Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Колонки

Детское порно. Колонка Кирилла Харатьяна

Детское порно. Колонка Кирилла Харатьяна

Тэги:

«Надо убирать у себя в комнате», – с раннего детства говорили мальчику Дане оба родителя. И не зря же говорили. Потому что если бы Даня содержал жилое помещение в порядке, ничего бы и не было. 

А так уехал Даня с классом в поездку патриотического характера, в города Золотого кольца: им по 14 лет, пора бы уже и знать о славе России. Воспользовавшись случаем, родители затеяли в доме уборку и в том числе напали на юношеское логово с любопытством начинающих археологов.

Нашлось много интересного. Запрещенная к употреблению кока-кола (три недопитые бутылки разной емкости); конфетные фантики в поражающем воображение количестве; разрозненные детали одежды, в частности пять непарных носков; коробки от дисков, которым не было соответствия среди множества дисков без коробок; и наконец, диск в коробке с фломастерными надписями: «Порно» и «Чебуратор».

Последняя из находок вызвала у родителей ступор. Уборка, до того проходившая в атмосфере веселья и шуток (о культурных слоях и самозарождении жизни в одной отдельно взятой московской квартире), продолжилась в молчании; иногда то один, то другой родитель тяжко вздыхал, ища глазами поддержки, но в ответ встречал все ту же растерянность.

Долго ли, коротко, а дом засиял чистотой – конечно, всего лишь внешней; несчастные, потерянные взрослые напились для храбрости кофе и сели к компьютеру глядеть, что же именно записано на диске. И, кстати, согласились оба, так себе диск – невзрачный, поцарапанный, пыльный, бумажная часть обложки истрепанная, пластиковая – с дефектами. Неприятно в руки-то взять!

Каталог диска включал три единицы хранения, две из них назывались «Anal» с какими-то еще буквами и цифрами, а третья – «Cheburator». Родители совсем пригорюнились. Старое поколение, неполиткорректное, они заподозрили гомосексуальную тематику!

На беду диск еще и не желал запускаться. Гомофобы протерли его специальной тряпочкой, попробовали несколько просмотровых программ, и наконец на экране появилось мутноватое изображение. За столом сидел молодой человек. Мать Дани приготовилась плакать. Раздался стук в дверь. «Come in», – сказал молодой человек. Вошла условно одетая девушка.

Родители глубоко вздохнули, переглянулись и жалко заулыбались. «Ну все-таки нормальной ориентации видео, – важно сказал отец, – не так плохо». Мать обронила слезу.

Сюжет был захватывающий. Молодой человек спросил условно одетую девушку, хочет ли она стать порнозвездой; девушка не скрыла от него этого своего желания; молодой человек решил проверить, годится ли она для этой непростой работы; по окончании диалога, не занявшего и полминуты, молодые люди занялись проверкой, а родители Дани потеряли интерес к происходящему на экране - и запустили вторую единицу хранения.

В ней сюжет оказался гораздо проще: без всяких прелюдий три совершенно не одетых молодых человека набросились на одну так же абсолютно голую девушку с недвусмысленными намерениями; девушка же, пока могла, подбадривала их призывными стонами. Данины родители переглянулись. Отец сказал: «Ну все-таки нормальной ориентации, хотя и групповуха». Мать попросила прервать просмотр.

Это был аутентичный мультфильм, без каких бы то ни было сексуальных издевательств над зверюшками

Третья же единица хранения, называвшаяся «Cheburator», спровоцировала у несчастных родителей приступ отчаяния. Им никак не удавалось посмотреть больше трех секунд записи, и эта запись была сама невинность – отрывок из любимого детского мультфильма «Чебурашка».

Отец заподозрил самое ужасное – что создатели заставили несчастных кукол заниматься промискуитетом. Мать, сохранившая остатки рассудка, предложила найти видео с таким названием в интернете, раз уж не запускается запись.

Видео нашлось быстро и исторгло из родителей вздох облегчения. Это был аутентичный мультфильм, без каких бы то ни было сексуальных издевательств над зверюшками, единственное – он был переозвучен, так что все персонажи разговаривали исключительно грубо и главным образом матом.

Отец сиял. Мать едва сдерживала слезы. Все оказалось не так уж плохо!

– Надо будет с ним провести беседу, – важно говорил отец, – что половые отношения – это одно, а любовь – совсем другое.

– Что ты ему скажешь? – интересовалась мать. – Он все равно не будет тебя слушать, а только обидится. Давай подложим ему этот диск обратно, будто ничего и не было.

– Но сексуальное воспитание! – горячился отец. – Мы должны…

– Тебе кто-нибудь из родителей что-нибудь объяснял? – успокаивала его мать. – Мне, например, нет.

– Но я много читал и к его годам знал уже все, что следует знать! А он не читает ничего!

– В интернете можно узнать столько всего, чего ты в своих книжках никогда не найдешь!

– Я хочу ему объяснить то, что я знаю наверняка: что в подростковом возрасте мальчика обуревает гормональная революция, и он не видит в девочках и женщинах людей, а только сексуальные объекты; и порно убеждает его в том, что они только сексуальные объекты, всегда готовые и желающие, а это на самом деле вовсе не так!

– Он тебя не поймет, извини, конечно. Кроме того, откуда ты знаешь, как у них это сейчас?

Бесплодная беседа выдохлась, решения не нашлось.

Диск так и дождался приезда Дани у компьютера, после чего незаметно исчез. Судьба его неизвестна.

Зато Даня приобрел невиданную прежде пунктуальность: после каждого захода в интернет он вытирает за собой журнал посещений и историю поиска.

Отец однажды спросил его: «Зачем?» – думая про себя, что вот, настал момент провести воспитательный разговор на тему «Порнография и любовь».

– Тебе не понравится, – ответил Даня так строго, что у отца пропало всякое желание продолжать диалог.

– В конце концов, – объяснил он потом матери, – должна же быть у человека собственная жизнь!

 

Опубликовано в журнале «Медведь» №131, 2009


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое