Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Колонки

Жисть-копейка. Игорь Свинаренко — о том, сколько нужно людей в России

Жисть-копейка. Игорь Свинаренко — о том, сколько нужно людей в России

Тэги:

Беда наша очень простая, ее можно выразить очень коротко: человеческая жизнь у нас дешева. Уж как-то очень дешева. Чуть что, раз — и убили человека. Или тыщу. Или миллион-другой. А которые остались жить, те пожимают плечами: все там будем. Подумаешь!

Из этой одной беды проистекает все остальное. С таким подходом далеко не уедешь. Куда ни кинь. Если люди не дороги, зачем все остальное? Природа, например. Или памятники. Кому на них смотреть? Если смотреть некому, то незачем это и держать. Или, к примеру, здоровье: не то что чужим, а даже и своим неохота заниматься — смысл какой?

Чтоб не копать глубоко, не начинать с Ивана Грозного какого-нибудь или ВЧК, возьму только примеры из последних, про что стало известно за неделю-полторы. Или две.

Блогер Титов Борис сообщает — мы берем свежие мысли, чтоб не утомиться, перелистывая лишний раз классиков: «В России одно и то же столетие на дворе. Брат идет на брата, а сын — на отца. Что при варягах, что при монголах, что приГрозном, что при большевиках. Вечная гражданская война». А потому что даром все. Если б за каждого убитого брали с виновного штраф ну хоть с мешок сухарей, то поостереглись бы разворачивать мочилово imho.

А блогер Игорь Киссель как бы отвечает коллеге Титову: «Гражданская война — единственная форма демократии. Почему-то никто об этом не говорит напрямую».

Ну вот видите, у нас давно победила демократия! Чего еще вы хотите? Чего еще надо?

А вот недавно была годовщина: 8 апреля 1935 года в СССР был принят указ «Об уголовной ответственности детей старше 12 лет» — их стало можно приговаривать к смертной казни. Что и делалось.

Или, к примеру, поэт Владимир Вишневский шутит:

«Вероятный рекламный тренд ближайшего будущего: “Два импланта по цене одной чел. жизни!..”»

Есть ли в этой шутке доля шутки? Поди знай. Имплант стоит две или три тыщи долларов. Что, в России за каждую жизнь платят разовое пособие в 5 тысяч долларов? Оглянитесь — и найдете ответ на этот вопросец.

Со всех сторон и изо всех сил власть нам внушает: человеческая жизнь ничего не стоит. Ничего не жалеет, чтоб нам это доказать. Если докажет, то получится, что она правильная, и нехера ей нас слушать, и ваще замечать нас. Неужели правда высший смысл нашей власти в том, чтоб извести свой народ? Семьдесят лет водить его по пустыне, а после, когда он достаточно устанет и не сможет сопротивляться, уморить его вконец? Да и немного его осталось…

«В колонии под Курском более ста заключенных массово вскрыли себе вены и отказались от пищи… Причина — возвращение на должность главы колонии Юрия Бушина, снятого после жесткого подавления бунта в 2005 году. Прокуратура провела (тогда еще) проверку, и факты жестокого обращения с контингентом подтвердились… Жалобы осужденных в прокуратуру попросту уничтожались» — из СМИ, так, между делом, ну ужас, но не ужас-ужас!

Проведем мысленный эксперимент. Не будем строить дороги (а кто ж будет, кому они на что сдались?), а оставим в городах столько людей, сколько положено на квадратный метр дорожного покрытия

«Я знаю только то, что цена человеческой жизни в России раньше была невысока, а теперь и вовсе упала. Как можно построить гармоничное общество, если жизнь человеческая ничего не стоит? Каждый день читаем в интернете или слышим по телевизору, что там убили прокурора, здесь искалечили мальчишку — за то, что он украл шоколадку в супермаркете, ну и так далее. Поэтому прежде всего мы должны научиться ценить чужую жизнь» — нашел эту запись у себя в куче файлов. Кто это написал? Может, я сам? Не, вряд ли, как-то все пафосно, не по мне. Украл у кого-то и забыл. Но от мысли этой, непонятно чьей, не отмахнешься, да и неохота отмахиваться.

Вот Путин нам рассказал на днях, что надо заниматься демографией. А то людей мало. Ну что значит мало? Квартир им не хватает, и детсадов, и больниц, и дорог, и школ, и мест в тюрьмах, и — чего еще? Кто и как считал? Да и с какой стороны следует считать, с какого конца? Можно, конечно, все бросить и кинуться плодить нищебродов: перестройку начни, сцуко, с себя. Некоторые так и поступают. Включите смеха ради ТВ-ящик. Там жизнерадостные ТВ-ведущие покажут вам многодетные семьи, ютящиеся в коммунальном бараке, и демонстрации с требованием построить детсад, и красавиц, которые собирают деньги на лечение больных детей, стоя у стен Кремля с протянутой рукой и вымученной улыбкой. Покажут страшные пробки, каких уж двадцать лет как не увидеть ни в Нью-Йорке, ни в Токио, которые раньше славились своими ужасами.

И вот. Давайте посчитаем с другого конца. Проведем мысленный эксперимент. Не будем строить дороги (а кто ж будет, кому они на что сдались?), а оставим в городах столько людей, сколько положено на квадратный метр дорожного покрытия. Раза в три как минимум упадет население. Заодно мы выйдем на цивилизованную норму квадратных метров жилья на человека. (Заодно и цена упадет — спроса же не будет такого бешеного.) Вы будете смеяться, но тогда и детсадов хватит на всех, и мест в больницах, и даже в тюрьме каждому хватит места, чтоб спать на личной шконке — не в очередь, не в три смены. Пенсии и зарплаты, которые положены на весь город, распределить на тех, кто останется, согласно европейским нормам. И они заживут богато и счастливо! Можно еще долго перечислять побочные бонусы: выхлопных газов будет меньше, площадь парков на душу населения внезапно вырастет; ну, грубо говоря, меньше народу — больше кислороду. Но дело не в деталях, дело в сути: где-то 40–50 миллионов граждан могут более или менее комфортно зажить наконец в России. Не хуже, чем европейцы! Вот как-то так ее обустроили наши предки и наши еще действующие сограждане-начальники, с таким, видимо, расчетом. Впрочем, я не утверждаю, что проводились какие-то расчеты, может, вообще мозги не были задействованы, может, страну мы строили, как ласточки — склеивая слюной куски говна. Если не заглядывать глубоко в историю, а просто оглянуться кругом, мы обнаружим, что сваливать не на кого, вон у руля и вокруг него все те же капитаны, что рулили десять и двадцать лет назад. Они меняют друг друга — иногда всерьез, иногда понарошку — но с удивительным постоянством следуют одной и той же логике: да, таки меньше народу — больше кислороду, пардон за повтор и за цинизм. Иногда этот мотив — большей частью подсознательный, идущий из подкорки — все ж формулируется. Как это было с генпланом Москвы: когда-то, лет тридцать-сорок назад, эксперты предлагали построить столько дорог, сколько понадобится в будущем 12-миллионному городу, однако партия план урезала, определив, что хватит и 4 миллионов москвичей. Теперь они живут на головах друг у друга и дышат тем, что выдыхают, в пешем строю или в автомобильной пробке.

Сейчас официально таких формулировок нету — они не прорываются наружу во всяком случае, не проскальзывают — но неофициально граждане активно спорят: достаточно ли 5 миллионов жителей, чтоб обеспечить добычу, транспортировку и продажу углеводородов, охрану с сервисом, или надо будет все-таки 10 миллионов оставить? Вопрос стоит, иными словами, так: в России 100 миллионов лишних людей или 130 миллионов? С какой скоростью страна «оптимизирует» свое население: за десять лет или за пятьдесят?

Вполне возможно, это и есть наша национальная идея. Именно по этому плану, кажется, и живет страна, занимаясь его выполнением днем и ночью, не считаясь с личным временем и неустанно вымирая. А может, никакого плана нету и все живут, как получается? Но тогда, выходит, все равно, есть план (национальная идея) или нету — ведь результат один. Когда человек, вкалывая, получает тот же результат, что и его лежащий на диване сосед — разве не глупо работать? Как же прав в этом случае наш богоносец, когда вместо трудовой вахты он под пшеничное вино голословно размышляет о судьбах России!

Короче, мудрости у нашего этноса не отнять. Приятно знать это!

Вот такой у меня ответ клеветникам России, и весь сказ.


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое