Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Стиль жизни

Хребет России

Хребет России

Тэги:

2500 км чистого адреналина – это первая в России снегоходная трасса, которая должна пройти от Екатеринбурга до Северного ледовитого океана. В прошлом году руководитель «Клуба искателей приключений» Константин Кузнецов разработал маршрут и прошел первые 700 км по Свердловской области до Ханты-Мансийского округа.

После новогодних праздников мы умяли в свои рюкзаки все теплые вещи и махнули на Северный Урал, чтобы вместе с участниками экспедиции Кузнецова проложить на снегоходах 450 км новой трассы «Север».

Железные псы Урала

– А вы, правда, из Москвы? – разглядывала нас компания матерых первопроходцевуральской трассы «Север». Герои грелись у печки на турбазе «Серебрянский камень», в 400 км от Екатеринбурга. – Вообще-то мы москвичей не очень любим.

– Ничего, нас полюбите, – заявили мы и поставили на стол бутылку вина, прикупленную еще в супермаркете в Екатеринбурге.

Снегоходчики переглянулись, главный налил водки, нарезал сала и молча передал нам.

Урал

Теплая и уютная вип-избушка на базе «Серебрянский камень». Без курьих ножек, но со всеми удобствами

 

– А «Мурку» вам не сыграть? – поинтересовалисьмы.

– Мужики, двигайтесь – нормальные девки, – засуетились снегоходчики, – Ленка, где котлеты из кабанятины, тащи на стол!

Ближе к ночи в нашем уютном домике появился предводитель похода и руководитель «Клуба искателей приключений» Константин Кузнецов.

 

Главная роль Кузнецова

Когда-то Костя был нормальным человеком. Ходил по театрам и репетировал перед зеркалом монологи «Быть или не быть». Успел даже сняться в нескольких фильмах, пока друзья не сбили с пути молодого актера. Икрасную ковровую дорожку Костя променял на черные горнолыжные трассы Урала.

Урал

Бесстрашный руководитель уральской экспедиции «Север», основатель «Клуба искателей приключений» и лучший исполнитель Шарля Азнавура в тайге Констанстин Кузнецов

 

Скоростной спуск с самой высокой горы среднего Урала Конжаковский камень занимает 25 минут, после чего надо три часа тащить на себе лыжи в гору без подъемника. Отечественные снегоходы «Буран» заметно упрощали жизнь безбашеннымфрирайдерам. Константин заболел новой неизлечимой болезнью – снегоходами.

– Это вам не покатушки в каком-нибудь пригороде, – запугивал нас Константин, – это сотни километров по уральскому хребту до Северного ледовитого океана! Нас ждет лютый мороз, глубокий снег, запорошенные камни, завалы деревьев и снежные лавины.

– И медведи, – добавили мы.

– Медведи сейчас спят, – поправил Константин. – А волки запросто.

– А ружье дадут?

– Не положено, – сказал командир, – В одиночку здесь не пройти, поэтому идем колонной. Если кто-то отстает, и его не видно больше 10 минут, – останавливаемся и ждем. Потом идем на помощь. Все ясно?

 

Ссылка для туристов

Снегоходные трассы есть в любой стране мира, где есть зима. Это прибыльный бизнес. Куча туристов, гостиницы и кафе по дороге, заправки, магазины и ремонтные мастерские. Самая известная – IronDogRace на Аляске, где проводятся самые опасные в мире соревнования на снегоходах. Это 3 200 километров борьбы за выживание по ледяным ущельям и крутым горным хребтам сквозь метель и снежные бури.

Мечта Кузнецова – сделать Уральский хребет достойным конкурентом канадской трассе. А кроме того – показать туристам настоящий Урал, с его богатой историей, тайнами и загадками, открыть самые труднодоступные памятники природы и древности.

Урал

У России две беды. И одна «беда» все время ищет вторую. Даже там, где ее совсем нет. Например, в лесных сугробах на Северном Урале

 

Год назад неугомонный Кузнецов вместе со своей командой добрался из Екатеринбурга до крошечного поселка Вижай на севере Пермского края.

Уже мало кто помнит, что когда-то здесь была колония одного из самых страшных сталинских лагерей Ивдельлага. Численность заключенных Ивдельлага в 1942 году составила 18.988 человек, в 1943 – 5.689, а 20 мая 1951 года – 24.539.
В своем романе «Архипелаг «ГУЛАГ» Александр Солженицын пишет,что вэтом лагере погибло большинство еврейских мужчин из местечек Молдавии. Были даже немцы, которые по соглашению между Сталиным и Гитлером должны были быть переселены из Бессарабии и Буковины в Германию. Но Сталин обманул Гитлера, и вместо Германии немцы отправились в ГУЛАГ.

В 2009 году Вижай сгорел от лесных пожаров. Пока федеральные и региональные власти решали, кто должен эвакуировать людей из поселка, все 16 вижайских домов превратились в пепел за два часа, а местные жители, не дождавшись помощи, спаслись от огня в реке, и дышали в мокрые тряпочки, пока не догорел последний дом.

Сейчас на этом месте турбаза, где туристы могут отдохнуть, поесть, поспать и послушать леденящую кровь историю о гибели 9 студентов, которые в 1959 году останавливались на ночевку в Вижае. Отсюда молодые ученые отправились на Гору Мертвецов на лыжах. Их раздетые и покалеченные трупы нашли в безымянном перевале, который потом назвали по фамилии руководителя группы – перевалом Дятлова.

Урал

Мемориальная табличка и памятник на вершине камня на перевале Дятлова. 56 лет назад на этом месте при таинственных обстоятельствах погибли 9 студентов

 

Многие туристы приезжают сюда, чтобыпощекотать себе нервы и попытаться выдвинуть свою версию этой трагедии.

Но автор проекта «Север» считает, что главная достопримечательность – все-таки не ставший знаменитым в массовой литературе Перевал Дятлова.Главная достопримечательность Урала – это природа.

– Когда мы проложим здесь снежную трассу, туристы смогут своими глазами увидеть все чудеса Урала, до которых просто так не доберешься:

– скалу Чёртово городище, которой 300 миллионов лет,

– Висимский биосферный заповедник

– природный парк «Река Чусовая», где снимали фильм «Географ глобус пропил».

– Единственный на Урале буддистский монастырь «ШадТчупЛинг» на горе Качканар, который своими руками из камней построил бывший сотрудник КГБ и ветеран Афгана Михаил Санников, а теперь там живет буддистский лама ТингдзинДокшит.

– Вижайские скалы, где проводились свадебные обряды у народов манси,

– гора Чистоп, знаменитая тем, что по легенде во время Великого Потопа духи земли спасли здесь 5 семей, от которых и произошли манси.

– Уникальный памятник природы – Плато Маньпупунёр, который находится уже в республике Коми.

И многое-многое другое…

– А вы-то куда хотите? – спросил нас Костя.

– На перевал Дятлова, конечно, – в один голос сказали мы.

– Но мы поедем в другую сторону, – сказал Константин.

Урал

. Маньпупунер (в переводе «малая гора идолов») или просто «Мансийские болваны» - одно из 7 чудес России. Столбы выветривания такие древние, что в языческие времена им поклонялись еще народы манси. Редкий турист доберется до этого чуда без снегохода или вертолета

 

Ночные забавы

Рано утром, а может еще и ночью, так как было совсем темно, мы проснулись от того, что у нас под окнами зазвенели топоры.

– И кому пришло в голову ночью дрова рубить?

– Все! накрылась экспедиция – сказала Оксана, выглянув в окно, – я читала, что здесь где-то рядом аномальная зона, но не верила, что она так на людей влияет.

В лунном свете Костя и наши новые друзья безжалостно колошматили по японским машинам топорами и кувалдами, пытались их поджечь зажигалкой.

– Следующие будем мы, – догадались мы и начали судорожно одеваться. – До ближайшего населенного пункта Кытлым было километров 12 по лесу, но другого варианта не было, связи никакой. Кругом тайга.

– Что, не спится? – встретил нас у дверей Костя с топором в руках.

– Да мы это…, воздухом подышать хотели.

– Идите спать, – приказал командир, – мороз минус 35, снегоходы не заводятся, мы их прогреваем.

– Топорами?

– Да, нет, топорами мы лед из мотора выколачиваем.

Урал

Турбаза «Серебрянский камень» на несколько дней стала нашим родным домом. Отсюда начинаются популярные туристические маршруты на три горы-«камня»: Конжаковский, Серебрянский, Сухогорский

 

***

Солнечное утро запело дружным рычанием снегоходов.

– На улице – 34, одевайтесь теплее. Если погода испортится или сломается снегоход, придется ночевать в лесу, – предупредил Костя и принес нам костюм «первопроходцев».

Судя по крою, «первопроходцы» были не самые храбрые люди. В комплект входили штаны, у которых отстегивалась сзади попа, а у другой модели не застегивалась ширинка. Все время похода мы держали в тайне эти особенности конструкции.

Урал

Уральские маньяки-снегоходчики заводят на морозе фригидную японскую технику

 

На головы мы натянули разноцветные балаклавы а-ля «Богородица, Путина прогони» и горные очки, купленные на рынке Катманду то ли за 4, то ли за 8 долларов. На морозе они тут же запотели, так что видеть ничего мы уже не могли.

По дружному хохоту упакованных во все фирменное уральских снегоходчиков мы поняли, что наш наряд им в принципе понравился и.

– Молодцы! – похвалил Костя, – Я-то, честно говоря, думал, что вы не будете это надевать.

Урал

Уральский генерал Мороз нарушил грандиозные планы нашей экспедиции. Но не помешал обкатать на снегоходах склоны ближайших «великанов»

 

Испытание холодом

Поселок Кытлым – одно из чудес Северного Урала. Это очень старый поселок старателей, про который известная революционерка и писательницаЛариса Рейснер написала: «все вокруг Кытлыма – и глина, и леса, и болота, и камень – чистая платина».

Сегодня мы сможем это проверить.

На наших снегоходах по заброшеннномуПавдинскому тракту дорога до Кытлыма будет в пять раз короче, чем по современным автодорогам, которые идут через Серов и Карпинск.

Несколько минут езды на «Ямахах», и балаклава превращается в ледяную маску, а ресницы обрастают инеем и примерзают к челке. Еще полчаса без движения при сильном ветре – и застывают конечности. Пытаешься шевелить обмороженными пальцами, и слышишь, как они пищат от боли.

Урал

Зима на Северном Урале наглядно дает почувствовать на своей шкуре, почему вымерли мамонты в Ледниковый период

 

Оператор Дима за рулем нашего снегохода еще успевает махать руками в разные стороны. Но экскурсовод из него хреновый, потому что в ушах у меня воет ветер, а из глаз разбегаются слезы то ли от холода, то ли от радости. Я еще не поняла.

– Видела? Конжаковский камень? – Дима остановился, чтобы подождать отставших товарищей и заодно показать гордость Северного Урала – самую большую гору, высотой 1569 метров.

– Ничего себе, у вас тут камни. Можно целый город накрыть!

Запорошенный по самую макушкуКонжак похож на взбитую гигантскую подушку, как все уральские горы, которые мы видели по дороге. Они раскиданы здесь, где попалопосреди безмолвной белойпустыни. Как будто хозяин давным-давно ушел из этих мест и забыл заправить за собой постель. Но его дух здесь присутствует до сих пор.

Урал

Перед серьезной экспедицией люди и снегоходы должны узнать друг друга поближе. На языке снегоходчиков это романтическое знакомство называется «скаткой»

 

– Не спи, Иванова! – это самая комфортная смерть, – пихнул в бок оператор. – Заснешь на морозе и больше не проснешься.

– Садись за руль, – приказал Костя, догнавший нас на своем снегоходе. – Это газ, – показал Костя, – Поехали!

– А где тормоз?

Ответа я уже не услышала. Костин «снежик» недовольно зафыркал и дернулся с места, как испуганный кот с дивана.

– Не гони, а то угробишь нашего руководителя!

Сон сняло как рукой, а по позвоночнику побежало тепло и разлилось по всему телу, согревая окоченевшие руки и ноги, которые я перестала уже чувствовать.

– Нет, ну, я всегда считал, что москвичи всех, кто живет за МКАДом, за людей не считают, – орал Андрей, – но чтоб вот так всех подряд давить, как собак! А я ее вчера котлетами еще угощал!

Мой снегоход зарылся в сугробе прямо перед носом Андрея. Вместе с остальными членами группы он откачивал и отпаивал посиневшего от холода Колю. Коля был самый «модный» в группе: яркий фирменный костюм, такой же нарядный снежик. Но горнолыжный шлем его подвел. Без подогрева стекло запотевало, он не видел дороги, тормозил, мерз и не мог ехать дальше. В ближайшем населенном пункте он сошел с дистанции и уехал домой на автобусе.

Ломались люди, ломались машины. Снег, попадая в мотор, превращался в лед. Резиновые ремни лопались, как воздушные шарики. Ребята лежали на снегу под снегоходами и красными от мороза руками ковырялись в железках. Наши телефоны и фотоаппараты делали несколько кадров и тут же гасли, ссылаясь на низкий заряд батареи. Мы дышали на них и прятали под куртки, согревая своим теплом.

– Чего стоите? – ругался Костик. – Березу видите? Бегите стометровку туда и обратно, грейтесь. И мы неслись, как бешеные колобки, падая и проваливаясь по колено в сугробы, пока ребята реанимировали наши снегоходы.

За 5 часов мы проехали всего 50 км. До «Рассольного» оставалось еще 100 км, когда наша дружная колонна уперлась в речку.

Урал

Главный инструктор зимнего похода Константин Кузнецов заряжает обмороженных журналистов оптимизмом и верой, что наше светлое и теплое будущее не за горами

 

– Если снегоходы провалятся, всем крышка, – сказала Лена. – До ближайшей деревни 50 км. В мокрой одежде на снегоходе – это верная смерть.

– Надо идти вброд, прорвемся! – настаивала другая часть группы.

Костя достал из волокуш (сани-прицепы на снегоходах) мешок с салом и замороженным хлебом, который хрустел на зубах, как леденец.

– Сначала поешьте, а потом я сообщу вам о своем решении.

– Будете шоколадку? – спросили парни и, не дожидаясь ответа, достали топор и разрубили плитку на мелкие и твердые как стекло квадратики.

– Среди нас есть дети, женщины и журналисты, – вздохнул Костя,– поэтому мы не можем рисковать. Я принял решение – мы разворачиваемся и едем на нашу базу «Серебрянский камень».

Звездной ночью мы въехали во двор нашей уютной турбазы. Так быстро до дома мы не бежали еще никогда. Мы так торопились, что чуть не сорвали дверь с петель.

Вы откуда? – спросили нас вновь прибывшие путешественники.

– Из тайги, – сказали мы, обнимая печку.

Урал

Сказочно красивое место для романтиков, мечтающих переночевать в палатке в минус 40. Но мы решаем вернуться на свою базу и спокойно уснуть возле печки на мягких подушках

 

На Конжак!

– У меня для вас две новости, – объявил за завтраком Константин. – Наша экспедиция закончилась.

– А вторая?

Урал

Последняя фотосессия нашего «счастливого» походного флага. За 8 лет он прошел огонь и воду в разных уголках планеты и исчез безвозвратно в дремучих лесах у подножия Конжака. Нашедшему гарантируем щедрое вознаграждение

 

– На улице минус 41.

Трое участников группы покидают проект без боли и печали. А мы собираемся на Конжак, чтобы с вершины самого большого камня посмотреть те места, которые называют «уральской» Швейцарией.

Узкая лесная тропа. Ветки хлещут по глазам, лезут в рот, царапают шлем, цепляются за одежду, как будто говорят: «Остановитесь и посмотрите, какая красота!»

Урал

Маршрут на Конжак - самый популярный среди снегоходчиков. А летом здесь устраивают международные марафонские забеги для любителей пробежаться по горным тропам

 

До вершины оставалось совсем чуть-чуть, когда один из наших снегоходов чихнул в последний раз и больше не завелся. И тут как два ангела на желтых снегоходах появились наши спиди-гонщики Андрей с Рашитом. Они уже возвращались в вершины, но ради нас были готовы сгонять еще разок.

На скорости под сто мы неслись наперегонки по каменистым, покрытым толстым слоем льда склонам к Иовскому провалу.

– Аааа! – не своим голосом кричала подруга, вылетевшая ракетой из своего снегохода.

– Целая? – крикнул Оксане Андрей. – А что развалилась, как на перине? Залезай, поехали!

Не сбавляя скорости, мы подъехали к Провалу и встали у самого края.

Урал

Иовское плато. Отсюда открывается самый потрясающий вид на гряду древнейших в мире Уральских гор. За 200 миллионов лет остроконечные вершины стесались как клыки некогда могущественного хищника

 

Со всех сторон нас обступили древнейшие на земле уральские горы. Совершенно особенные, стоящие рядом плечо к плечу, как солдаты на заставе – не зря их называют хребтом России.

В лучахзаката сверкала золотая корона первой красавицы этих мест – горы Серебрянкий камень. Хмурый и плечистый, как качок в спортзале стоял Косьвинский камень – еще одна легенда Северного Урала.

Гора состоит из дунитов – горной породы, которая делает его невидимым для ракет противника. Ходят слухи, что именно в этой горе находилась так называемая система "Периметр". Она должна была регистрировать нанесение ядерного удара по территории России, и если не получала никаких команд из Москвы или других командных бункеров, то право запуска всего ядерного арсенала получал лишь один человек, который сидел в глубине массива горы Косьвинский Камень.

Урал

Любимое развлечение уральских снегоходчиков – найти под снегом и откопать своего товарища по разуму. В ход идут различные тросы, лопаты и крепкий русский мат

 

Местные жители говорят, что внутри гора изрыта как "муравейник", а по туннелям внутри нее ездят большегрузные грузовики. По сей день рядом с Косьвинским камнем находится военный городок.

Когда стоишь на вершине Конжака и смотришь на Косьву, по коже начинает бежать холодок. Но вовсе не от холода, а от того, что ты прикасаешься к чужой тайне.

– Смотрите! – крикнул Рашит, и все обернулись.

Желто-огненный столб зимней радуги висел в воздухе, как небесная свечка. Всю обратную дорогу эта свечка горела в прозрачно-голубом небе до тех пор, пока мы не спустились в лесную чащу.

Урал

На Урале можно бесконечно смотреть на 3 вещи: как снегоходчики заводят на морозе свои «снежики», как горят дрова на базе в камине и как за снежные вершины закатывается огненное солнце

 

Покатушки

– Количество поломанной техники превысило число выживших журналистов, – объявил Костя на следующий день. – Двое едут со мной на базу МЧС, двое остаются на базе и готовят ужин.

– Если мы приготовим ужин, – вы завтра не проснетесь, – предупредили мы на всякий случай.

Два Димы – оператор и фотограф, с которыми мы катались эти дни, сдались без боя. То ли они очень устали за это время, то ли поверили нашим угрозам и решили не рисковать.

Урал

Настоящие уральские парни готовят наш «снежик» к прогулке. Морозоустойчивые и непоколебимые снаружи, но добрые внутри

 

– А кто нас повезет? – поинтересовались мы.

– Вы сами себя повезете, – сказал Костя. – Я поеду за вами и буду подбирать, если кто-то из вас случайно вывалится на дорогу.

Первый страх и опасения опрокинуть подругу уходят через считанные минуты. Ты несешься по снежной трассе со скоростью 500 эндорфинов в секунду, взрывая волны снега, и пищишь от восторга. С этой минуты в организм запущен необратимый процесс. Ты больше не сможешь спокойно смотреть на снегоходы, обязательно захочется залезть на «снежик» и сжать ручку газа, чтобы испытать это еще раз.

Уральская природа с ее неповторимым рельефом, лесами и полосками незамерзающих рек как будто специально созданы, чтобы люди могли получить здесь максимум удовольствия.

На очередном подъеме замечаем строительную технику и железный вагончик.

– Чаю хотите? – встречает нас сторож Михаил. Его напарники уехали на праздники, он тут один в лесу и без ружья. Лосей и медведей он видит чаще, чем людей. Они его не трогают, а он их.

– А что строите? – спрашиваем Михаила.

– На склонах Конжаковского массива сделают карьер для добычи дунитов открытым способом. А мы строим дорогу.

– Мы вчера там были. Очень красиво. А вы все это раскурочить хотите?

– А мы-то чего? Это организация «Дуниты Среднего Урала». Местные жители просили не трогать Конжак, но кто ж их послушает?

Урал

Устоять после головокружительной езды на снегоходах и от сногсшибательной красоты уральской природы просто невозможно. Мы решили полежать

 

Заброшенная база МЧС, куда мы заехали на обратном пути, была похожа на домик Йети, который ушел погулять и оставил двери открытыми. Вокруг дома петляли следы зайцев и еще каких-то грызунов. В доме есть печка и полки для сна. Если заблудился в лесу, то здесь вполне можно заночевать.

В этот раз ни один снегоход ни разу не сломался.

Мы вернулись в ставшую за эти дни родным домом базу «Серебрянский камень», где нас дожидались уральские друзья. Из Екатеринбурга приехала жена Андрея Надя и приготовила вкусный ужин, а сторож затопил нам баню.

Урал

на «Серебрянском камне». После скатки штаны продай, а в «Баньку» сходи

 

– Ну, как вам наши уральские холода? Теперь, наверное, до самого лета ни ногой из своей Москвы? – смеялся Константин.

– Ну, если только на юг, чтобы море, солнце и горячий песок, – размечтались мы.

– А я в марте на перевал Дятлова ухожу, – поделился планами руководитель «Клуба искателей приключений», – Там не будет связи, электричество от генератора и ночевки в палатке…

– К черту море, мы с тобой!

Урал

Уцелевшая после устойчивых морозов часть экспедиции прощается с вами до новых встреч

 

Благодарим туроператора «Клуб Искателей Приключений»

Адрес: Россия,

г. Екатеринбург,

Свердловская область,

Ул. Московская 195, офис 913

 

 

Тел: +7-953-007-30-43 – Кузнецов Константин(директор)

e-mail: x-adventure@mail.ru

Skype: x-adventure-ural

Сайт: http://x-adventure.ru

http://www.snowroads.ru/

 

И Базу активного отдыха «Серебрянский камень»

Адрес: 44 км дороги Карпинск-Кытлым

Телефон базы: +7-922-225-75-92 (МЕГАФОН

Бронирование +7-909-004-77-77) (база находится в зоне неустойчивых приемов сигналов операторов мобильных связей. Если Вы не смогли дозвониться, отправьте SMS на номер +7 909 004 77 77, и мы обязательно Вам перезвоним!)

E-mail:info@ural-turizm.ru

ВКонтакте: http://vk.com/club20215469

Сайт: http://www.uraladventures.ru


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое