Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Колонки

Как письма. Колонка Бориса Минаева

Как письма. Колонка Бориса Минаева

Тэги:

Праведники, как известно, попадают в рай. Их враги (если следовать этой логике, не более того) – попадают в ад.
Я не очень хорошо представляю себе, что такой рай для Леры, для Валерии Ильиничны.
Наверное, это место, где не существует власти. Вообще, как таковой. Но это лишь гипотеза.
А то, что я знаю точно, без гипотез – она была очень талантлива. Все, что она написала, включая даже статьи о текущей политике – это безусловно, большая 
литература и станет потом «литпамятником». В прямом смысле, это будет потом издано в качестве литературного памятника нашей эпохи. Ее статьи о писателях, 
поэтах, обладают именно этим качеством – они равновелики и равнозначны творчеству этих людей. В ее статьях об истории она тоже писатель, прежде всего. В этих статьях она разговаривает с ними со всеми как равная с равными. Это уникальные статьи. Их она написала достаточно много. На несколько книг. Кстати, в том числе благодаря Альфреду Коху, издателю журнала «Медведь», где все это печаталось.
Но я ее представляю и мыслю лишь в качестве живого человека.
Она очень не любила, когда ее называли «Валерия Ильинична». Очень просила: «зовите меня Лера и на ты». Это было трудно, но я старался. У нее было 
замечательное чувство юмора. В сочетании с только ей присущим голосом, интонацией, манерой говорить, это было удивительно здорово. Вообще-то она всегда шутила. Всегда говорила с иронией, даже если ругала кого-то, проклинала, и так далее. Тюремная такая привычка. Вообще она была очень живым конкретным человеком. Как-то все это сочеталось.
…Статьи она всегда писала от руки. Как письма.
Мы потом в журнале это все перепечатывали, вычитывали, но самой первой всегда вычитывала она. Набранный текст ей обязательно надо было привезти домой. 
На вычитку.
Однажды это делал я, так получилось.
Вот теперь сижу и вспоминаю – как она читала свой текст, внимательно, строчку за строчкой, как попутно угощала чаем. У меня и тогда было ощущение, что я попал в дом к святому, ну примерно к блаженному Августину, только в юбке. Сейчас оно усилилось.
Жила Лера в крошечной квартирке, в обычной пятиэтажке. Недалеко от Рижского вокзала, в Марьиной Роще. С мамой.
Квартира, конечно, была завалена книгами. Место для сидения найти было трудно.
Всем сегодняшним патриотам, от депутатов Думы, до набирающего ход нового «Союза правильных писателей» (сокращенно СПП) – я бы посоветовал сходить туда на экскурсию. Чтобы посмотреть, много ли получают люди, живущие «на подачки Госдепа», как они считают.
Но увы, такая экскурсия была бы невозможна. Лера бы их на порог не пустила.
Вообще советская интеллигенция, которую с легкой руки Солженицына принято называть «образованщиной» и прочее, и вообще принято относиться к ней свысока, презрительно, числя себя любимого совсем по другому разряду, так вот, эта презренная прослойка сумела все-таки, несмотря на все бытовые лишения, репрессии (или благодаря им) породить из себя самую настоящую среду духовного сопротивления, вообще духовную среду, очень близкую к религии. Там были сакральные книги, то есть те, которые так же как Библию когда-то, передавали из рук в руки, за которые шли на казнь. Соответственно, были авторы этих святых книг, евангелисты, или как их можно назвать. Там были постулаты, заповеди и символы веры. Там был несгибаемый дух и жертвенность. Там все это было. И все, буквально все, кто хоть чуть-чуть это застал, кто увидел хоть краешек, кто был к этому причастен, никогда этого не забудет.
Ну и конечно, там были свои святые.
В них, собственно, было сосредоточено все это – способ жить, способ мыслить, способ идти вперед, вера и самоотречение, благодать, и что-то еще, чему я просто не знаю названия.
Так вот. Лера была последним святым в этой субкультуре.
Самым последним, и может быть поэтому самым важным.


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое