Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Литература /Проза жизни

Информация не жует сено. Глава из романа Сергея Акчурина

Информация не жует сено. Глава из романа Сергея Акчурина

Тэги:

Сергей Акчурин – стартовал в журнале «Литературная учеба» в 1978 году, предисловие к его рассказам написал Юрий Трифонов. Автор книг «Воздушный человек», «Ма Джонг», «Повести», автор сценариев к художественным фильмам «Все могло быть иначе», «Диссидент». Сергей Акчурин – лауреат главной премии Международной литературной премии имени Бабеля 2018 года, присуждаемой в Одессе за лучший рассказ на русском языке. Его прадед Вячеслав Павлович Успенский, политэмигрант и революционер – в 1920-е годы основатель и организатор издательства «Теакинопечать», то есть первый издатель таких журналов как «Советский экран», «Советское кино», был обвиненен в 30-е годы в троцкизме и добровольно ушел из жизни в результате этой травли. Другие предки – Петр Демчинский – поручик Псковского мушкетерского полка, и Яков Ган, член правления Харьковского общества взаимного кредита – тоже люди из «другой», несоветской России, думаю, оказали немалое влияние на мировоззрение Сергея Акчурина, самобытного, яркого и непохожего на других прозаика. Роман «Божественное стадо» – последняя работа  писателя.

Борис Минаев

 

1. Стойло

Пссс-пссс...

«Как нежно пахнет аммиаком!»

Пссс-пссс...

«Какой божественный запах!»

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

«Ой! Кто-то трется об меня невыносимо горячим боком!»

«Да это же я! Стоит пошевелиться, и я тоже чувствую твой жаркий бок!»

«Где ты?»

«Я здесь!»

Два мокрых, сопливых, шумно пыхтящих носа нашли друг друга в полной темноте тесного неопределенного пространства, коснулись друг друга и засопели ноздря в ноздрю. Два теплых языка облизали друг другу носы.

«Ты чувствуешь здесь запах сена, клочок которого так хочется пожевать?»

«Да, так чувствую, что даже слюни текут!»

Две телки-коровы взглотнули и принялись усердно жевать сено, торчавшее перед ними, где-то внизу; чавкая и похрипывая; глотая, отрыгивая и снова жуя.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

«О чем ты думаешь?»

«Я думаю, что все это когда-то чувствовала...»

«Попробуем помычать!»

Две телки-коровы принялись осторожно издавать мычащие звуки и прислушиваться сами к себе.

«Может быть, мы напились, или нанюхались, или накурились травки где-нибудь в злачном месте и застряли в каком-нибудь грязном туалете, вообразив себя коровами; а лампы здесь нет; вот чего я боюсь».

«Да нет же, ни в каком злачном месте я не была».

«Может быть, мы попали в какую-то катастрофу, всемирную, вселенскую и нас закинуло неизвестно куда... Возможно, мы превратились в информацию, в которой ощущаем себя коровами, – вот чего я боюсь. Кто знает, как чувствует себя информация?»

«Информация не жует сено».

«Ты права. Скажи, а что ты помнишь последнее из того, что ты видела или слышала перед тем, как оказаться здесь?»

«Последнее, что я помню, были горы, обрыв и мне сказали: “Иди в свое стойло, корова!” Ну, я и пошла, я и считаю себя коровой... В реальности я, наверное, усопла...»

«У нас с тобой случилось что-то похожее, если не одинаковое! Мне заявили то же самое: “Посиди в стойле, корова!” И я тоже смирилась и, можно сказать, пошла. Всегда чувствовала, что я – корова! Правда, последнее, что я помню, были не горы, а обыкновенная комната, покрытая голубым кафелем, с огромной ванной в середине... Пахло лавандой; кажется, в этой ванне плескалась вода, в которую я погрузилась; а из воды торчали мои красные ногти... Нет, дальше не помню. Наверное, я умерла... Но жива!»

«Аллах велик!»

«Ты что, с востока?»

«Я азиатка, меня зовут Джумагуль, а ты кто? Откуда ты?»

«Я – Елена. Ну, по отношению к тебе, наверное, с запада, хотя по отношению к западу, наверное, с востока... если это только имеет значение... для коровы... Но насчет Аллаха – это несомненно. Бог всегда велик, теперь я это понимаю, чувствуя дурацкий хвостик позади себя! Я даже покручиваю им... И я не знаю, смеяться мне или плакать... Может быть, все же мы в сумасшедшем доме?»

«Ты чувствуешь у себя верхние зубы, Елена?»

«Ммм, нет, не чувствую, и это странно...»

«Вот видишь, у сумасшедших есть верхние зубы, а у коров, собственно, нет – уж я-то знаю!»

«Д-а-а... к тому же я чувствую четыре точки опоры!.. Но все-таки я очень боюсь... что нас ждет впереди?»

«Только хорошее, Елена».

«Ты уверена?»

«Корова – это всегда хорошо! За ней ухаживают, ее кормят, любят – уж я-то знаю».

«И отправляют на скотобойни... Убьют и разделают на куски: как в аду».

«Ты вымя чувствуешь, Елена? Висит у тебя что-либо под животом, тянет?»

«Немного потягивает, но не висит».

«Значит, ты молодая корова – телка, как и я. Зачем нас на мясо пускать, если мы будем давать молоко? А что касается ада – он другой».

«Ты хочешь сказать, что видела ад?»

«Ну, не совсем... но нехорошие сны бывали... Я не однажды видела котел с кипящим маслом, огонь под ним и чертей вокруг, которые заставляли человека залезть в этот котел».

«А что это был за котел?»

«Тот котел, в котором мы с сестрами обычно кипятим молоко».

«А что за человек?»

«Грешник. Он не хотел идти в этот котел, а волосатые черти с рогами засовывали его туда, поскольку он отчаянно сопротивлялся. Давай, говорили, иди в котел! И совали его туда».

«Голого?»

«Нет, в очках».

«Он кричал?»

«Кричал, что не верит в ад, что все это сон».

«Но это и был сон...»

«Да, но не его...»

«А что было вокруг?»

«Ничего не было, кроме каменных стен. Вот так же темно, как здесь, и свет только вокруг огня и котла. И очень холодно. Ад».

«Ну, Джумагуль, все же это примитивное мышление, средневековый взгляд...»

«Неужели? А что, Елена, по этому поводу появились какие-то новые сведения со времен Данте? Кто-то был в аду, что-то видел, вернулся и рассказал? Или кто-то получил доказательство, что ада нет? Хотела бы поговорить с этой личностью. Насколько я знаю, единственным, кто побывал там и описал ситуацию, был Данте... Больше вроде среди десятков миллиардов не было никого... Лично я доверяю только ему, все остальное – вымысел, лихорадка мозга, как сказал один всезнающий и уважаемый ученый. я много об этом думала».

«Странно, Джумагуль, в Данте я не заглядывала, лишь понаслышке знаю, что он описывал ад, но почему-то чувствую, что ты права: любая степень осведомленности в этом вопросе – сплошные выдумки... За исключением, конечно, осведомленности Данте. Но мне странно другое: ты азиатка, а знаешь Данте, да и слова вставляешь не всегда простые для азиатки».

«А тебе не странно, Елена, что мы вообще говорим? К тому же на одном языке, хотя на самом-то деле я разговариваю на своем, на тюркском, которого ты, я просто уверена, совсем не знаешь».

«И это тоже... странно... Значит... мы коровы, но не совсем... И говорим на каком-то общем, условном, коровьем, но не совсем...»

«И я так думаю: не совсем... А что касается не простых слов: я очень много читала, Елена, у моего дедушки Исаака, который воевал на Волховском фронте и вернулся оттуда без мизинца левой руки, была лучшая библиотека района у нас в горах – всю жизнь он собирал книги, и я их все прочла до восемнадцати лет, все, собственно, как стояли подряд на полках: черного цвета книги, красного цвета книги, серого, зеленого, синего и так далее. Сам дедушка не читал, не умел, и расставлял книги по цвету и толщине, но я, читая, нарушала этот его порядок, и раз в неделю он расставлял все по новой. Это были умные книги, собранные повсюду, где только дедушка ни бывал, а также присланные ему друзьями, родственниками и друзьями его друзей, и я читала их беспорядочно, выбирая тот цвет и объем, которые приглянулись мне на сегодня. Вот некоторые из этих книг: “Египет”, “Книга о вкусной и здоровой пище”, “Степной волк”, “Вязание на спицах”, “Надсон”, Библия, “Ирландские саги”, “Оперативная хирургия”, Коран, “Записки таксиста”, как раз: “Данте”, “Записки революционера”, “Англо-немецко-французский словарь”, “У-429”, “Иван Бунин”, “Война и мир”, “Обручев. В неизведанные края”, “Коневодство”, “Идиот”, “Капитал”, “Токутоми Роко”, “Музыкальная энциклопедия”, “Жизнь и ловля пресноводных рыб”, “Блаватская”, “Детские игры и развлечения”, “Ибн Сина”, “Высказывания знаменитых людей”, “Горе от ума”, “Комнатные растения”, ну и так далее, и в числе этих книг были книги и на фарси, английском, турецком, немецком и французском и, кажется, испанском или итальянском, – их я не читала, но просматривала, стараясь понять содержание по этим непонятным для меня иероглифам. Впрочем, фарси я немного знаю... Так что, собственно, могу тебя успокоить: нигде не сказано, что людей в виде коров отправляют в ад. Все эти книги – тому подтверждение».

«Ну, успокоила... Я, правда, ничего не читала, кроме любовных романов, серьезные книги меня всегда как-то пугали – уж все в них как-то слишком серьезно и даже навязчиво... Давай еще пожуем, чтобы убедиться, что мы – коровы! Ты не против? Тем более нас обоих, кажется, это устраивает».

«Давай!»

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Раздался какой-то невнятный гул, непонятно чего, шедший откуда-то снаружи и проникающий через что-то куда-то, где находились двое, назвавшиеся Елена и Джумагуль. Две телки насторожились, тяжело дыша. Гул с каждым мгновением усиливался и вскоре наполнил пространство (если оно было) топотом, мычанием, блеяньем, ревом, затем, отдалившись, снова превратился в сплошной, не разделенный на отдельные звуки гул, и все стихло.

Пссс-пссс...

Пссс-пссс...

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Послышалось плаксивое, жалобное мычание, к нему присоединилось еще одно, точно такое же; потом что-то брякнуло, заскрипело; и растворились то ли ворота, то ли какие-то двери, и хлынул свет, и неизвестно кто крикнул отрывистым и уверенным голосом, с хозяйской уверенностью: «Ага! Вот и еще мои, в этом стойле! Пошли, пеструхи! Геть вперед!» Щелкнул бич.

 

 2. Коровы

Две телки, Елена и Джумагуль, переставляя отяжелевшие от страха ноги, стуча копытами о деревянный настил, выводящий куда-то, обуреваемые любопытством и страхом, дрожа от предчувствия невиданного, подались на свет и, ослепленные после темноты, сразу ничего не увидели и поэтому замычали и угрожающе выставили вперед лбы свои с намечающимися рожками, как если бы были полноценными коровами с острыми серповидными рогами и защищались от возможного нападения. Елена, для верности, еще брыкнула задней левой ногой, а Джумагуль постаралась набычиться, засопела.

Но ничего страшного не случилось, и две тощенькие коровки, успокоившись и постепенно прозрев, уставились томными, влажными, коричневыми глазами на окружающий мир, наивно моргая длинными своими ресницами.

Первое, что разглядели они прямо перед собой, были несколько молодых коров или телок разной раскраски, которые как-то скромно и сбившись стояли на серой, похоже что пыльной, не очень широкой и без обочин, но и не узкой дороге и с любопытством глазели на них, уставившись и посапывая, раздувая ноздри.

– Посмотри, Джумагуль, – сразу удивилась Елена, – вроде бы это коровы, но они как-то меняются на глазах, их очертания расплывчаты: то они похожи действительно на коров, то на каких-то девушек или женщин... Не может такого быть... И все колеблется: и земля, и коровы эти... И странный какой-то свет... тусклый... Или у меня с глазами нехорошо... Ты что-нибудь видишь?

– Вижу, Елена, вижу... То ли у нас что-то с головами случилось, то ли мы, собственно, залетели неизвестно куда и душа бессмертна, как скажет тебе каждый мулла! И еще я слышу очень далекий топот табуна лошадей, да и не одного, а многочисленных табунов – где-то там, в той стороне, – и слух не обманывает меня, собственно, я не раз слышала этот топот на границе степей и гор, где у меня живет в маленьком кишлаке тетка по матери – ее зовут Махабат, что в переводе с нашего языка означает «любовь»... Там я видела иногда над степью странные миражи – коров между землей и небом... Вот и думаю: может быть, перед нами мираж, иллюзия?

Но тут все коровы, застывшие на дороге, задвигались, толкая друг друга боками и худенькими задами, и стали мычать, как будто бы утверждая свою реальность, и одна из них даже произнесла на том языке, на котором уже объяснялись Елена и Джумагуль:

– У вас-то в стойле сено, наверно, было?

– Вот финт ушами! Они разговаривают как мы! – обрадовалась Елена и с удовольствием ответила этой корове: – Да, у нас было немного, мы пожевали!

– А у нас на первом столбе даже стойла не было своего, – пожаловалась корова, – так и обнаружили себя на дороге, непонятно где... От голода едва доплелись сюда, как ходячие мертвецы... И этот...кто-то... еще понукал, что еле идем...

– Кто этот,ктокто-то? – спросила Елена.

– Не знаем, кто он, – ответила разговорчивая корова. – Но он появился при нас, пришел к столбу с той стороны поля... У него есть сумка и кнут, вот они валяются на настиле.

В этот момент из стойла донеслисьстранные звуки и восклицания кого-то, кто, видимо,и понукал коров икого Елена и Джумагуль упустили из восприятия, растерявшись от непривычности окружающего пространства: там, в стойле, лилась вода – как будто переливали из ведра в ведро, что-то стучало, скрипело, шуршало, скреблось, шлепалось, сопровождаясь тяжелыми, с придыханием, но беззлобными возгласами, произносимыми тем самым хозяйским голосом: «Сена – как не было, все подъели, устроили тут буфет! Навоза наделали много – хороший будет табак! Луж напустили – утонешь!.. Слякоть тут развели! – не полустанок, а туалет какой-то! Надо промежуточные гурты в обход пускать – по объездной ветке, нечего им тут тьму выстаивать, тут второй столб для первого круга – поступают нежные и голодные!»

Мало что понимая в происходящем, Елена и Джумагуль огляделись, как могут оглядываться коровы, медленно поворачивая головы и тела и стараясь сосредоточить внимание свое на предметах, окружающих их. Позади высилось стойло, напоминающее большой старый сарай со сходнями, впереди стояли коровы, серый столб, вроде бы деревянный, высотою в коровий рост, увенчанный перекошенной путевой табличкой или просто знаком с номером два,торчал из края пыльной дороги... которая уходила влево, куда-то вдаль, виляя по бесплодному бугристому полю черно-бурого цвета, и – вправо, где быстро терялась, смешиваясь с поверхностью поля. И больше вокруг не было ничего, не считая странного неба, одинаково голубого, без оттенков и ощущаемой глубины, похожего на что-то искусственное, на раскинутое полотно или покрывало. Солнца на этом полотне не было ни в одной стороне, и непонятно было, что же освещает эту скучную, примитивную картину окружающего пространства.

– Где же мы оказались, – тоскливо протянула Елена, – на небе или на земле?

– На небе нет земли, – справедливо заметила Джумагуль. – А здесь она есть – мы стоим.

– Но над землей есть солнце, а здесь его нет, – констатировала в свою очередь Елена.

– А небо здесь, – продолжила Джумагуль, – мне кажется хоть и не небом, но голубым, а это – уж я-то знаю! – взгляд не коровы: коровы не различают цветов.

– Значит, – снова констатировала Елена, – мы, конечно, коровы, но не совсем...

Тут все коровы, стоявшие на дороге, с интересом уставились на Елену и Джумагуль, как в первый момент их появления на свет, сопровождая теперь свое любопытство еще и жевательными движениями, как будто пережевывая сказанное и услышанное, труднодоступное для коровьего понимания.

Длилось это жевательное раздумье до тех пор, пока одна из телок не закрутила вдруг маленьким хвостиком и довольно весело не спросила:

– Вы все тут разные, а какого я цвета?!

– Ты – черная с белыми, очень симпатичными пятнами! – охотно ответила ей та корова, которая первой заговорила с Еленой и Джумагуль.

– Нет, ты – белая, с очень симпатичными черными пятнами! – не согласилась другая.

– Ты – черно-белая, настоящей коровьей раскраски! – сказала третья.

– А белые пятна большие? Какой формы? – спрашивала корова, поворачиваясь к остальным своими боками, грудью и даже задом.

– Белые пятна разные, очень хорошейформы.

– А есть просто круглые или овальные, как на картинках?

– Нет, таких нет, все пятна выглядят не какими-то там пришлепками, а естественными расплывами на общем фоне.

– А этот фон выглядит как шелк или как сатин? – не унималась корова.

– Этот фон выглядит как бархат!

– Му-у-у!.. – довольно промычала черно-белая телка.

– А я какая?! – не выдержала тут та корова, которой более других не терпелось тоже узнать о своем внешнем виде.

– Ты – рыжая, с редкими белыми, слегка желтоватыми пятнами!

– Темно-рыжая или светло-рыжая?

– Темно-рыжая, благородного оттенка, – ответили ей и заметили еще, что основная ее раскраска, так же как и у черно-белой, на вид бархатиста и редкие пятна вполне гармонично распределены по ее бокам и спине.

Тут корова эта, видимо от удовольствия, промычала довольно нелепую вещь.

– Темно-рыжий – это мой любимый цвет, – заявила она, – у меня даже есть длинное золотое платье такого оттенка, которое мне подарил один человек!..

При словах «платье» и «человек» все находящиеся здесь телки одновременно притихли и тупо уставились одна на другую. В полном неведении, они как будто вопрошали друг к другу: мы это или не мы? Впрочем, как только очередная корова решилась осведомиться о своей раскраске, так тут же все начало повторяться: корове подробно описали все особенности ее внешнего одеяния и перешли к следующей особи.

Елена и Джумагуль оказались голубовато-серой с рыжими пятнами и коричневой; оставшиеся: светло-рыжей, бурой, пегой и палевой.

Когда рассматривание закончилось, та самая темно-рыжая телка, которая упомянула про платье золотого оттенка, жалобно промычала:

– Му-у!.. Хоть бы соломы найти... Живот подвело...

– Му-у-у... – согласилась палевая. – без травы пропадем!


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое