Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

КНИГИ ИЮЛЯ. Жизнь Крылова, немцы на Украине, стихи Асара Эппеля

КНИГИ ИЮЛЯ. Жизнь Крылова, немцы на Украине, стихи Асара Эппеля

Тэги:

Жажда жизни

Врач Ален Бомбар, познакомившись со статистикой*, решил пересечь Антарктический океан на весельной лодке «Еретик» без запасов воды и еды (у него были только лески и рыболовные крючки, входящие в спасательный набор пароходных шлюпок) чтобы доказать: «Жертвы легендарных кораблекрушений, погибшие преждевременно. Я знаю: вас убило не море, вас убил не голод, вас убила не жажда! Раскачиваясь на волнах под жалобные крики чаек, вы умерли от страха». Эксперимент удался. И он написал об этом книгу. Не известно, читали ли ее советские солдаты Зиганшин, Поплавский, Крючковский и Федотов, которые в начале 60-х полтора месяца дрейфовали в Тихом океане на сорванной со швартовки десантной барже без еды и питья пока их не подобрали американские военморы. Хочется верить, что если не читали, то слышали о ней – к тому времени в СССР было выпущено три стотысячных тиража этой жизнеутверждающей книги. Необходимо отметить что мореплаватели-одиночки, такие как  Френсис Чичестер, Джошуа Слокам, Федор Конюхов и другие не менее отважные, без запаса воды и еды в море-океан не выходили. Исключение составил океанолог Слава Курилов, который в 1974 году спрыгнул с туристического парохода «Светский Союз» в районе Филиппин (см. его книгу «Один в океане») и провел в воде без еды и питья трое суток. Правда, к этому заплыву он готовился всю сознательную жизнь.

*На рубеже сороковых и пятидесятых годов прошлого столетия ежегодно около 50 тысяч потерпевших кораблекрушения умирали в спасательных шлюпках, при этом 90% в первые три дня.

Ален Бомбар.  За бортом по своей воле. Пер. с фр. Ф. Мендельсона и А Соболева. – М.: Альпина паблишер.

Ален Бомбар.  За бортом по своей воле

 

Кривосторонний треугольник

«Кто‑то, по‑видимому, оклеветал Йозефа К., потому что, не сделав ничего дурного, он попал под арест». Так начинается «Процесс» Франца Кафки написанный в 1918 году. А вот начало «Приглашения на казнь» В. Сирина (Набокова) написанного спустя двадцать лет: «Сообразно с законом, Цинциннату Ц., объявили смертный приговор шёпотом». Заметим, что Набоков, в совершенстве владевший немецким языком, категорически отказывался в знакомстве с творчеством Кафки. В свою очередь, земляк Эжена Ионеску также постоянно проживающий в Париже, Матей Вишнек не стал скрывать, что ему близко творчество, как Кафки, так и Набокова. И закрыл тему: «В одно прекрасное утро Козефа Й. освободили». Правда, условно. И даже попросили некоторое время понаблюдать за заключенными, когда охранники отлучились по своим делам. А сам «процесс» освобождения замкнул периметр кривостроннего треугольника абсурда. Оказалось, что на воле его герою делать нечего. «Он вспомнил, что люди могут быть номерами и только, и это его успокоило». Тем самым Вишенек закрыл тему, мучившую офисного планктона Кафку пока он не сообразил что «оковы измученного человечества сделаны из канцелярской бумаги». И встал в один ряд с Малевичем, который своим «Черным квадратом» поставил жирный крест на живописи как таковой. В качестве иллюстрации: «Процесс» Орсона Уэллса. Матей Вишнек. Господин К. на воле. Пер. с румын. Анастасии Старостиной. – СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2014

Матей Вишнек. Господин К. на воле

 

Перекличка

«Золотые бабочки ночные// Бьются о сверкающую лампу.//Торопясь, обламывают лапы, // Мажут лампу мягкую пыльцой...». Это из первой книги стихов Асара Эппеля (1935-2012) прозаика, сценариста, эссеиста и переводчика польских поэтов, «жидовина пишущего строки», как он сам себя называл. Он писал стихи всю жизнь, редко публиковал, в основном складывая случившееся («стихи не пишутся – случаются») в папку, обнаруженную в его архиве после смерти. «…Сонно, утомлённо, монотонно// Ходит кто-то неопределенный, // И взлетают бабочки навстречу// Огненному жуткому концу». Или вот еще: «Когда народ, по слухам, богоносец,// перекуют в народ-орденоносец,// он первым делом настрочит доносец // а значит, не безмолвствует народ!»  Асар Эппель. Стихи. – М.: О.Г.И, 2014

 Асар Эппель. Стихи

 

Анкор, еще анкор!

Командир 5-й егерской роты лейб-гвардии Финляндского полка, штабс-капитан Павел Андреевич Федотов (1815-1852), в свободное от службы время посещал вечерние рисовальные классы при Академии художеств.  В 29 лет вышел в отставку с пенсионом в 100 рублей и предоставлении казенной квартиры при академии по повторному (по первому отказался) предложению, благоволившему ему Николая I. Все идет неплохо. Работы продаются. Есть заказы. Плюс именное пособие от царя-батюшки в 300 рублей (его почитатель – великий князь Михаил Павлович просил у брата 500) годовых. Сочиняет плохие стихи. Но гложет мастера «маниакальная идея собственного величия и своей высокой миссии в мире». Что и доводит «академика по живописи домашних сцен» до 80-рублевой (в месяц, что дорого) койки в частной лечебнице доктора Лейдесдорфа. Когда платить «за постой» стало нечем, художника перевели в казенную больницу Всех Скорбящих, где он и отошел. В 37. Как истинный поэт. А его сумрачные картины нашли успокоение в Третьяковке и Русском музее. И до сих пор нас тревожат. Анкор, еще анкор…   Эраст Кузнецов. Павел Федотов. – М.: МГ, серия ЖЗЛ, 2014

Эраст Кузнецов. Павел Федотов

 

Немцы на Украине

Об оккупационной политике кайзеровской Германии на «незалежной» Украине, «главного приза немецкой экспансии на восток» написал в начале 60-х прошлого века профессор Нью-Йоркского университета.

Исследователь подробно описал, как оккупационные германские войска помогали гетману Скоропадскому бороться с Радой, решали проблему немецких колонистов Крыма и Черноморского бассейна, а заодно и с вечно зудящим польским вопросом. Как ни странно, книга за это время не устарела. А где то оказалась и пророческой. Если коротко, то она о том, как германская имперская армия выполняла план генерального штаба по аннексии юга России и что из этого вышло. «Украинцы не были исторической нацией, хотя и гордились тем, что их независимая государственность берет начало в Киевском княжестве, государстве, уничтоженном в результате монгольского нашествия 1240 года». Олег Федюшин. Несостоявшаяся украинская держава. 1917-1918. – М.: Центрполиграф, 2014

Олег Федюшин. Несостоявшаяся украинская держава

 

Миссия «немчина Куфира»

Исторический роман, основанный на реальных событиях. 1158 год. Сын Юрия Долгорукого, князь Андрей Боголюбский решает построить во Владимире на Клязьме главный храм Северо-Восточной, «Залесской» Руси как символ независимости от Киева. Как политической, так и церковной. Но мастеров не хватает и он приглашает гастарбайтеров из того же Киева, Галича и Греции. Узнав о нужде князя, император Священной Римской империи Фридрих Барбаросса посылает ему своего лучшего архитектора аббата Готлиба-Иоганна фон Розенау, агента, которому поручает тайную миссию пропаганды католичества на Руси. При участии аббата, во Владимире и его окрестностях за два года, помимо основного храма, который украсил своими фресками Андрей Рублёв, были возведены еще две церкви – Покрова на Нерли и Рождества Богородицы в Боголюбове, а заодно и Золотые ворота. В летописях архитектор императора получил прозвище «немчин Куфир». Автор книги, профессиональный историк, положил в основу романа письма аббата к Конраду фон Штайнбаху, архиепископу Вормсскому, описывающие свое пребывание на Руси. А как строили католические храмы  можно узнать, прочитав «Шпиль» Уильяма Голдинга. Сергей Заграевский. Архитектор его величества. – М.: О.Г.И, 2014

Сергей Заграевский. Архитектор его величества

 

Дедушка

Этого скрытного человека, «картежной шайки атамана»,  «отца семейства холостого», обжору, давшего фору Гагантюа (ел все, считая, что желудок сам разберётся что полезно, а что нет), чуть ли не приживалу (подолгу гостил у знакомых) любили все. Отношение окружающих к нему «неизменно были почтительными, уважительными и доброжелательными». И даже недоброжелатель Петр Вяземский (был еще один гей Вигель, неприятный тип) не принимавший его творчество (только творчество!) в хвалебных куплетах назвал его «дедушкой». Как приклеил. Ввел в оборот понятие «национальная басня», но стихов как таковых не сочинял.  Пробовал себя в драматургии, Чаще неудачно, но одна  эротично-циничная пьеса «Сочинитель в прихожей» так и просится на подмостки МХТ и Гоголь-центра. В 50 лет на спор выучил греческий язык. Без учебника. Путем сравнивания церковнославянского теста Нового завета с оригиналом. И еще он имел редкий талант разговаривать на равных и с императором и с извозчиком. Приглашенным на похороны душеприказчики разослали по экземпляру только что вышедшей книги его басен. «Как ни приманчива свобода, // Но для народа // Не меньше гибельна она, //Когда разумная ей мера не дана». Екатерина Цимбаева. Крылов. – М.: МГ, малая серия ЖЗЛ, 2014

Екатерина Цимбаева. Крылов

 

Майдан как предчувствие

Несколько месяцев из жизни жителей «парка Победы», разбитого на месте бывшего села Очереты, казацкого барокко, пасынка истории левобережного Киева, который «всегда был Украиной, в отличие от самого города, который когда требовалось, был Польшей, а мог быть и Россией». Время на излете советской власти. Еще идет война в Афганистане, штампуя как на конвейере груз «200», дефицитные продукты и книги нужно доставать по знакомству, не менее дефицитные кроссовки (по цене  месячной зарплаты – из-за них вся каша и заварилась) у фарцовщиков. И все это под приглядом ментов, курируемых КГБ, готовящих почву для смены анаши на героин… Время, когда страх в стране ослабевал, а нарыв лжи был вскрыт.  И на этой почве вырастало новое поколение, «которое знало, что бояться нужно, но, не понимало чего именно».  Долгожданный роман, написанный украинцем на отменном русском языке, читающийся залпом.  «– Куркули, – по-хозяйски оглядел село Семен. – Отстроились, отгородились от всего мира. Тебе здесь не тесно? – В Очеретах? – В Очеретах, в Киеве. На Украине. – Нет как будто. – Это пока. Но очень скоро ты начнёшь задыхаться». Алексей Никитин. VictoryPark. – М.: Ад Маргинем Пресс, 2014

Алексей Никитин. VictoryPark

 

Ностальгия

Одно время в СССР из титров всенародно любимой мультяшки  «Ну, погоди» одномоментно исчезла фамилия одного из сценаристов – Ф. Камов. В настоящее время (с 1977 года) он  живет в Иерусалиме. И печатается под своим именем и  является автором многотомного фундаментального труда «Книга времен и событий» о жизни евреев в стране советов. В этом же сборнике опубликованы его автобиографические вещи, отстои памяти, как он, 82-летний, их называет, исполненные весомо, зримо и с юмором. «Знаете, сколько голодных времен я пережил? – Сколько? – Четыре». Феликс Кандель. Шел еврей по Новому Арбату. – М.: Б.С.Г.-Пресс

Феликс Кандель. Шел еврей по Новому Арбату

 

«Честное соловецкое!»

 «Не отстать тебе! Я — острожник,// Ты — конвойный. Судьба одна. // И одна в пустоте порожней// Подорожная нам дана». Тягучее как срок повествование об отношениях между москвичом Артемом Горяиновым,  попавшим по уголовной статье в СЛОН* и Галиной Кучеренко, работницей администрации лагеря и сожительницей его первого начальника «краеведа» и интернационалиста Федора Эйхманиса, любящего беседовать с интеллигентными зэками (з/к – заключенный каналоармеец – беломороканальский термин) по-французски на любую тему. Современный взгляд на «власть соловецкую». «Вы общались с Эйхмансом? – Естественно общался…  И сразу потребовал от него привести сюда мою маму... – В тюрьму?  – И он немедленно согласился,– гордо сказал Осип.  – А зачем Вам мама, – Ей без меня плохо.  А мне она необходимо для нормальной работы.  – А как вам Эйхманис показался? – спросил Артем. – Начальник лагеря – и, значит, подонок. Иначе как бы он им стал, – ответил Осип очень просто». Для большего понимания романа свидетельства сидельцев: Дмитрий Лихачев. О Соловках 1928-1931 г.г. "Место под нарами", Варлаам  Шаламов «Вишера», Олег Волков «Погружение во тьму»…

*Соловецкий  лагерь особого назначения – первый концентрационный лагерь, созданный Советской республикой на территории бывшего монастыря в 1925 году.

Захар Прилепин. Обитель. – М.: Редакция Елены Шубиной, АСТ, 2014.

Захар Прилепин. Обитель

 

Патологоанатом

Детектив основанный на реальных событиях, имевших место быть в Китае в конце эпохи династии Сун (1186—1249). Врач, основоположник современной энтомологии (науке о насекомых) Сун Цзы по воле императора принимается за расследование серийных убийств. При этом он использует свои наблюдения за мясными мухами. Раскрыв преступление, он приступает к написанию своего главного труда по судебно-медицинской экспертизе «Сборник случаев по исправлению судебных ошибок», опубликованный им в 1247 году. Антонио Гарридо. Читающий по телам. Пер. с исп. К. Корконосенко. – М.: Иностранка, 2014

Антонио Гарридо. Читающий по телам

 

Пузан и великан

Страшную-престрашную сказку дедушки Корнея о царе Пузане, над которым подданные смеялись, прозвав его Самоваром и вечно голодном великане Ермолае, поевшего всех коров и кур, и о том, как можно похудеть, не прибегая к диетам, проиллюстрировал веселый художник дядя Коля Воронцов. Чтение на ночь. Корней Чуковский. Веселая сказка. – М.: Малыш, 2014

Корней Чуковский. Веселая сказка


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое