Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Картинки / Фотоистория /Дежурный ревизор

Еврейское серебро, фашистские кресты. Артефакты мюнхенского базара

Еврейское серебро, фашистские кресты. Артефакты мюнхенского базара

Тэги:

Мир, май, дембельский альбом (Германия)

К Дню Победы все наши подходят с нашей стороны фронта — бывшего фронта.

Я пару раз провел 9 Мая в Германии.

Это наводит на новые мысли. Заходишь в событие с изнанки, оказываешься вроде как по ту сторону зеркала, ты там как засланный казачок. Причем не с бухты-барахты, а после длительной подготовки — в тех краях я в несколько приемов прожил, наверно, полтора-два года навскидку. Поездил по стране, повидал всяких людей, с кем-то дружил — или того похлеще. Бывало, встречался с ветеранами вермахта, с настоящими фронтовиками. Идешь, бывало, по Берлину, смотришь по сторонам, в зубах «беломорина» — я затаривался куревом в военторге при советских гарнизонах, пачка стоила, чтоб не соврать, 1,20 в восточных марках, самое дешевое там курево, как раз для наших солдатиков или для студентов. И тебя останавливает не то что даже дедушка, как тогда казалось, — в 1979-м или 1980-м фронтовики еще могли не успеть на пенсию выйти!!! — и просит закурить. Засмолит и бормочет: «Макорка, замовар, давай-давай, работай, билять!» Выкладывает всё, чему выучился у нас в лагерях в плену. Не ты ли, падла, моего деда убил под Сталинградом? Я рассказывал своей матери про такие встречи, и она мрачнела: «Наших убили, а сами живут». Она росла без отца и горя хлебнула, бедная, я теперь старше, чем она, умершая рано-рано, в 1988-м.

А я — как-то больно про это думать — даже выпивал с их фронтовиками. Не потому, что когда-то они носили фашистскую форму и стреляли в наших, просто мы оказывались в компании, эти люди были чьи-то родители или соседи. Ну не вставать же, не выходить, хлопнув дверью или кинув гранату на прощание, ну в самом деле! Ведь прошло много-много лет, много всякого утекло. Много чего переосмыслилось и даже забылось. И потом, вот еще аргумент: у немцев был Нюрнбергский процесс, были расстрелы и тюремные сроки, была денацификация, и никто не ходит там под фашистскими знаменами, типа, чтоб дать старикам спокойно помереть, и улиц Гитлера там нет ни одной ни в одном городе. Было покаяние, и огромное количество евреев было уже в наше время принято немцами к себе на ПМЖ, им давали квартиры и пособия, так нация пыталась искупить вину, хоть как-то, хоть чем-то, хоть часть ее. Огромные деньги слали из Германии, из бюджета, узникам концлагерей в разные страны, — только Совецкий Союз гордо отказывался, и наши бывшие зэки тихо жили нищенской жизнью… Наши бывшие палачи всю свою жизнь прекрасно себя чувствовали, их именами называли улицы и города. Хоть одного чекиста судили за то, что он пытал и убивал невинных? 

На немецких блошиных рынках продают фашистские ордена. Ну а что, история. Примечательно и умильно, что в западном городе Мюнхене продавцы заклеивают свастики бумажками, а в постсоциалистическом Берлине — все в открытую.

блошиный рынок в Германии

 

блошиный рынок в Германии

 

блошиный рынок в Германии

 

блошиный рынок в Германии

Что касается антикварных серебряных ритуальных предметов, награбленных из синагог всей Европы, то ими открыто не торгуют. Почему? Совесть мучит? Да, наверно, мучит, отчего нет. Ведь было же настоящее, доказанное делом покаяние. Жутко смотреть на эти семисвечники, на фигурные указки для чтения Книги — тут сразу читается про проломленные черепа и пролитую кровь бывших владельцев, про жирный дым из лагерных печей. Ну золотыми зубами я не слышал, чтоб торговали в наше время, поэтому ничего про это не скажу. Кроме того, с таким товаром можно и под статью попасть ненароком. Да и как писать объявление о продаже, в каких терминах? Но я видел, как коллекционеры договаривались с продавцами: «Если будет что интересное, только свистни, я мигом!» Наверно, есть тому и бизнес-причина: серебра этого столько, что уходит оно по цене лома. Русское дореволюционное серебро дороже еврейского, его меньше — ведь понятно, что еще до прихода фашистов русских дворян, купцов и прочих благородий серьезно пограбили свои, если своими можно назвать большевиков. Да если б только пограбили, а не перевешали, не перестреляли как собак… Но кто про это у нас помнит, кто жалуется, кто требует справедливости и по этому поводу тоже? Прокляты и забыты, и ни слова извинения.

мюнхенский базар

 

мюнхенский базар

 

мюнхенский базар

 

мюнхенский базар       мюнхенский базар

Страшен этот мюнхенский базар, но зато он тих и скромен, все понимают, что к чему, но жизнь же идет и назад ничего не повернешь. И на всё это была же чья-то воля.

Конечно, так быть вряд ли может, я явно преувеличиваю, но сейчас такое впечатление, что на каждом перекрестке баварских проселков стоит распятие — они же там почти все католики. Скромный бесхитростный деревянный крест и намалеванный наивной рукой простецкий Спаситель в тени дуба, рядом скамеечка для редкого путника, чтоб он укрылся от жары или от дождя. А что тут было, когда вермахт бил наших дедов всей мощью своих орудий? Осаждал Питер? Жёг русские деревни? Бомбил Киев? Вешал белорусских партизан? (Или я тут некстати про заграницу?) 

Там же, на юге, в предгорьях Альп, вдали от автобана, в стороне от туристских маршрутов, можно отыскать могилки и памятники убитым на войне немцам. Ну а что, сровнять их с землей, сделать вид, что ничего не было, отречься от родни и от истории? Нет, такого не дождетесь: немцы — они же не Иваны, родства не помнящие… Обмануть можно кого угодно, да и иногда это нужно, но себя-то зачем?

баварские проселки

 

баварские проселки        баварские проселки

 

баварские проселки

 

баварские проселки         баварские проселки


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое