Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

КНИГИ ЯНВАРЯ. Биография Ларса фон Триера, книга об английских привидениях, «История» Бориса Акунина и рассказы Сергея Каледина

КНИГИ ЯНВАРЯ. Биография Ларса фон Триера, книга об английских привидениях, «История» Бориса Акунина и рассказы Сергея Каледина

Тэги:

Страна непуганых привидений

Знаменитый английский документалист и автор биографий сочинил безделушку, претендующую на весьма серьезный научный труд. Он обобщил всю имеющуюся на сегодняшний день информацию о привидениях в стране туманного Альбиона. В монографии о духах, не побоимся этого слова, приведена подробнейшая информация, классификация и характеристики привидений, обитающих как в домах/замках, так и в «обстановке» (шкафах, сундуках, часах и пр.), А также автор рассказывает истории об их блужданиях по пересеченной и не очень местности, не обходя при этом стороной ни священнослужителей, ни животных. Любящих показывать свое оточенное веками умение в искусстве полтергейста и вселяясь без регистрации на постой в тела живых и мертвых подданных Их Величества. И все это, по свидетельству людей, оставшихся в живых после знакомства с достойнейшими представителями потустороннего мира, типа блуждающих дам и беспокойных само – и детоубийц, среди которых встречаются редкие экземпляры вроде милашки старины Джеффри – делают они это легко и с удовольствием. Приятного чтения на ночь для мечтающих о приобретении недвижимости на островной империи.

«Боюсь, что кентервильское привидение  все-таки  существует, – сказал, улыбаясь,  лорд  Кентервиль, – хоть оно, возможно, и не  соблазнилось предложениями ваших предприимчивых импресарио. Оно  пользуется  известностью добрых триста лет, – точнее сказать, с тысяча пятьсот восемьдесят  четвертого года, – и неизменно появляется незадолго до  кончины  кого-нибудь  из  членов нашей семьи». Оскар Уайльд. Питер Акройд. Английские привидения. Пер. с англ. Н. Кротовской. – М.: Издательство Ольги Морозовой

Питер Акройд. Английские привидения.

 

Городской  сумасшедший

Это первая и, наверняка, не последняя биография отца «Догмы 95», бросившего перчатку мировому кинематографу. Написана она до того как герой, автор «Танцующей в темноте», «Догвиля», «Антихриста», «Меланхолии» и других фильмов, вошедших в обязательные программы во всех киношколах мира, снял «Нимфоманку». В 9-летнем возрасте провозгласивший себя гением, а в  14 лет очарованный  «Ночью» Микеланджело Антониони (о человеке умирающем от рака), будущий режиссер счел атмосферу этой ленты волшебной. Его метод работы (ну кто еще может принудить актеров работать в канализации среди плавающего человеческого дерьма) и публичные, более чем не корректные высказывания (особенно о Гитлере), постоянно вызывают скандалы. Но гению всё сходит с рук. Кстати, своим двум несовершеннолетним дочерям смотреть свои фильмы фон Триер запретил. «Тогда получается, что ты – шаман?  – Ну, да.  Городской сумасшедший. – Или шаман?». Параллельно с чтением смотреть его фильмы. Особенно любимый «Догвиль». Нильс Торсен. Ларс фон Триер.  Пер. с дат. Я. Палеховой – М.: РИПОЛ классик

Нильс Торсен. Ларс фон Триер.

 

«Еще плодоносить умеет чрево»

Рождённый в ортодоксальной еврейской семье на территории австро-венгерской империи автор «Отеля Савой», «Восстания» и «Марша Радецкого» в 20-е годы прошлого столетия активно писал в газеты и был, по словам людей хорошо его знавших, «матерым газетным волком» для которого были открыты двери всех домов и лачуг: люмпенов, рабочих, полусвета и высшего сословия. В своих репортажах, колонках, заметках и зарисовках в австрийских и немецких газетах он дал панорамный портрет жизни Берлина, города, в то время равнозначного Парижу – центру мировой культуры. И еще он в своих публикациях предсказал приход нацистов к власти. «Все-таки чем дальше на север, тем национальнее настроены люди. В Гамбурге они такую пропаганду флага развели  – знай наших! Еще увидим! Главное – не робеть. Только вперед! – Куда бы ты не направился, думаю я, тем национальнее будут настроены там люди. Ужас что за человек. Потому что ты везде чуешь кровь. Своими рублеными фразами этот господин мгновенно угробил всю умиротворенную, разомлевшую от летней жары атмосферу парикмахерской. Голос его если не реет как национальный флаг, то уж точно тарахтит как черно-желто-золотистый жестяной  флюгер».

В качестве иллюстраций: картины Отто Дикса и художников группы Brucke, фильмы Фрица Ланга и «Кабаре» Милоша Формана и сборник стихов немецких экспрессионистов «Сумерки человечества». М.: Московский рабочий, 1990. Йозеф Рот. Берлин и окрестности. – M.: AdMargenem, 2013

Йозеф Рот. Берлин и окрестности

 

«Он не мог писать не блестяще»

Дублинский Гомер сочинял стихи всю свою жизнь. Его первый стихотворный сборник «Камерная музыка» был издан в 1907 году. По форме он представлял собой цикл песен. У него был прекрасный тенор и в молодости он выступал с пением ирландских песен и баллад, которые исполнял импровизируя на гитаре или рояле. Второй прижизненный сборник «Песни за штуку» был издан в 1927 году. Это были фактически листки дневника куда он, путешествуя по Европе, записывал лирически откровения, навеянные безнадежной любовью к его ученице Амалии Поппер. Критики отмечали его высочайшую стихотворную технику, оригинальность и изящество комического дара. «Перфекционист, он просто не мог писать не блестяще».  «Грехи – они кругом кишат;/Не заводи же лишних споров/ И не пытай у поросят,/ Кто виноват – свинья иль боров./Сгорел приют, и плут столяр/Подставил пастора. Едва ли/Случился бы такой пожар. /Топи они свой пыл в бокале./ А я пьянчугой горьким был,/ Блудил, буянил… Но при этом/ Смекните: если б я не пил, /Что за комедь с таким сюжетом». Джеймс Джойс. Стихотворения. Пер.  англ. Г. Кружкова. Билингва. – М.: Текст, 2013.

Джеймс Джойс. Стихотворения

 

Полку историков прибыло

В строй интерпретаторов нашей истории, потеснив Герхарда Миллера, Николая Карамзина, Дмитрия Иловайского, Николая Костомарова, Василия Ключевского, Сергея Соловьёва, Михаила Тихомирова и еще двух десятков широко известных в узких кругах профессионалов* вдруг встал профессиональный японист. И занял свое место твердо, как патрон в обойме. В первом томе (а их предполагается написать никак не меньше четырех) рассматривается история территории на которой мы живем от самых истоков до монгольского нашествия, и откуда «есть пошли» наши предки, опровергая блоковское «Да, скифы– мы! Да, азиаты – мы, с раскосыми  жадными очами!». Тема, конечно, достаточно спорная – ведь источников, на которые принято при этом ссылаться, увы, не сохранилось. Но автор достаточно убедительно ответил на эту загадку. «История не повторяется? Возможно, но постоянно заикается» Ежи Лец (см. ниже). Борис Акунин. История российского государства. – М.: АСТ, 2013

Борис Акунин. История российского государства

 

«Не чужесловь!»

Станислав Ежи Бенон де Туш-Летц (1909, Львов-1966, Варшава) сочинил свой псевдоним, убрав одну букву из своей фамилии. Так на свет появился философ и писатель-сатирик Лец (Lec). В переводе с идиш – клоун, пересмешник. Студентом Львовского университета, как и положено юноше, он сочинял стихи (первая книга «Цветы»,1933) и писал в левые издания. С началом войны в 1939 попал в фашистский концлагерь, бежал, участвовал в Сопротивлении под знаменами Армии Людовой, после войны пару лет был на дипломатической службе. И все время писал на всем,  что попадалось под руку свои знаменитые афоризмы и фрашки (пустяки, вздор), которые и принесли ему  мировую славу. Он считал, что предназначение сатирика лечить, но не тела и души, а общество. И власть социалистической Польши, которая по примеру старшего брата пыталась вывести нового человека путем скрещивания самок кентавров с минотаврами, его, мягко говоря, его недолюбливала. «Седлают-то Пегаса, но уздечку надевают на всадника». Смеясь, учил: «Не делай такую татуировку, чтобы с вас спустили шкуру» и «Не теряйте голову! Жизнь еще захочет вас по ней погладить» и когда вы сочтёте, что  «достигли дна, снизу постучат» так что «не ставьте будильник на последний час». Станислав Ежи Лец. Непричесанные мысли. Пер. с пол. Е. Смирновой.  Ил. Макса Никитенко.– М.: РИПОЛ классик, 2013

Станислав Ежи Лец. Непричесанные мысли

 

Оклеветанный гением

Солнце нашей поэзии Александр Сергеевич Пушкин ради красного словца мог обидеть кого угодно, даже тех, кто его искренне любил и тех, кто ему искренне  благоволил и им восхищался. К примеру, лицейского друга Кюхлю («и кюхельбекерно и тошно»), Николая Гнедича («крив был поэт переводчик слепого Гомера»), графа Воронцова («Полу-милорд, полу-купец, Полу-мудрец, полу-невежда, Полу-подлец…»)…. Наше все, гениально, через год после смерти композитора Антонио Сальери (1750-1825), обвинило его в отравлении товарища по цеху Амадея Моцарта. По версии, из ревности к таланту. Автор книги о замечательном композиторе (его вещи исполняют до сих пор), музыканте и педагоге (его учениками были Бетховен, Шуберт и  Лист), более чем состоятельного человека доброго и весёлого нрава, документально реабилитировал маэстро перед потомками. Опровергнув гениальное: «Все говорят: нет правды на земле. Но правды нет и – выше». Сергей Нечаев. Сальери. – М.: МГ, малая серия ЖЗЛ, 2013.

Сергей Нечаев. Сальери

 

«Или мы не князи?»

Начнем с того что большинство исследователей приходят к выводу что рукопись «Слова о походе Игоревом, Игоря, сына Святославова, внука Олегова»  не фальсификация графа Алексея Мусина-Пушкина, а достоверное свидетельство времен княжеской междоусобицы второй половины ХIIстолетия. А еще точнее, события, случившегося в 1185 году, когда Игорь Святославович князь Новгород-Северский (1151-1201), отпрыск четвёртого поколения Черниговского дома, родоначальником которого был Святослав Ярославич. До своего знакомства с Кончаком,  Игорь был известен только своими сварами с другими князьями и тем, что он «соседям то и дело наносил обиды смело». Но тут в одночасье «прославился» и попал в историю в результате «самому большому поражению, едва не обернувшемуся крахом для всей Руси». И все это благодаря автору «Слова…», которым по версии академика Бориса Рыбакова был боярин и  дипломат Петр Бориславич из окружения Мстиславичей. И еще (вот она волшебная сила искусства) благодаря опере Александра Бородина. В предлагаемой к почтению книге, автор по косточкам разобрал своего бесславного героя. Добавок: «Слово…» в переводах Николая Заболоцкого и Марка Тарловского,  Александр Солженицын. В круге первом. Гл.54-55. Суд над князем Игорем Сергей Алексеев. Игорь Святославич. – М.: МГ, малая серия ЖЗЛ, 2013.

Сергей Алексеев. Игорь Святославич

 

Москва, которой нет

Это уже третий и, хотелось бы быть уверенным, ностальгический путеводитель по исчезнувшей и продолжающей исчезать Москве под напором высокомалообразованных чиновников от культур-мультур. То есть варваров, что хуже Мамая. Прекрасно иллюстрированный справочник, в котором приведено подробнейшее описание улиц и домов, а также истории людей, которые в них жили и оставили след в жизни белокаменной. С ним будет приятно пройтись по предлагаемому маршруту, где пока еще держит оборону «неровный строй домов сутулых все в мире знающих про всех» и «где каменные тумбы филерами еще кой где торчат из подворотен».От Воскресенских ворот до Трубной площади. – М.: Memories, 2013

От Воскресенских ворот до Трубной площади.

 

Документ эпохи

Впервые собранные вместе все сохранившиеся письма великого русского писателя, автора «Чевенгура», «Котлована» и повести «Впрок».*

*Журнал «Красная новь» с повестью Платонова «Впрок» вышел в апреле 1930 году ровно через месяц после статьи Генерального секретаря ЦК ВКП(б) И. В. Сталина в газете «Правда» «Головокружение от успехов. К вопросам колхозного движения». Сталин ее внимательно прочитал и оставил на полях журнала оценки: «Дурак», «Пошляк», «Балаганщик», «Беззубый остряк», «Это не русский, а какой-то тарабарский язык», «Болван», «Да, дурак и пошляк новой жизни», «Мерзавец: таковы, значит, непосредственные руководители  колхозного движения, кадры колхозов?! Подлец», а в письме, осуждающем публикацию, назвал Платонова «агентом наших врагов». Но, сохранил. Умер Платонов в служебной комнате, которую ему выделили как дворнику Литературного института. Андрей Платонов. «…я прожил жизнь». Письма (1920-1950)  – М.:Астрель, 2013

Андрей Платонов. «…я прожил жизнь». Письма (1920-1950)

 

Про нас

14 рассказов автора «Смиренного кладбища» и «Стройбата», который, по словам живого классика Александра Кабакова, «способен написать не только о себе». Предисловие к книге с признанием в любви к автору написала его ученица Людмила Улицкая. Больше здесь сказать нечего. Просто читайте. Название книги взято у Юрия Левитанского: «Этот луч, прямой и резкий, эта света полоса /заставляет меня плакать и смеяться два часа, /быть участником событий, пить, любить, идти на дно... /Жизнь моя, кинематограф, черно-белое кино!». Поэт бы точно не возражал. Сергей Каледин. Черно-белое кино. – М.: Corpus, 2013

Сергей Каледин. Черно-белое кино

 

Книга трех поколений

Рассказы Виктора Юзефовича Драгунского о жизни мальчугана Дениса Кораблёва и его дружбана Мишки были написаны полвека назад, когда не было на свете никаких гаджетов, да и слова такого не было, а телевизоры были далеко не в каждой семье и детям самим приходилось искать себе занятия, читали, читают и будут читать, поскольку написаны они с любовью к детям. И, главное, о них. Драгунский писал свои рассказы, наблюдая за своим сыном и его друзьями. Сын вырос и сам стал писателем. И в этой замечательной книге, изданной к столетию со дня рождения прекрасного детского писателя, с чудесными иллюстрациями  Алексея Воронцова, рассказал нам о том, как все было на самом деле. Виктор Драгунский. Денискины рассказы. – М.: АСТ, 2013

Виктор Драгунский. Денискины рассказы.

 

PS

Бездонное озеро

Каемся, прошляпили. Но лучше поздно, чем никогда. Изменяя нашим правилам, представляем сборник стихов великого китайского поэта Ду Фу (712-770), вышедшей в Объединённом гуманитарном издательстве в прошлом году (на прилавки попал в начале этого года), когда все прогрессивное человечество отмечало 1300-летите со дня его рождения. Ду Фу писал свои стихи «в пустоте рукой к краю печали» но, в тоже время, «по направлению к свету». «Закатное солнце зацепило крючки занавесок/ вдоль по реке весенние стихли работы/ ароматы навстречу источают сады с берегов/ по отмели дым стряпни на причаливших лодках/ гомон птенцов пихаясь валятся с ветки/ заполняется двор насекомых гудящим роем/  кто тот кто придумал пить молодое вино/ с первым глотком растворяется сотнях тревог». Ду Фу. Пер. с кит. Н. Азаровой и еще двух десятков молодых московских поэтов. Билингва. – М.: ОГИ, 2012.

Ду Фу.


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое