Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Колонки

Сбой программы. Колонка Кирилла Харатьяна

Сбой программы. Колонка Кирилла Харатьяна

Тэги:

Есть такое в биологии понятие - партеногенез: размножение женских особей без участия мужских. Чаще всего о нем вспоминают в связи с пчелами, для которых это один из основных способов пополнения покорной и безотказной рабочей силы.

 

В России и среди людей регулярно появляются семьи, состоящие исключительно из женщин трех-четырех поколений; я давно это заметил и даже как-то написал, и получил от читателей подтверждение - точно, так.

То есть, конечно, не вполне они партеногенетические - мужчины появляются, но быстро и бесследно исчезают, не оставив в фенотипе (внешности то есть) и следа своего генотипа. И глядя на старшую из женщин, можно точно сказать, какой будет младшая, если доживет до тех же почти девяноста лет.

Воспроизводятся и стереотипы поведения, конечно: школа на отлично, много книг, мало знакомых мальчиков, алкоголь впервые в десятом классе, филологический или исторический факультет, курение с первого курса института (отважно) и до гроба (с удовольствием), замуж по причине беременности за первого-второго полового партнера, в 25 лет примерно роды и сразу развод - и потом безнадежные романы на работе с женатыми мужчинами. Верная подруга. Готовить и убираться впервые обучается после смерти бабушки. Демократические убеждения.

И вот на последнем женском поколении - нате вам: сбой программы.

В первую очередь пострадало чтение. Книжки, совершенно обязательные для всех трех предыдущих женщин (Бунин, Тургенев, Толстой, Достоевский, библиотека в доме - больше двух тысяч томов), своевременно не прочитаны и теперь не будут прочитаны, видимо, никогда. С Дашей-маленькой, названной в честь прабабки, которая остроумно зовется Даша-старенькая, невозможно обсудить жизненность конфликта в романе Шарлотты Бронте «Джен Эйр» - она не плакала над скромной твердостью героини в одиннадцать лет, как ее мать Катя, бабка Наташа и прабабка; она вообще не знакома с сюжетом важного романа «Поющие в терновнике», и, таким образом, ей сложно объяснить, что такое настоящие семейные ценности, потому что в партеногенетической семье из ценностей только бубнение, истерические припадки и мелочные счеты; Даша-маленькая вовсе не читала, а только смотрела в кино «Опасные связи» - и получила превратное впечатление о главной проблеме этого замечательного романа, которая не имеет отношения к сексу; уже нечего говорить о набоковской «Лолите», смысл которой радикально извращен кинофильмом с Джереми Айронсом в главной роли, хотя нельзя не признать, вздыхает бабушка Наташа, что Айронс - ах! - обаятельный актер.

И с кино беда: хотя Даша-маленькая и просматривает, кажется, по фильму в день, это совершенно не те фильмы, которые можно было бы рекомендовать молодому поколению. Вместо книг у нее, разумеется, компьютер, и человеческие отношения она изучает не по проверенным веками литературным источникам, не по изящным интригам зарубежной аристократии, а по безграмотным текстам малознакомых и никогда не виданных людей, которых считает друзьями, поскольку они вместе с ней сутками сидят в одной и той же «социальной сети». И все-то у Даши-маленькой должно быть быстро, в одну секунду, а если вдруг почему-то не получается сразу, на теме можно ставить крест.

Слава Богу, она переплюнет тебя, вот увидишь, принесет в подоле уже в шестнадцать

Отсюда, громко делает вывод глуховатая Даша-старенькая (она моет посуду), и проблемы с успеваемостью. Следуя традиционной схеме, прабабка винит в первую голову правнучку, не желающую учиться работать, но подлинного обличительного пафоса ее речь достигает тогда, когда она бранит преподавателей:

- Темп жизни так ускорился! Дети не понимают уже, что такое долго думать! У Даши сделалось отрывочное сознание, она теряет концентрацию через две минуты после начала разговора! Надо же это учитывать им в своих программах! Дети же изменились! А они все пользуются советскими методиками, которые списаны с дореволюционных методик! Они устарели уже когда я училась.

- Это она когда с тобой разговаривает, мама, теряет концентрацию, потому что тебя и невозможно слушать дольше двух минут, - ядовито говорит бабушка Наташа (делает фарш для паровых котлеток). - Почему же тогда ее одноклассник Федя, который присутствует точно на тех же уроках, отличник, а?

- Прекрати кричать на бабушку, - высовывается из ванной мокрая голова мамы Кати, - и оставьте обе в покое Дашку! Она другой человек, чем вы, может, у нее и получится прожить жизнь нормальной женщины, родить от любимого человека!

- Я как раз и беспокоюсь из-за ее ранней сексуальности, - вытирая руки, твердо говорит Даша-старенькая, - на тебя, Катюша, кошачье настроение напало только после тридцати, слава Богу, она переплюнет тебя, вот увидишь, принесет в подоле уже в шестнадцать.

- И пусть принесет, ай-яй-яй! - бабушка Наташа порезалась об терку и держит руку высоко над головой. - Мы воспитаем деточку получше, чем ты со своим свободолюбием и размытой моралью!

Начинается дикий крик, кухня вся в крови, Наташа еще и уронила сковородку, и она звенит, будто колокол, на полу.

В своей комнате, укрывшись наушниками, сидит одна счастливая, но растерянная двенадцатилетняя девочка Даша. Два дня назад в сети она познакомилась с жителем города Пскова, мускулистым парнем 25 лет; она не решилась послать ему свою настоящую фотографию, прежде всего потому, что у нее никак не вырастет грудь - это у них семейное, наверстается позже, - а пока она послала ему одну почти раздетую тетю и очень рискованное письмо; парень оценил и тетю, и письмо, и теперь требует личной встречи. Даша вся захвачена вспыхнувшим чувством и пока отделывается еще более фривольными письмами, не зная, что предпринять. Надо бы посоветоваться со Старенькой, она не выдаст, но у них опять там такой скандал…

 

Опубликовано в журнале «Медведь» №132, 2009


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое