухни. Первым к ведру подошел отец, его струя ударила в цинковое ведро с режущим звоном. Второй была мать… Третьей над ведром пристроилась нянька Нила, молоденькая смешливая девушка из деревенских, которая мочилась с зарытыми глазами, чтобы никто ее не увидел». Это книга о детстве и взрослении в небольшом городке Калининградской области с остатками европейской цивилизации в виде черепичных крыш и мощенных брусчаткой улицами, которые населены разношерстными переселенцами из всех глубинок России. О времени, когда инспектор ОРУД мог запросто выпить вместе с водителем полуторки сто грамм с прицепом и мирно разъехаться по своим делам, пожав друг другу руки, а в утильсырье везли вагонами собрания сочинений Сталина. О нищете в стране, строящей коммунизм. И главное – она об Отце, который, прочитав ее, обязательно сказал бы: «Значит, жив». Юрий Буйда. Вор, шпион и убийца. – М.: Эксмо, 2013

 Юрий Буйда. Вор, шпион и убийцаЮрий Буйда. Вор, шпион и убийца

 

Еще один круг Ада

Представлять читающей публике автора «Удушья», «Невидимки» – никакого смысла нет. Новый роман Паланика о жизни тридцатилетней дочери голливудской звезды в аду. После самоубийства: «Ты там Сатана? Это я Мэдисон Дезерт Флауэр Роза Наркс Койот Трикстер Спенсер. Ты бросил мне перчатку» и теперь  «наш путь приводит нас в Рощу Ампутированных Членов, гротескную чащобу из отрезанных рук и ног, перемешанных стоп и ладоней». Чак Паланик. Проклятые. Пер. с англ. Е. Мартинкевич. – М.: АСТ, 2013

Чак Паланик. Проклятые

 

Одинокая капля крови

«Одинокая капля крови упала на пол. От тела Нильса она отделилась секунду назад». Издательство Corpusпредставляет этот толстый том, как историко-культурологическое исследование с элементами полицейского романа. Сюжет прост до умиления: злодеи стараются, и не без успеха, стереть с лица планеты Земля всех мало-мальских праведников числом 36. Пока дело по их зачистке не добралось до Дании, где к поимке мерзавцев подключается не совсем сладкая парочка из полицейского переговорщика Нильса Бентцона и ученой женщины Ханны Лунд. Ей то и удается вычислить время и место следующего акта. Для любителей НТВэшных сериалов о слепых, косых, кривых и других увечных борющихся с преступной гидрой. «На этот раз Нильс не стал накрывать свой стакан ладонью, и священник налил ему новую порцию». А.Й. Казински. Последний праведник. Пер. с дат. Я. Палеховой. М.: Corpus, АСТ, 2013

А.Й. Казински. Последний праведник


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое