Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ ИЮЛЯ. Биография Одессы, антология ужаса, провалы ЦРУ

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ ИЮЛЯ. Биография Одессы, антология ужаса, провалы ЦРУ

Тэги:

Сладкоголоcый эйвонский лебедь

Рассмотрев под лупой работы литературоведов, утверждающих, что за авторство 38 канонических текстов (не считая двух эпических поэм и книги сонетов) борются лорд-хранитель печати, историк Френсис Бэкон, сын сапожника, шпион Её Величества, поэт и переводчик Кристофер Марло, Эдвард де Веру 17-ый граф Оксфорд и Роджер Меннерс 5-ый граф Ретленд автор очередной (и далеко не последней) биографии великого драматурга пришел к выводу, что спорить с этими теоретиками бессмысленно «поскольку это не теория, это – вера». Основной довод в пользу Шекспира гениально прост: ни один из вышеперечисленных людей не родился в Стрэдфорде-на-Эйвоне. То есть, из всех претендентов на роль автора пьес, которые ставили, ставят и будут ставить на всех театральных подмостках мира до тех пор, пока этот мир существует, был, есть и будет только один – сын мэра вышеупомянутого города Вильям, наш Шекспир.Для сравнения: «Уильям Шекспир» Энтони Берджеса (автора Заводного апельсина) и «Шекспир» Питера Акройда. Игорь Шайтанов. Шекспир. – М.: МГ, серия ЖЗЛ, 2013

Игорь Шайтанов. Шекспир

 

Путеводитель по Шекспиру

Сын мельника, писатель-фантаст, историк и учёный (биохимик) с мировым именем посчитал, что не могут его американские соотечественники насладиться текстами Шекспира без знаний исторических, легендарных и мифологических источников его пьес. И сделал все для того, чтобы они, а теперь и мы, тоже его земляки (Исаак Юдович Озимов был рожден в 1920 году в Гомельской губернии, РСФСР, чтобы в 1923 стать гражданином США), познакомились с истоками, из которых великий драматург черпал вдохновение для своих творений, большая часть которых разошлась на цитаты. Вот на пробу из «Гамлета»: «Следи за дядей», «Быть или не быть», «Король виновен». Или из «Макбета»: «Ах ты, проклятое пятно», «Мой дух мельчает», «На пир к тирану». Или из «Генриха Y» – «Три подлеца». Кстати, а почему три? На все вопросы отвечает автор. Айзек Азимов. Путеводитель по Шекспиру в 2-х т. Т.1 – Греческие, римские и итальянские пьесы. Т.2 Английские пьесы. Пер. с англ. Е. Каца. – М.: Центрополиграф, 2013

Айзек Азимов. Путеводитель по Шекспиру в 2-х т    Айзек Азимов. Путеводитель по Шекспиру в 2-х т

 

Ты знала много горя

«Одесса, мне не пить твое вино и не утюжить клешем мостовые...». Эта книга-реквием  городу, в котором когда-то все дышало Европой и в котором  в согласии жили «гордый славянин, /Француз, испанец, армянин,/ И грек, и молдаван тяжелый,/ И сын египетской земли,/ Корсар в отставке…». Город-космополит, упоминаемый Геродотом (Yвек до н.э.), а его Марк Твен назвал «Америкой в миниатюре», обосновался на границе степных ковылей и накатов Понта Эвксинского на архейские граниты и сарматские известняки. Перед нами книга, имеющая подзаголовок «величие и смерть города грез». Города талантливых бандитов, биндюжников, моряков, врачей, юристов, артистов, музыкантов и певцов, поэтов и писателей, которым и целого мира было мало. Города, по мостовым которого во время «той единственной гражданской», маршировали потомки его первого градоначальника и высекали искры подковы коней белых, красных, зеленых и жовто-блакитных всадников. Города погромов и холокоста, который не забыл, как румынские оккупанты ликвидировали его гетто. Для справки: согласно переписи 1926 года евреи составляли 36% всего городского населения. Ныне их число меньше четырех. «Какая нация, … жидки ваши, в них дьявол сидит». Повод перечитать Бабеля: «Одесса очень скверный город» и Пушкина «Я жил тогда в Одессе пыльной…». И ностальгическую тетралогию об Одессе Валентина Катаева «Волны Черного моря». Особенно вторую, ее часть (и как ее тогда напечатали?) «Хуторок в степи» о том, как при проклятом царизме учитель-еврей повез показывать Европу своим детям. Чарльз Кинг. Одесса. – М.: Издательство Ольги Морозовой, 2013

Чарльз Кинг. Одесса

 

Москва уходящая

Утверждаю что старая Москва, центровая, уютно угнездившаяся в пределах Садового кольца никогда, что бы ни говорили суетливые риэлторы и девелоперы, не выйдет из его границ. Эта книга-справочник по истории московских переулков, их появления, застройки, названий, людей, которые там жили и оставили о себе добрую и не очень, память. Эта книга о переулках еще не до конца загаженных любимыми архитекторами кепчато-плиточных мэров и их ретивыми замами по строительству, ЖКХ и культуре-мультуре – «немцами» по емкому и определению писателя Александра Терехова. Хочется верить что мы доживем до того сладкого часа когда москвичи снесут к чертовой матери плоды крапивного семени, уничтожающие «Неровный строй домов сутулых, всев мире знающих про всех./ Лебяжий только переулок. /Не улица и не проспект./ Да и не переулок даже,/ а так проулок в сто шагов./ Без лебедей и берегов,/ но все ж воистину Лебяжий». Не дай бог, что придется с этим справочником ходить по незнакомой Москве и вопрошать: «Куда ж все это делось? Кому все это мешало?» Сергей Романюк. Переулки старой Москвы. – М.: Цетрполиграф, 2013

Сергей Романюк. Переулки старой Москвы

 

Времена не выбирают

В дочке инженера и купца 2-ой гильдии Софьи Казимировны Островской (1902-1983) бушевал жгучий коктейль из польско-венгерско-цыганско-испанско-французской крови. Это и позволило ей выжить, после перемещения (времена не выбирают) из ясного детства в красный сумрак. Вот как о ней вспоминали те, кто ее знал: огромное достоинство, великое обаяние, красота, сила. Царственная. Поэт. Старая дева (умирая от рака матки, удивлялась: «что это?»). Она подробно день за днем описывала как жила со своею страной, с кем встречалась (список ее знакомых впечатляет), как пережила ленинградскую блокаду (подробно в дневниках). Об одном она не пишет: как будучи внештатником НКВД (мы, что не знаем, как и на чем вербовали, на чем ломали?), следила за Анной Ахматовой. Можно ли верить свидетельству генерала от КГБ Олега Калугина, предавшего свое сословье и  перебравшегося на ПМЖ в США? А вот ее стихам, датированным 1967 годом, веришь: «А я уже давно не знаю /Кому мне верить, кому нет./Ловлю лучи последних лет / У крайнего земного края!». С.К. Островская. Дневник. – М.: НЛО, серия «Россия в мемуарах», 2013

С.К. Островская. Дневник

 

Самая жуткая антология

Нил Гейман, автор этого сборника, наверняка в детстве читал с фонариком под одеялом сказки Перро и Гауфа (не исключено что был знаком и с русскими страшилками типа «Колобка» или «Гуси-лебеди»), а повзрослев, и с фантастическими романами Горация Уолпола, Жака Казота и Уильяма Бекфорда, рассказами Эдгара По и Амброза Бирса. А позже, короля ужасов Стивена Кинга. И это так сильно повлияло на его мировоззрение, что позволило собрать под одной обложкой лучшее что было написано в этом жанре за последние десятилетие такими мастерами как Чак Поланик, Лоуренс Блок, Ричард Адамс, Джо Хилл…  В общем берите в руки этот увесистый 600-страничный кирпич и читайте все подряд или выборочно. В любом случае не промахнётесь, как герой Блока из рассказа о маньяке «Поймал-отпустил»: «Он по-прежнему ловит и отпускает. И, наверное, так будет всегда. Но, бог ты мой, это же не обязывает его стать вегетарианцем? Конечно, нет. Иногда следует утолить аппетит». Все новые сказки. Составитель Нил Гейман. Пер. с англ. – М.: АСТ, 2013

Все новые сказки. Составитель Нил Гейман

 

Как стать репортером

Как советский еврей-заика, мастер спорта по фехтованию, выпускник института путей сообщений получил распределение в Баку на Азербайджанскую ЖД, где чудесным образом и с потрясающей наглостью (не заплатив ни копейки!) возглавил самую «дорогую» должность руководителя службы водоснабжением и канализацией республиканской железной дороги. И как он, добившись, что его заметки стал публиковать в республиканской печати, заболел кино и четыре года подряд сдавал на отлично вступительные экзамены во ВГИК, закончив его стал четырёхкратным лауреатом премии ТЭФФИ за документальные репортажи. История о том, как человек танком шел в профессию. Об искусстве жить в Баку Алиева-ст. О КВНе и кэвээнщиках, нравах ВГИКа и обитателей его общежитий, ТВ и его начальниках. О замечательных людях и людишках. В общем, это гимн профессии: «Ведь мы, репортеры, – Богом избранные люди». Михаил Дегтярь. Репортер. – М.: Время, 2013

Михаил Дегтярь. Репортер

 

Сказки из тюрьмы

Мало ли кто из писателей сочинял свои книги в заключении. Не обошла чаша сия рыцаря и шерифа Томаса Мэлори, средневекового автора восьми куртуазных романов о короле Артуре и рыцарях Круглого стола. Сидел он согласно должности в отдельных покоях по обвинению, как бы сейчас сказали в особо тяжких преступлениях, как то: изнасилование, грабеж, покушение на убийство и пр. и особенно не переживал, а писал, писал и писал. Впервые изданная в 1485 году книга до сих пор служит источником детских игр и вдохновения кинематографистов. А ее герои король Артур, а также  Ланселот Озерный, Гиневра, Мэрлин, Тристан, Изольда, Галахад, Гавейна, Фея Моргана а так же Св. Грааль стали именами нарицательными. И вот соплеменник Мэлори классик современной английской биографической литературы Питер Акройд решил адаптировать рыцарский роман под современного читателя. Получилось недурно.  На русский язык полностью книга вышла в издательстве «Наука» в 1974 году в серии «Литературные памятники»  и с тех пор не переиздавалась. Питер Акройд. Король Артур и рыцари Круглого стола. Пер. Любови Сумм. – М.: АНФ, 2013

Питер Акройд. Король Артур и рыцари Круглого стола

 

Провалы ЦРУ

«В честной игре войны,/ – Место шпиона не тут».Эту книгу «об очень плохих парнях» написал лауреат Пулитцеровской премии и посвящена она 60-летней работе ЦРУ (Лэнгли, г. МакЛин, графство Фэрфакс, штат Виргиния, США) при президентах Трумэне («разведка должна быть глобальной и тоталитарной»), Эйзенхауэре («неуклюжие операции всех мастей»), Кеннеди и  Джонсоне («больше куража, чем здравого смысла»), Никсоне («малоэфективны и напуганы»), Форде, Картере, Рейгане, Буше-ст. («мошенник на мошеннике»), Клинтоне и Буше-мл. («похоронная церемония»). Документальное повествование  о провальных операциях ЦРУ на Кубе (одни покушения на Фиделя Кастро чего стоят – всех американских президентов команданте пережил), во Вьетнаме (ушли с позором), Афганистане (чужие ошибки не впрок), Ираке (прямой подлог), странах Северной Африки (стабильные режимы сменили на радикальные). И как итог – башни-близнецы 11.09.2001. « У меня возникла еще одна проблема, – сказал в интервью  Оукли (американский посол в Пакистане с 1988 по 1991г.г.). – Те же люди, которые отчаянно сражались Советами, также наживались и на торговле наркотиками». «Эй, босс, мы ведь славно потрудились, не так ли?». Настольная книга сотрудников ФСБ.Тим Вейнер. ЦРУ. Правдивая история. Пер. с анг. В Найденова. – М.: Центрополиграф, 2013

Тим Вейнер. ЦРУ. Правдивая история

 

Оклеветанный пушкинистами

Академик Николай Яковлевич Петраков – известный учёный-экономист, специалист в области экономико-математического моделирования, методов и механизмов ценообразования и рыночного регулирования в свободное от науки время занялся изучением причин дуэли и смерти Пушкина. И путем логических построений пришел к выводу, что поэт ревновал жену не к Дантесу, а к известному ловеласу Палкину и «диплом рогоносца» написал собственноручно, чтобы заставить царя перестать строить куры простушке Наталии Николаевне. А заодно и установил, за что Идалия Полетика до гробовой доски ненавидела Александра Сергеевича. При этом академик со свойственной ученым прямотой изящно обвинил литературоведов в лености и не любопытстве. Николай Петраков. Пушкин целился в царя. – М.: Алгоритм, 2013

Николай Петраков. Пушкин целился в царя

 

Православный детектив

Написал эту книгу о Церкви бывший инженер-электронщик, а ныне прихожанин, а по совместительству сторож московского Николо-Кузнецкого храма (церковь святителя Николая на пересечении Новокузнецкой и Вишняковского переулка). Помимо рассказов о церкви, вере и верующих, а так же о том, как христианин должен относиться к искусству (по мнению автора индифферентно) в книгу вошла детективная повесть «Все, что сказал духовник», главный герой которой отец Вячеслав нашел бы, о чем поговорить с героем рассказов Гилберта Честертона отцом Брауном. «Иисус Христос учил, что «не наше дело знать времена и сроки… – Целомудрие не нарушаешь? – Нет (с гордостью). – А ты этим не гордись. А то диавол мигом похитит твое целомудрие – не успеешь и глазом моргнуть». Николай Байтов. Ангел-вор. – М.: Эксмо, 2013

Николай Байтов. Ангел-вор

 

Тюремный эксперимент

После того как миру стало известно о событиях в тюрьме Абу-Грейб ученые, для того чтобы определить как и отчего люди превращаются в злодеев (животных, мразь, скотину и тому подобное), провели так называемый Стэндфордский тюремный эксперимент. Одну группу добровольцев назначили заключенными, другую – тюремщиками. Для того чтобы одним потерять достоинство и впасть в депрессию, а другим окончательно оскотиниться и стать садистами, потребовалось не так уж много времени, так что эксперимент был прекращён досрочно. Об этом еще можно почитать у нобилиата Уильяма Голдинга в его романе «Повелитель мух», вышедши в свет 60 лет назад. Филип Зимбардо. Эффект Люцифера. Пер. Анна Стативка. – М.: АНФ, 2013

Филип Зимбардо. Эффект Люцифера

 

Победить инсульт

Рассказ мужественной женщины – нейрохирурга Гарвардской медицинской школы, чье имя в 2008 году  журнал Timeвключил в список «100 самых влиятельных людей мира» о том, как она победила свой инсульт. Тоstrive, to seek, to find, and not to yield. Джилл Болти Тейлор. Мой инсульт мне стал наукой. Пер. с анг. П. Петрова. – М.: Corpvs, Астрель, 2013

Джилл Болти Тейлор. Мой инсульт мне стал наукой.

 

«Се образ ангельский любезныя души…»

«Ум и сердце человечье» были даны человеку с татарскими корнями, ревностному чиновнику-государственнику (в лучшем смысле этого слова), рядовому Преображенского полка – участнику дворцового переворота приведшего на престол Екатерину II, другу Суворова, врагу помещиков-самодуров и противнику отмены крепостного права.

И, наконец, главное – «неправильному» классику русской литературы, заметившему и благословившему, сходя в гроб, «солнце нашей поэзии». Человеку, знавшему себе цену: «Един есть Бог, один Державин» – это он сам о себе. Каково? Вот еще, хрестоматийное: «Я царь – я раб, я червь – я Бог!». Арсений Замостьянов. Гаврила Державин. – М.: МГ, серия ЖЗЛ, 2013

Арсений Замостьянов. Гаврила Державин


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое