Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

ХУДОЖНИКИ. Канович и дети

ХУДОЖНИКИ. Канович и дети

Тэги:

Куда они смотрят? Почему не улыбаются? Как относятся друг к другу? Вернее – они хоть как-то относятся друг к другу? И к этому миру? На эти вопросы интересно отвечать. Хотя я уверен, что Марк Канович, художник, живущий в Ришоне, что в получасе езды от Тель-Авива, посмеется над моими ответами. Но все равно интересно…

Моя версия – эти персонажи не реальны. Хотя родом они из его грузинского детства, все это – фантазии художника. Вымышленные мужчины, женщины, дети, рыбы, птицы, звери, игрушки. И ему даже не важно, какие они. Важно – какой он сам, вот в этот момент, когда он их рисует-лепит (это живописные рельефы).

Хочет ли он что-то сказать именно таким сочетанием людей-предметов? Да просто так сложилось: папа-мама-ребенок-лошадка-птица. Мальчик-кораблик-море-песок. Девочка-шарик-трава-флажок. И при этом не смотрит ни на нас, ни друг на друга. В основном – на небо. И – в себя. Как аутисты. Дети Кановича не от мира сего. Точнее – не в мире сем. Они – в мире художника. Это театр одного режиссера, он же автор пьесы, он же сценограф и хореограф, он же актер, исполняющий все роли.

Что такое! Мальчик с девочкой на тежежке-корабле пытаются улыбнуться! А кажется, вот-вот заплачут. Тележка со штурвалом и мачтой, но мачта ломанная, а колесо одно. Так что никуда эту штука и ее пассажиры не уплывут и не уедут. И не улетят – хотя хотели бы. Даже когда дети Кановича идут или бегут, они стоят.

Художник с радостью нарисовал бы, как они уезжают, уходят, улетают. Но знает – ничего не будет. Он слишком многое знает про то, что с ними будет. И переживает за них, кстати, хоть руки не заламывает.

А может, потому никто из них не улыбается, что их, бедолаг, заставили демонстрировать все эти флажки, кораблики, мандолины, барабаны, дудки, сабельки, мячики, самолетики, маски. Они играли себе, но пришел Канович и сказал: значит так, это я вас придумал и сейчас буду вас рисовать. Ну они и застали послушно, торжественно, по-взрослому – все-таки уважаемый человек, художник с мировым именем. А он-то как раз не серьезный и подсмеивается над их серьезностью. И хочет – к ним, туда, в это тающее в дымке придуманное им детство.

А знаете, эти картины прекрасны. Не красивы, а прекрасны, потому что в этом слове еще и нежность, и любовь, изысканность. Посмотрите только , как пластичны эти люди-звери-птицы-рыбы, хотя и габаритны. И забавны, конечно – но это не фишка и не прием. Просто Маар Канович – веселый человек.

И все-таки – почему не улыбаются? Разве это не весело – скакать на лошадке с флажком в руке? Плыть на корабле с клоуном? И так далее? Что эти дети знают такого? И что о них знает художник? Эти картины притягивают. Их можно долго рассматривать и думать. Удивительно, кстати, но сюжеты не повторяется. Это качество более всего удивляет в графических листах художника (книга графики «Мои еврейские сантименты», перевод неточный). Тут каждая работа – отдельная история, хотя их более трехсот.

У детей Кановича взрослые лица. Он не любит симпатяг, и вообще, он детством не любуется. Дети Кановича неуклюжи, не миловидны, не элегантны. Это честно. Мы же не любовались собой, когда были маленькими. Нами любовались другие, которые не знали, что у нас внутри. А мы страдали, и нешуточно. Так было. Все очень серьезно.

Марк Канович

 

Марк Канович

 

Марк Канович

 

Марк Канович

 

Марк Канович


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое