Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Интервью /Зона вылета

Любовь и ЕДРО (другие еще хуже нас)

Любовь и ЕДРО (другие еще хуже нас)

Тэги:

Сразу предупреждаю: это не Катя Муму. Дама посолидней. Она партийная, из их партии, а чем занимается по работе — не скажу, чтоб ее не спалить. Конечно, она дура и все такое, но тем не менее.

 

Отношения у нас были не просто абы какие, не примитивно «сунул, вынул и бежать», не «о, я еще могу нравиться молодым дамам бесплатно» — а вполне высокие. Мы были до такой степени близки, что в ночь своей свадьбы она, покурив злых табаков, звонила мне и рассказывала, что любит, — пожалуй, это было как-то слишком. Или у всех так? В общем, девка она для меня была не случайная, не проходная, признаюсь в этом без мачизма. И так просто нам не удавалось разбежаться.

Лучшая часть этих наших отношений, честно говоря, пришлась на времена, когда беспартийными были мы оба. Мы с ней часто виделись, выпивали, ну как-то — дети этот текст не читают случайно? — проводили время, поругивая в паузах режим. Когда арестовали Ходора, мы вдвоем просто рвали волосья на чем придется и на чем ни попадя. В целом у меня волосьев было больше, да больше и осталось, несмотря на наши политические приключения и повороты.

И, значит, арестовали. Его. Мы с ней то и дело напивались и, заговорив про страдающего олигарха, бывало, даже забывали, зачем собрались.

Прошли месяцы.

И вот она мне звонит и говорит, что надо бы встретиться.

Ну ладно.

После первого стакана она призналась, что вступила. К ним, туда.

— То-то я смотрю ты на новой машине! Забыл сразу спросить, я как автомобилист — чисто пользователь, та же херня с футболом — сам могу погонять мяч, а когда другие играют — неохота смотреть.

— Ну причем тут машина, — агрессивно ответила она. — Мне с ними правда интересно! А вы с вашим долбанным либерализмом…

— С нашим? Только что, вот пару-тройку месяцев тому, он был такой же ваш, как и наш.

Она поморщилась.

— Ты просто не умеешь слушать. Никогда, кстати, не умел. Как страну разворовывать, так вы первые!

— Это ты мне про разворовку-то? На себя посмотри? Ты чья ваще была подстилка?

Я имел в виду не себя, а одного парня, при котором она состояла, и я все (ему, или ей, или обоим?) прощал потому, что он был чисто «наш», наш в хорошем смысле слова.

Короче, дальше она — вот ведь бабы дуры (я не женоненавистник, люди подтвердят, вполне люблю их, у меня даже друзья есть из баб, я даже феминист в чем-то!) — стала меня агитировать. Меня! Она! И я ей говорю:

— Ну хер с тобой, вступила и вступила, с бабы какой спрос. Карьеру делаешь. Не знаю, так лучше или передком (или эффективней и тем, и другим?), но неважно. Но только, пожалуйста, избавь меня от этого пропагандонства.

Однако она не унималась.

Разозлился я дико. Очень хотелось дать ей стулом по голове (пардон, но рассказываю, как было. Пьянство — это бич народов, некоторых).

В общем, мы расстались.

Через какое-то время я в связи с ней вспомнил про Чехова. Рассказ «Душечка». Как выяснилось — бессмертный. Я классика недооценивал. Там речь была про даму, которая меняла убеждения и всю систему взглядов. В зависимости от того, кто ее пользовал. А я как раз в момент переключения отъезжал, надолго. Она же из тех красавиц, которых нельзя оставлять одних больше чем на две недели, причем если на две или больше — сам будешь виноват: зачем оставил? И тушь размазывается по всему фейсу, ну знаете эту тему.

И мы — расстались.

И вот. Я снова с ней встретился. Впрочем, уж не совсем побили горшки — как-то так вяло мы иногда, редко, переписывались, вроде надо повидаться, но все это без конкретики.

Да. Так наконец мы увиделись.

Сидим за столом. Приходим в себя после довольно долгой разлуки. Можно ли повернуть на старое, надо ли все ломать или оставить все как есть? Нас, конечно, тянуло друг к другу, нас многое связывало, этот груз крови, которой немало было отравлено и выпито, да и пролито, кстати. Кто не любил, тот не поймет.

И вот мы пьем водку и осторожно мурлыкаем.

Сразу скажу: у кого была несчастная, то есть настоящая, любовь, тот поймет. Всякое сравнение хромает, но получилось вроде так, что как бы ее избранник, которого она, грубо говоря, предпочла мне, дал ей пинка, публично, при всех сказал, что она ему и даром не нужна. И мне — слаб человек, но я хоть признаюсь — хотелось цинично этому порадоваться. Если говорить прямо, без аллегорий, то это было аккурат, когда Путин отказался от партии ЖиВ. То есть как бы и от нее, от нашей красавицы. Использовал ее и прогнал, а она думала, что они умрут в один день и будут другу наперегонки стакан воды подносить и судно, ага. И вот я как брошенный прежде, перед ее уходом к победителю, любовник наполнился злорадством и помчался выжимать из себя в этой ситуации положительные эмоции, я не стыжусь этого — их так мало теперь, что надо ловить момент.

разговор

Фото: The Library of Congress

 

ТАК КТО У НАС ЖУЛИКИ И ВОРЫ?

Ну что у вас там, еще действует партия, не распустили? Не разогнали нах? А то кинул вас ВВП как-то… «Партия жуликов и воров» — Немцов говорит, что это он придумал. А Навальный это просто в СМИ раскрутил.

— Да, первый Немцов. А в массы вбросил Навальный.

Вижу, следишь за прессой. Знаешь, что про вас пишут! Так что, функционирует еще партия?

Мне таки приятно над ней издеваться. Вот приятно, и все. Я еще думал: годы баб-то не красят, и это ужасная, бесчеловечная месть тем из них, которые нас кинули, нами когда-то пренебрегли; вот бывает, как известно, мел судьбы («Дневной — или ночной? — дозор»), а тут просто говно судьбы, нелегкой и незавидной женской судьбы.

— Э-э-э… С партией есть некоторые проблемы, — ровно отвечала она. Виновато как-то.

А мне ее не жалко. Да! Мне совершенно не стыдно за мое злорадство. Я точно обзывал ее, подругу, проституткой, и в мыслях, и небось вслух тоже. (Некоторые, кстати, такое любят, в рамках любовной игры.) Сама по себе проститутка ведь не плоха, а, напротив, даже хороша, если профессиональна. Она, если хорошо понимает свое дело и имеет успех, корректна, знает, что сказать и когда помолчать, улыбается и не ебет человеку мозги — практически она девушка из хорошей семьи с безупречными манерами. Где еще таких щас искать?

И совсем другое дело — проституция политическая. Все наоборот: вместо публичного дома, где все честно и старательно делают свою работу, шум, гам и кидалово, а уж про манеры мы и не говорим.

— А расскажи, как ваши проводили митинги на Поклонной, — ласково говорю я. — Тебя как партейную, наверно, часто про это спрашивают.

— Наших было на митинге 190 тысяч. Море людей, море! То, что там не случилось Ходынки — большая удача. Потому что когда 110 тысяч — это данные МВД — вышли из метро, была давка!

А автобусы? На которых вы их привезли за отгулы?

— Ты там не был?

Я? Еще чего.

— А я была. Да, были автобусы! С номерами тульскими, липецкими и тверскими. Ну так порядка 20–25 автобусов.

Она это рассказывает и, бля, не краснеет! И рассказывает дальше, типа, чистую правду, как они, бляди, любят (сам не понял, про кого это я щас дал эмоциональный всплеск).

Она увлеклась и снова кинулась меня агитировать. Меня! Господи, помилуй…

женщины ЕР   женщины ЕР

женщины ЕР   женщины ЕР

 

ПЕРСОНАЖИ С ПОКЛОННОЙ

А, вот ты как заговорила! Вообще эти люди с ваших митингов… Эта ваша Света из Иванова, которая стала более лучше одеваться… Ну и физиономии у ваших! Власть меня не видит в упор, она разговаривает с каким-то другими людьми. С вашими избирателями. С пролетариями, с гопниками, она грозится кого-то мочить в сортире. Как мне-то угодить уринофекальной лексикой — если, конечно, это не в рамках анекдота? Вот я сколько тебя просил найти идеолога, защитника режима, чтоб это был вменяемый человек, не тупой, интеллектуал, чтоб с ним можно было поговорить. (Ну кому-то же ты там даешь наверняка.) А не чтоб он как попугай исполнял. Помнишь, кого ты мне посоветовала?

— Не помню.

Вот. Даже не помнишь. Девичья память. Маркова Сергея ты советовала! Ну он же скучный и жует одно и то же. У вас нет людей! Марков у вас считается крутой парень — да ужас!

— То, что он не дурак — это факт.

Конечно, почетно такого орла развести на секс и после его нахваливать — шучу, шучу. Ну в том смысле, что получает хорошую зарплату, он не дурак, конечно. Вообще мне у вас не с кем поговорить. Кто у вас там состоит из известных людей кроме Бондарчука?

— Костя Цзю. Маша Максакова [солистка Мариинки]. Алексей Архипович Леонов, космонавт. Игорь Сулим [«Народный фронт»], например, из липецкого авиаотряда, который сказал, что командиры собирают с них, с офицеров, деньги. Вот тебе и ответ, Игорек. Я этот список могу продолжать бесконечно. Канал «Культура». Там половина ведущих — члены партии! У нас там гораздо приличнее люди, чем у либералов.

Нихерасе…

— Вот так, Игорек!

Ну а вот кто из ваших интеллектуалов мог бы мне рассказать за идею — так, чтоб это звучало не глупо и не тупо? И чтоб они не выглядели идиотами?

— А у тебя есть люди из других партий, речи которых не вызывали бы у тебя раздражения? — какая она чуткая, а?

Да вот Ройзман, но он уже не в партии, согласен…

— Если бы он оставался в партии и дальше, тоже вызвал бы у тебя раздражение.

Ну не знаю. Но к вам он по крайней мере не пошел. Его же звал ваш Косопкин. Партиец и браконьер.

— Не знаю подробностей той истории, но, думаю, Женя вполне мог быть с нами, просто он выбрал тогда эсеров, вот и все.

Так можно про любого сказать: он был бы с вами, если бы не выбрал другое. Люди, которых ты привела в пример (кроме Ройзмана, про которого ты говоришь, закатывая глаза, и правильно делаешь, конечно, он красавец, вашим овощам не чета и потому к ним не пошел), вялые все же. Вам еще долго отмываться от таких персонажей, как Лужков, Цапок, Никита Михалков, Говорухин…

— Ну а что Говорухин? Он человек творческий, талантливый, но он не истину речет. Его мнение — одно из многих. Могу не соглашаться с ним в некоторых его оценках. Еще Плигин Владимир Николаевич, он главный либерал в партии, юрист. Костя Косачев — один из самых эффективных дипломатов. Павел Крашенинников… Интеллектуалы, профессионалы. Руководители комитетов думских. Косачева назначили вот, правда, на СНГ. А еще же Воробьев. Он уже не функционер, а большой политик. Андрей Макаров, адвокат. Володя Мединский (Это было еще до его культминистерственности. — И. С.). Это люди, которые формируют государственную политику. Наши люди!

Ну что же, я понял. Такой у вас, значит, рейтинг великих. ОК.

женщины ЕР   женщины ЕР

женщины ЕР      женщины ЕР

 

60 ПРОЦЕНТОВ ЧУРОВА

Да уж я понял, что ваша опора — это малограмотные старушки и гопники, которые громят витрины и винные магазины!

— Не, ну нормально? Ты вот так отбросил 60 процентов россиян. Ярлыками разбрасываешься!

Ну не сорок, а двадцать пять, если считать честно, без помощи Чурова. И потом, я могу уважать гопника, почему нет, но нельзя же его допускать к управлению государством. Да, у нас в стране много диких, малообразованных людей. Воспитывать их, обучать, сочувствовать им, уважать их и любить и прочее. Но — не ставить их над собой начальниками.

— А ведь много таких! В малых городах особенно. Но я тебе еще раз говорю: тебя не спрашивали, фигурально, потому что от тебя нах ничего не зависело. Тебя политика не интересовала. Ты говорил: дайте мне спокойно пожить, не лезьте в мои дела и пошли вы.

Ну это ты преувеличиваешь несколько…

— А вот теперь, чем хороши результаты этих выборов и все эти митинги? Тем, что теперь вас заметили, вас будут спрашивать! Я про это не раз говорила. Вот и тебе говорю.

И все-таки сколько вы себе процентов приписали на думских? Пятнадцать, двадцать? Ну десять как минимум, да? Такие оценки где-то, они высказывались.

— Вот послушай… Вот что я тебе скажу: не читай ты этих либеральных блогеров! Есть такой Лев Гудков, который, как известно, возглавляет «Левада-центр». Эта структура нам, мягко говоря, не дружественная. (Ой ли? — И. С.) Сам он сказал мне вот что: «Сорок пять процентов ваши точно». А официальный итог был — сорок восемь. То есть разница минимальная, в рамках погрешности. Я тебе просто несколько фактов приведу! Первое. Избирательную комиссию по Москве возглавляет коммунист.

К коммунистам у меня никогда доверия не было… Еще меньше, чем к вам. Тоже наебывальщики!

— Спасибо.

Мы смеемся. Хотя херли тут смешного? Но опять же: если ты не можешь рассмешить девушку, то ничего у тебя с ней не будет…

Коммунисты нас наебывали 74 года, — напоминаю я.

— Против них мы просто дети, ты хочешь сказать.

Ну типа. Дети. Женщины и дети.

— Не забывай, что после коммунистов людей наебывали либералы! Наш уровень честности, я считаю, выше, чем у предшественников.

Это твое личное мнение. А я думаю, что скоро вашу контору нахуй разгонят. Да уже и начали, собственно.

— Ну а цифры-то можно назвать? По выборам? — спрашивает она миролюбиво.

Ладно. Давай.

— Знаешь, сколько в России избирательных участков? Девяносто четыре тысячи. Это 90 тысяч избирательных комиссий. В 90 тысячах была представлена ЕР, в 80 тысячах — коммуняки, в 80 тысячах — ЛДПР и в 18 тысячах — «Яблоко». В каждой ИК то есть были представители разных партий. Это так, на всякий случай.

А потом…

— Что потом?

А потом ваш Чуров сел и пересчитал все как надо.

— Да ладно!

Вот те и ладно. Одно жульничество, блядь, кругом!

С каким удовольствием я говорю это не своим, с ними и так все понятно — но той стороне! Партийцу. Члену партии. Хотя член — это когда мужик, а если дама, то нельзя же про нее сказать, что она член? Впрочем, когда про мужика говорят, что он чего-то там голова, это тоже диковато звучит, ну вот кто это все запутал, а? Кто ж она — членка? Кто ты?

Она молчит, насупилась. Посудой вроде кидаться еще не готова. Делает вид, что ничего не случилось: ну подумаешь, блядью и тварью фактически обозвали. Ну а че, она же не шифруется, что в партии, небось уж привыкла за все эти годы. Не впервой. Мне все еще не жалко ее. Пусть слушает! Мля! Это голос народа, в конце концов. А то все Кремль, да Селигер, да прикормленные телевизионщики.

А вот им и голос простого народа, если на то пошло!!! Я рассказываю в лицо партийке то, что раньше говорил таким, как она, за глаза; ну а где ж их сыскать, все прячутся и шныряют на своих мигалках с крякалками, тоже мне, бля, египетские жрецы, сцуко.

И вот я оттягиваюсь:

Посмотреть на ваших: сидят пилят бабки, ни дорог в стране, ни детских больниц. ВВП в два раза не вырос, на Кавказе идет война, Португалию по уровню жизни не догнали. Все очень просто: эффективность говно у вас везде.

— А я говорю — удвоили ВВП!

А я говорю — нет. У нас просто разные данные. У меня достоверные, а у тебя голимая пропаганда, которой вы сперва напустили, а потом сами в нее и поверили. А ты посмотри Роскомстат, и все встанет на свои места. Да… Ваши там, наверху, пилят нефтянку, а когда надо пыль в глаза пустить, говорят про свою благотворительность, сиротам они помогают и инвалидам…

— Ну знаешь, везде так власть устроена! Она, я должна сказать совершенно искренне, именно такова. К сожалению, у партийцев не всегда, а, скажем так, зачастую внутри совершенно не те ценности, которые они провозглашают для внешнего мира…

Ибо…

— Понимаешь, если б во власти были только люди в белых одеждах, с нимбами, мы бы только радовались: о какие у нас моральные авторитеты, какие примеры! Мы что с тобой не видим этих Стросс-Канов, что ли? Мы с тобой что, не видим этого Саркози? Мы что, не видим президента Германии, который… Хотя там, конечно, качество политического класса намного выше, чем у нас.

Кто б сомневался.

— Так оно и есть.

Да, мне не нравится, что ваш Путин не умеет разговаривать с людьми. Он не очень хорошо воспитан.

— Как раз с людьми-то он умеет разговаривать.

Ну если вам нравится… Такой тон…

разговор

 

ЗАЧЕМ НУЖНО ЧЛЕНСТВО

Ну да. Вот и говорят же: «Партия жуликов и воров».

— В этом ряду много людей, пришедших по другим основаниям.

Вот чего Путин добился за 12 лет? Никто его не слушает — даже из своих! Из ваших! А с Чуровым что? Вы просто на всех плюнули. Думаю, что у нацистов тоже были в партии какие-то подразделения, которые помогали сиротам и вдовам. И, думаю, квартиры ветеранам там давали быстрей, не ждали, пока с конца войны пройдет всего-то 65 лет.

— С квартирами в стране, кстати, напряженка. (Это было еще до раздачи квартир особо кровожадным омоновцам. — И. С.)

Ну да, конечно…

— Ну нет у партии денег, и квартир она не выдает. У партии есть только власть.

Тоже неплохо. Ваши всегда отмазываются, когда людей давят на джипе. На Ленинском проспекте.

— Да это не у нас, это «ЛУКойл»…

Послушай, я вижу, ты хочешь меня наебать! А вот хер тебе: «мы не знали, мы только выполняли приказ» — это не сработает и не работало никогда. Вы как правящая партия за все отвечаете. Вот за такое блядство.

— Отвечу… Это правильно! То же ДТП на Ленинском: почему камеры не работали, почему гаишники себя так повели? Отвечу почему! Потому что тогда не было «синих ведерок», потому что группы честных людей никак тогда еще не пытались давить на власть. (Тут она проговорилась; видите, власти она противопоставила именно честных людей, а не каких-то, а? Я это уловил, когда перечитывал текст. — И. С.) А власть что? Она всегда и везде себя так ведет. Во всем мире так! На Западе есть политическая конкуренция — а у нас ее не было.

Вот скажи, когда ты с новыми людьми разговариваешь, когда знакомишься — тебе ведь стыдно признаться, что ты в ЕР?

— Почему стыдно? Я одна из немногих, кто значок ЕР до сих пор носит.

Вот этим уточнением «одна из немногих» ты просто себя выдала. Ну что ж, покажи свой значок!

— Не могу.

Вот видишь…

— Да нет, просто я сегодня в другом платье. Я ношу, правда!

Ты бравируешь тем, что не скрываешь своего членства в партии. Все-таки выходит, что это стыдно, но ты смело через этот стыд переступаешь.

— Я тебя уверяю, мне ничуть не стыдно. Мне интересно!

Скажи, неужели ты реально голосовала за Путина?

— Да! Более того, за него голосовал мой муж.

Ее муж — это наша больная тема, она знает, что я не могу его критиковать по ряду причин. Я только говорю в шутку:

Ты ему иголки под ногти загоняла! Этому чеховскому безобидному интеллигенту!

— Нет, он осознанно принял решение.

С другой стороны, куда ему деваться? Если тебя выгонят с работы при новом режиме за то, что ты была в ЭТОЙ партии, на что жить? Ну ты просто уникальна. Нефтянку не пилишь, бабок нет, живешь в простом многоквартирном доме, не элитном. И при этом ты состоишь именно в этой партии. Нашли вы, мля, друг друга… Да они там над тобой просто смеются. Развели на слюнтявку, что называется. Знала ты, не знала, было тебе стыдно или нет — а все равно за это тебя на Нюрнбергском процессе спросят.

— Только проведите процесс таки в Нюрнберге: я так люблю Германию…

разговор

Фото: burgen schenker

 

ПРОЧИЕ ПАРТИИ

Ну что вы не создали партий по всему легальному спектру, это просто ваша профнепригодность.

— Вот это не ко мне! Ты хочешь, чтобы мы отвечали и за правое, и за левое!

Конечно. Раз уж вы партия власти. Вы должны заботиться обо всем народе, а не только о злых ментах и маразматических дедушках. Кто носил погоны чиновников, тот и будет отвечать за все! И Явлинского вы не должны были снимать с выборов, это просто глупо.

— Почему должны были или не должны?! Сам Явлинский признал, что у него 25 процентов подписей были с нарушениями.

Да не придирайтесь вы к подписям, это мелочи и ерунда. А вот то, что вы либералов не провели в Думу — это глупость и преступление. Любой ценой провести! В своем глазу бревна не видите, а к Явлинскому пристали.

— Меня упрекали: что ж вы Явлинского не пропустили, а Прохорова пропустили? Но у Прохорова работа по сбору подписей была проведена качественней. И потом, кто это «вы»?

Вы — это власть, и в таковом качестве вы отвечаете за все. Ты не задумывалась об этом? Что вся ответственность на власти и не на кого будет ее свалить? Никто вас слушать не станет… Кому нужны будут ваши оправдания: «Я только выполнял приказ», да?

— «Провести» — что за логика! Вы же за правовую систему!

Мы за нее. Но ее же нет. Нехера ею, значит, прикрываться и ссылаться на нее.

— Да кому это надо было — снимать Явлинского? Кто он такой? Ты думаешь, он больше двух процентов набрал бы?

Секундочку. Вот набрал бы он два процента, и вы выглядели бы умно. А так вы его испугались и не пустили. Я никогда не был избирателем Явлинского, я просто его привел в пример того, насколько вы безответственно подходите к выборам, к формированию парламента. Безответственно и глупо. Это непростительно. Если б страной управляли ответственные люди, они провели б в парламент весь легальный спектр. Есть же Чуров, при нем можно хоть черта туда провести. Не надо только врать про волеизъявление народа. Все же знали, что у вас будет 60 процентов.

— Даже мы не знали.

Ну что ты мне-то врешь? Весь мир знал, одна ты не знала, наивная! Контрольный пакет непременно, причем с запасом. И про Чечню с 99 процентами все знали. Не валяй дурака. По ТВ никого из оппозиции не показываете.

— А уже наши показывают.

Конечно, после того как вашим по мордасам дали.

— Так раньше никто не давал! Не было же вас!

А, вот как. А совести-то нету у вас, чтоб подумать, как лучше?

— Я…

А че ты меня перебиваешь? Молчи! Слушай, что народ говорит! Народ в данном случае я. Я имею право тебя даже ебнуть бутылкой по голове! Да, потому что я народ, а ты партия.

То, что вы сделали с ТВ — позор. И разврат. Народ и так небольшого ума, а вы его хотите еще оглупить! Прямых эфиров нету. Умных людей туда не пускаете. Оставили только сволочь вашу прикормленную. Потому что вы боитесь! И не уважаете людей. Все партии зарубили, кроме ваших клоунов. Ваши овощи там кругом… В парламент никого не пускаете, кроме своих, — это ж не место для дискуссий. Ну не надо много ума, чтоб додуматься до простой вещи: в Думе должны быть представлены все слои общества. А вы не можете этого понять. Вот когда наши победят, вы будете дворниками. Про ваших партийцев мы знаем, какие они смелые, — попрячутся, как обычно, как только запахнет жареным, как КПСС, ваши предшественники.

— Я молчу.

разговор

Фото: Pawel Maciejewski

 

КВАРТИРЫ ВЕТЕРАНАМ ВОЙНЫ: НЕ ХВАТАЕТ?

А ветераны войны? Ваши говорят, что уж совсем скоро дадут им квартиры. Хрен с ним, с тоном — но он же и квартиры ветеранам не дал! Типа, куда спешить, можно через двадцать лет дать…

— Сейчас ты рассуждаешь в принципе правильно. Но! По-твоему, если ветеран до сих пор не получил квартиру, то в этом виноват лично Путин?

Нет, блядь, это Пушкин виноват. Или вон дворник таджик.

— В принципе это правильно… Ты прав. По-моему, большинству уже дали.

Да как же ты говоришь про большинство! Дедушкам по девяносто уже почти всем. Впрочем, твой ответ засчитан. Весь этот позор накопленный — он очень тяжелый. ВВП не удвоился. Квартиры не даны. «Руки в крови» якобы у Ходорковского, ну так и судите его за убийства, раз обвиняете в них!

— Я скажу про ветеранов. Ветераны бесквартирные не образовались за последние годы, они откуда-то взялись, правда? Они пятьдесят лет при советской власти бесквартирными были. Ветераны, спасшие эту власть, заметим. Второе. Они и за 90-е годы мало чего получили. А если сказать точнее — ничего не получили.

Вы правите дольше, чем демократы, и нефть при вас намного дороже. Была восемь за баррель, а щас сто с гаком, была и сто пятьдесят. При нас такой не было.

— Я просто предметно этим вопросом не занималась, но именно он, Путин, объявил, что ветеранам надо дать жилье. Всем. Мы понимаем, что очередь — после того как было объявлено — увеличилась втрое.

Я с интересом слушаю, пытаясь понять суть партийности. И то, как устроены мозги у людей на той стороне баррикад.

Моя подружка, моя бывшая, меж тем рассказывает дальше. В принципе удовлетворяя мое любопытство — и рабочее, и личное:

— Ну теоретически можно допустить, что между Путиным и тем, кто дает квартиру, выстроен ряд бесконечно честных людей… И эти люди выполняют команду… Но мы ж с тобой понимаем, что это не так.

Ладно, не можете квартиры им дать. Хотя непонятно, почему. Ну тогда дайте им пенсию размером с жалованье ну, там, главы районной хотя бы администрации — или они не заслужили в окопах? Очередь удлинилась? А что, раз в пятьдесят лет имеют они право на квартирку в хрущевке? Одну получили, а через пятьдесят лет еще одну — жалко? Не про яхту же говорю и не про «мерс», а про однушку жалкую!

— Этот вопрос задавался осенью, и на него давали ответ, не помню цифр. Но это можно поднять! Путин объяснил: дали столько, сколько было в очереди на момент объявления мною этой программы. Сделано много.

По сравнению с 1913 годом неплохо. Вот еще Медведев объявил, что чиновники крадут в год миллиард долларов. Так, что ли? Ну сказал бы: дорогие друзья, прошу вас в этом году воровать чуть меньше, нам же надо рассчитаться с ветеранами. А после воруйте как обычно! Совесть же должна у вас быть.

— Старики получат свое. И еще. Ты же видел Грозный разбитый — а сейчас какой город! И войны нет. Так что результат есть. Он не оптимален, но он есть.

То-то и дело, что видел я новый Грозный! И половину денег там разворовали.

— Может быть. Но тем не менее! А ведь можно было вообще ничего не объявлять!

 

НАВАЛЬНЫЙ

А почему Тимченко у нас сидит с финским паспортом и получает весь доход с нефти?

— А почему Фридман сидит с двойным гражданством?

Не знаю, сколько у Михаила Маратыча паспортов, но, насколько мне известно, Фридман — частное лицо и не работает с бюджетом.

— А ты его спроси.

Сама спрашивай! Ну, мне кажется, таки есть разница между чиновником и бизнесменом. Но в целом ответ принят. Я тебе его засчитываю.

— Про Тимченко ты, наверно, прочитал у Навального. Навальный меня не волнует.

А почему вы, кстати, не даете ему орден? За борьбу против коррупции?

— Пока такого ордена нет, но, может, он когда-нибудь его получит. Да и прежде чем давать орден, надо разобраться, каким он рейдерством раньше занимался. Может, ему вместо ордена срок надо дать? Если начать им заниматься с точки зрения того, что он заслужил. Я не следователь, я не знаю, но…

Так разберитесь! Чего вы ждете! Упускаете самое золотое время! Пока он народный герой, тут бы и вытащить компромат! Но у меня такое чувство, что доказательств у ваших нету, а то его давно б закатали рукавицы шить. Доказательств нету! Ладно, вы ему ордена не даете, так хоть скажите спасибо, что он с коррупцией борется. Вы же этого хотели.

— Спасибо.

Ну наконец-то! Дождались! Партия ЕР сказала спасибо Навальному! Это сенсация.

— Пусть борется. Пусть борется! Пусть борется.

 

ПЛАСТИКОВЫЙ ПАРТБИЛЕТ

Покажи партбилет.

— Он дома.

Неправильно это! Партбилет надо носить в кармане гимнастерки. А то партбилета нет, значка партийного нет. Стыдишься?

— Ну вот ручка у меня есть с логотипом партии…

Гм… А почему, кстати, у вас медведь раком стоит? На гербах всегда звери стоят на задних лапах. Ну что еще сказать по интересующей нас теме? Путин вас кинул. Это приятно. А вот знайте, как идти против своего народа.

— Никто не кинул.

Ну-ну. Ты, критикуя нас за действия, которых мы не совершили…

— Да, не дали квартиры ветеранам… Или совершили, но не так — ты критикуешь во многом действия наших политических оппонентов. Ты говоришь: мне похеру, вы все для меня власть!

Да. Вы все — власть. И ваш Цапок — член ЕР, правящей партии.

— Если не врет. Надо еще проверить, был ли Цапок членом партии.

Да ваш он, ваш!

— Проверим. Партбилет — это не индульгенция. Мы знаем коммунистов-педофилов. Эсеров-воров и много еще кого. А уж на правых и либералах просто пробы ставить негде.

Но то, что в суд не подали, а теперь возмущаетесь, — это просто провал…

— Согласна. Согласна, Игорь! Что мы, ошибок не делали? Это одна из наших больших ошибок! А Немцов часто врет.

Что ты цепляешься к Ефимычу? Зря вы его не цените. А ведь он много чего сделал! Написал книгу про Лужкова, вашего партийца. Которого вы боялись и покрывали. Про его коррупцию. Потом про Путина написал… Еще спасибо скажете ему.

— Лужков уже не наш.

А ведь был ваш! Когда он был в силе — Боря его разоблачал! А вы — проебали. Вы Федорову приказали бы подать в суд! Прям на другой день! Какого хера вы там сидели ждали! Нажали бы по партийной линии.

— В чем-то ты прав… Мы должны учиться сутяжничеству.

У того же Немцова и учитесь, он же выиграл у Путина. Когда тот сказал, что вот они «наураганили».

— То, что власть проиграла, потеряла информационное пространство, которое во многом определяется, конечно же, интернетом…

Еще раз скажи: «Власть проиграла»! Так приятно это слышать.

— Власть проиграла — глупо это отрицать!

Так вам и надо. Мне так приятно, что вас прижали. Помнишь, был советский анекдот. Стоит дедушка у газетного стенда и плачет, читая заметку про зверства Пиночета в отношении чилийских коммунистов. Подходит стукачок и затевает беседу: что, дедушка, плачете, жалко вам товарищей? — Да нет, я плачу от радости: хоть где-то их, блядей, прижали… И вот мне приятно видеть, как вы проигрываете.

— Игорь, ты же кропотливый исследователь жизни, вот исследуй, кто за Навальным стоит… Не для печати могу тебе рассказать, кто его финансирует…

Да ты открыто пойди и разоблачи его!

— «Дождь», надо отдать им должное, его раскрутил…

Да, вот свободное ТВ его раскрутило. А ваш не идет на дебаты, подсовывает вместо себя «Уралвагонзавод». Он не понимает, что происходит в стране. Если это пропаганда — то бездарная. С чиновниками своими, которые перед ним на задних лапках, умеет разговаривать. Он умеет только с подчиненными. С гопниками и с пенсионерами умеет.

 

ЧЕЧНЯ. РУССКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ

— Для меня важно: в Чечне никто не гибнет…

«Как мать говорю и как женщина…»

— …что там нет войны. Что там играют в футбол.

Ну да, ну да, я понял эту логику: без меня было бы еще хуже…

— А войны там нет. Войны нет!

И потом, нравится вам и нам русский национализм — неважно, но надо сказать, что русские обделены и задавлены. Чечня получает больше денег, чем Ярославская область, сравнимая по населению. Этак раза в два.

— Так они дотационный регион!

Тем более, дотационный, а берет два конца! Русский вопрос стоит страшно остро, а вы на него внимания не обращаете! Неизбежно русское национальное государство. Навальный думает об этом, а вы нет!

— Игорек, иди в партию советником.

Да я если начну вас учить, с вас перья полетят!

— Нам не привыкать. Но, действительно, ответ на русский вопрос недоформулирован.

Трусливо замолчан. Самый главный — и замолчан!

— Не дан на него ответ. И вот почему: здесь, может, лучше ничего не делать, чем делать что-нибудь активно. Никто не знает, что делать.

разговор

Фото: Zsolt Raba

 

«ДРУГИЕ ХУЖЕ НАС»

Нельзя об это не думать и не пытаться сформулировать. А то придумали — молчать. За бабки. Это все, на что вы способны? Немного, немного… Если так, то зачем вы нужны? Такие бабки бюджетные палятся на вас!

— Так другие еще хуже нас.

Ну, мать, такое может сказать каждый: «Другие хуже нас».

— А я тебе отвечу. Либералы в 90-е доказали, что они хуже нас. Коммунисты в течение семидесяти лет это показали. Мы пока не облажались.

Это вы-то не облажались?

— Мы!

Ну ты сказанула… Да вы вообще ничего не видите!

— Говори что угодно, но 64 процента — за нас.

Бедная, бедная женщина…

Знаешь, дорогая, самое лучшее, что ты сейчас можешь сделать, — сжечь партбилет!

— У нас не билет. У нас пластиковая карточка.

Сгорит не хуже картона. Выйди из этой партии, мля! Выйди, родная!!!

— Вот ты нас обзываешь, партию, а между тем мы с тобой сидим пьем водку.

Она смотрела мне в глаза. Наверно, ей мало было одной водки. Она хотела большего. И ради этого терпела оскорбления, которыми я ее недобро осыпал. Кстати, у меня была похожая история, при Советах еще, давно то есть: одна девушка вынудила меня, гостя, мыть посуду после ужина с водкой у нее дома. Я решительно отказался, и она настолько же решительно заявила, что секса в таком случае не будет (а это было в первый вечер, как мы познакомились). И я взял свои слова назад и таки помыл посуду. Вот так и моя, мля, единоросска сейчас слушает и терпит…

Я ей сказал, когда прощались:

— Когда будешь жечь партбилет, позовешь меня? Я просто такого еще никогда не видел. Смотри же, не забудь позвать!

— Не дождешься. Не дождешься. Не дождешься!

И эту дуру я любил…


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое