Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Интервью

Герои асфальта. Очерк Ирины Сисейкиной

Герои асфальта. Очерк Ирины Сисейкиной

Тэги:

Спидскейтинг, или скоростной бег на роликах, – молодой спорт, в России практически неизвестный. Если бы не Николай Югай и его единомышленники, в свое время рьяно взявшиеся за развитие скоростных роликов, об этом спорте не узнали бы вообще. На протяжении десяти лет «русский спидскейтинг, бессмысленный и беспощадный», держится на голом энтузиазме фанатов. Детские и взрослые соревнования организуются своими силами, а в гонках могут участвовать все желающие, заплатив символические взносы.

Николай Югай – самый быстрый из российских спортсменов, чемпион и призер чемпионата России и СНГ, победитель крупных гонок Украины и Беларуси, участник чемпионатов мира, Европы, этапов Кубка мира. Не имея конкретного плана действий, Коля не собирается завязывать с роликами и вкладывает огромные силы в развитие спидскейтинга.

Николай Югай

Николай Югай

 

Коль, а как тебя самого-то в спидскейтинг занесло?

– В спидскейтинг я пришел из роликов, никаким профессиональным спортом не занимался. Все мои попытки подружиться со спортом – это любительщина и дворовый уровень. Пробовал ходить на какие-то секции, нигде толком не задерживался – не покатило. Когда мы начали практиковать скоростное катание, я уже лет пять катался на роликах, попробовал все что можно. Катал слалом, катался в рампе, даже пытался на трубы прыгать, но не особо активно. Потом пришел к «колдунам» и городскому катанию. Ну и вот из всего этого как-то вырос спидскейтинг. Точнее, это мы росли вместе со спидскейтингом. Так что фактически я не приходил в спидскейтинг – его тогда просто не было. Это, в общем, интересная история. По сути, 2003-й год был началом спидскейтинга.

Уже 10 лет, считай.

– Уже да. На тот момент в мире спидскейтинг как таковой уже существовал, но мы о нем ничего не знали. Не было понимания того, как это выглядит, как это должно быть. По крайней мере, у меня. И мы сами ходили заниматься. А дальше стали собирать единомышленников. Роллерская тусовка была не сильно большой, все друг друга знали через форумы, через «Роллер-клуб», все группировались вокруг него. Начала формироваться команда – мы знали, кто у нас быстрый и кому это может быть интересно. И в первый наш состав попали я, Серж (Сергей Зюльков, на данный момент – председатель Лиги спидскейтинга), Тихомир, Ромашка и Ленник. Вначале нас было пятеро, потом Ромашка очень сильно разбился, дальше мы работали вчетвером. Так появилась первая команда «Омега».

И вы начали тренироваться?

– Да, что-то вроде. При этом мы ничего не знали ни о правильной технике, ни о том, какой должна быть одежда…

Вот вы тренировались-тренировались – и что? Когда состоялись первые полноценные соревнования?

– Первые соревнования были в 2004-м году, на первые майские праздники. Это были первые гонки на открытом воздухе в России.

Что нужно было сделать, чтобы гонка состоялась? Получать какие-то разрешения, вкладывать свои деньги, оповещать СМИ?

– Да, да, да. Именно так все и было. Самые первые соревнования проводились совместно с бегунами, мы сами ничего не организовывали – на тот момент были не состоянии.

Это в основном заслуга Тихомира, он очень талантливый организатор. Мы вышли на клуб любителей бега – некую организацию, которая проводила беговые соревнования – Московский международный марафон мира (ММММ). С этими товарищами мы встречались, договорились, что проведем и свои соревнования. Выходили не напрямую, а через лыжероллеров – у нас откуда-то взялись контакты лыжероллеров, и мы делали соревнования совместно с ними.

Соревнования, соревнования… Слушай, а судьи кто?

– Это было самое веселое соревнование. Потому что как раз о судьях мы и не подумали. Мы смогли привести людей. У нас не было оборудования, более того, в организационном плане это был полный крах. У нас не был снят финиш. Мы привезли народ, пригласили через форумы друзей, а вот поставить какой-то финишный створ и снять финиш… мы просто не подумали об этом. Соревнования были, но результаты узнавались через форум по каким-то отдельным фотографиям финиша, по воспоминаниям, кто каким пришел по счету.  Соревнования были, результатов не было. Очень смешно.

Народ это не отпугнуло?

– На тот момент – нет, это были первые соревнования, такая диковинка. Дальше потихонечку мы стали набирать опыт. А в 2006-м году была зарегистрирована межрегиональная общественная организация, созданная при поддержке и силами «Роллер-клуба». Нам нужна была какая-то организация, которая представляла бы нас на международных соревнованиях – некая федерация, и мы ее сделали.

Коль, ты – самый быстрый роллер в России, Украине, Беларуси. Но скажи мне, где российский спидскейтинг находится на международном уровне? В заднице?

– Ну, в принципе, да. Если рассматривать серьезные международные соревнования, то впереди планеты всей у нас Колумбия, Корея, США, Франция, Бельгия, Швейцария и некоторые отдельные личности.

За границей это на поток поставлено? Спортсменам платят деньги за спидскейтинг?

– Да. Есть какое-то количество профессиональных спортсменов. Мировые лидеры – это профессиональные спортсмены, которые живут за счет того, что тренируются, получают за это зарплату, спонсорские пакеты и все остальное.

спидскейтинг

 

ЖЕСТОКИЙ СПОРТ

Спидскейтинг – циклический вид спорта, схожий по своему принципу с беговыми лыжами, конькобежным спортом, велоспортом, бегом. Способность переносить длительные равномерные нагрузки во время гонок и делать на финише финальные рывки тренируется годами. У спидскейтера вся жизнь подчинена тренировочному режиму. Правильное питание, правильный график подготовки к сезону, правильная нагрузка на мышцы. Сигареты и алкоголь для спидскейтеров – табу.

Снаряжение для спидскейтера – отдельная статья расходов. В комплект входит шлем, комбинезоны, которые живут до первого падения, пульсометр, а главное – низкие ролики на больших колесах, цена на которые начинается от 400 евро. Ролики Николая Югая были сделаны по индивидуальному заказу – жесткий карбоновый ботинок отливался точно по его ноге. Прошлым летом у Коли угнали машину – а вместе с ней пропали и дорогие ролики. Машину не нашли. Соревновательный сезон не задался.

Спидскейтинг – тяжелый спорт, да? Вот, к примеру, взять сноуборд или парашюты – попрыгали – побухали, покатались – побухали. А в спидскейтинге, как и в конькобежном спорте, как в лыжах, – бухать нельзя, не высыпаться нельзя, сало перед гонкой есть нельзя…

– Нет, если не бухать – это жестоко, то тогда да. Бухать, конечно, нельзя. Мне просто это нравится, поэтому я этим занимаюсь.

Сколько у тебя тренировок в неделю?

– Пять-шесть тренировок.

И при этом ты еще на работу ходишь?

– Да. Да я не вижу в этом чего-то такого удивительного.

Российская действительность такова, что люди ходят на работу, сидят дома, смотрят телевизор и пьют пивасик. Все прочее делается на голом энтузиазме. Кто-то вдруг увлекается каким-то делом, говорит: «Ага, мне это нравится и я буду этим заниматься». И дальше народ подтягивается. И если какая-то помощь приходит, она приходит от таких же энтузиастов, единомышленников и ни в коем случае не от государства.

– Не знаю, насколько эта ситуация уникальна. Так или иначе тот же самый мировой спидскейтинг держится на энтузиастах. Есть элементы профессионализма, но не знаю, насколько они являются образующими.

А вот нужен спидскейтинг нашему государству? У нас и треков-то сносных нет.

– Конечно, нам в первую очередь нужен трек или набор треков.

Для спидскейтинга нужен нормальный асфальт, возможность кататься по велодорожкам, по которым у нас гуляют все подряд, только не велосипедисты. Мамы с колясками, праздношатающиеся, даже машины ездят.

– Это вопрос количества велодорожек и их качества. Это специализированный спортивный объект. Если бы был один такой нормальный  объект, это бы сильно помогло. Так или иначе, нам нужно искать других энтузиастов, которым это будет интересно.

То есть людей, которые готовы вложить деньги в развитие роллер-спорта?

– Не только и не столько деньги, сколько свои силы. Если появятся спортивные объекты по всей стране, это не гарантия, что наш спорт не постигнет такая же судьба, как и многие другие виды спорта.

И вот наступает весна – и на улицу выкатываются роллеры, на роликах у нас каждый пятый. Но при этом люди очень мало знают о спидскейтинге. Почему так?

– Просто не знают. Пара-тройка масштабных мероприятий в крупных городах, с серьезной рекламой помогла бы продвинуть спидскейтинг. К примеру, теоретически можно было бы провести какой-то крупный марафон в Москве, собрать побольше народу. У нас такого никогда не было! Крупный марафон – это несколько тысяч человек, это мероприятие, близкое по масштабу к Берлинскому марафону, и это само по себе событие. Если такое выйдет…

Я тебя умоляю! Вряд ли жители Москвы останутся довольны многочасовым перекрытием трассы. Из-за закрытой на 3 часа трассы в Солнечногорске автомобилисты подняли скандал – им было плевать на вашу гонку, им хотелось на дачу. Хотя заранее были вывешены предупреждения, и само мероприятие проводится не первый год. Поэтому в рамках Москвы с таким отношением к спорту, я думаю, это будет сделать очень трудно.

– Мы не знаем, насколько недовольны марафоном водители в том же Берлине или в Тарту. Но Тарту и Москву сравнивать бесполезно. Мы тоже можем провести марафон в деревне Гадюкино, которая будет размером с Тарту, и никому это не принесет неудобств.

В Тарту перекрывают федеральную трассу Эстонии. И ничего, никто на митинги протеста не выходит.

– У эстонцев марафоны проходят не первый год, страна привыкла. Все знают, что в определенную неделю определенного месяца состоится грандиозное мероприятие. Вопрос информирования.

Я думаю, что дело не в этом. В первую очередь все дело в отношении населения к спорту как к таковому.

– Это же дело не политики – отношение к спорту. Это в головах людей, неужели политики могут приказать людям думать по-другому?

Ты представляешь, сколько средств было разворовано при подготовке к сочинским играм? Лучше бы каждому по футбольному мячу подарили.

– А я думаю, если подарить каждому по футбольному мячу, эти люди все равно не пойдут играть в футбол.

Ну не каждый. Но кто-то пойдет.

– Не знаю. Вопрос отношения.

Вопрос пропаганды. Куда удобнее иметь инертную массу, которая не думает. Пиво, телек – и все потребности. Здоровое население никому не нужно. А таких, как ты – единицы.

– Но, наверное, эту массу надо как-то направлять? Им нужно помогать, людей нужно пинать, делать спорт модным.

Коль, у тебя нет собственного СМИ, чтобы воздействовать на эти массы.

– Нет. Тут уж поспоришь.

спидскейтинг

Фото: Владимир Шишов

 

СОЗДАЙ СЕБЕ ФЕДЕРАЦИЮ…

Насколько мне известно, роллер-спорт официально признали спортом в этом году?

– То ли в декабре прошлого, то ли в январе этого. Не то чтобы это была большая проблема, но есть некий набор формальных правил, который должен быть выполнен, чтобы данная активность была признана спортом. Эти правила – именно то, что мы долгое время не могли преодолеть. Часть проблемы – нужно было набрать большой пакет документов. Все банально – набор правил соревнований, справка о виде спорта, устав организации.

А кто пишет правила? Или вы просто переводите иностранный документ?

– Частично перевод, частично адаптация под нас, я там тоже приложил свою руку.

Что вам даст признание роллер-спорта спортом?

– По большому счету все останется так же, как и было. Ничего кардинального не случилось, двери перед нами не стали открываться сами собой, никто не стал нам предлагать провести соревнования на каждом углу, но, так или иначе, теперь это – вид спорта, и нам будет проще организовывать какие-то секции, открывать направления при спортивных школах. С этим уже можно работать. Правда, готовых тренеров у нас нет. Надо использовать базу конькобежного спорта, шорт-трека, неких видов спорта, которые нам близки. Мы сотрудничаем с несколькими тренерами по конькобежному шорт-треку – они обучают детей, занимаются развитием спорта в своих городах и на своих территориях. Это Смоленск и Нижний – города, с которыми у нас налажен контакт, где есть хорошие люди, есть много энтузиастов. В какой-то степени и Коломна – но их развитая конькобежная база играет против нас, потому что у них нет времени и места развивать еще и роллер-спорт. Для конькобежцев ролики остаются вторичным видом. То, чем можно заниматься летом, пока нет льда.

В современном мире спидскейтингом очень интересуются, он считается элитным видом спорта. Получается, в России и, допустим, в Англии отношение к такому спорта совершенно разное. Мы где сейчас находимся?

– Хороший вопрос – мы сейчас, наверное, никуда не движемся. Мы находимся в какой-то точке равновесия. Мы зависли. Тех усилий, которые предпринимались раньше, уже не хватает, чтобы развиваться, их хватает только на то, чтобы поддерживать то, что есть. Тот набор соревнований, который уже  существует. У нас летом проходит порядка 10-15 стартов по всей России.

Кстати, а что нужно сделать, чтобы провести соревнования?

– Если совсем просто – надо придумать соревнование, найти место. Договориться о проведении соревнования. Это самый сложный и самый объемный кусок. То есть договориться о трассе, о перекрытии, об условиях, о том, как все это должно происходить, о времени, а дальше – организаторская рутина: дать информацию, созвать людей, провести соревнования – то есть поставить старт, провести регистрацию, запустить участников, принять финиш, выложить протокол, наградить и так далее…

Кто этим занимается?

– Та же команда – Серж, я, Мерлин, Беш.

На голом энтузиазме?

– В общем-то, да. Нет какого-то развития, есть спонсорская поддержка, есть регистрационные взносы, но, как правило, этого хватает, чтобы выйти в ноль и окупить само соревнование, а если есть еще и спонсорская помощь – хватает на мороженое организаторам. Пока организация соревнований не приносит серьезного дохода и не стала прибыльным мероприятием. Организаторы тратят гораздо больше нервов и времени…

А как выглядит сама гонка?

– Гонки спидскейтеров – это довольно интересное зрелище. Вот попробуй представить себе толпу конькобежцев, человек в 50-100, которые едут длинными колоннами. Очень похоже на Тур де Франс у велогонщиков. Получилось? А теперь добавляем этакое броуновское движение, постоянные перестроения из группы в группы, ускорения и замедления. Вроде бы хаос, но на самом деле все эти действия подчинены одной, как правило, командной цели – привезти своего сокомандника на финиш первым. И есть масса различных тактик множество: укатать чужих спринтеров, сберечь своих, уйти в отрыв и не дать себя догнать. Я могу говорить об этом практически бесконечно.

Коль, а сам спорт травматичный? Каковы шансы ободрать свою задницу во время гонки и почему ты этого не боишься?

– Потому что я много раз обдирался.

И как, привык?

– Скорее да. А порой бывает твердая уверенность – вот именно сегодня я не упаду. И вот эта уверенность подводит – потому что каждый раз, когда падаешь, это такая неожиданность!

Ты можешь назвать спидскейтинг опасным или экстремальным спортом? Я знаю, при неудачном падении люди зубы себе об асфальт выбивали. Иной раз можно серьезно навернуться, наверное. Не убиться, но покалечиться.

– Я не считаю этот спорт травматичным. Вывихи, переломы, сотрясения и прочие травмы именно для спидскейтинга достаточно редки. Если говорить про историю спидскейтинга в рамках России, Украины, Беларуси – за 10 лет случалась пара-тройка переломов и, возможно, столько же сотрясений. Кто-то влетал в дерево, кто-то в забор, в ограждение, люди получали и серьезные травмы – переломы и так далее, но к счастью, таких случаев было не очень много. И все эти люди живы, более-менее здоровы и продолжают кататься. Самая распространенная травма – это когда на скорости 30-40 км/ч ты просто падаешь на асфальт. Ну что там может быть? Обширные повреждения кожного покрова. Бывает, что ободрался до кости, бывает, что мясо клочьями свисает – это не очень удачные случаи. Лицо обдирать совсем неприятно, но зато оно и заживает быстрее всего. В прошлом году в Питере пострадали роллеры – столкнулись с машинами в результате не очень хорошей организации гонки, из-за того, что хреново перекрыли автодороги. Отдельные гонки этим славятся. Но бывают и падения на пустом месте, иногда никакая машина ни при чем, а человеку шьют лицо после того, как он, не контролируя скорости, вошел в ограждение.

Я понимаю, что в любом виде спорта нужны мозги. Но, опять же, когда среди спидскейтеров идет на финише борьба за первое место, народ, я знаю, толкается довольно опасно.

– Как правило, люди, которые дерутся за первое место, имеют достаточно навыков, чтобы при этом не падать. Но если тебя толкают, то ты падаешь. Я тоже, бывает, падаю.

Но ты, насколько мне известно, не славишься хамством на финише.

– Как правило, да, не замечали.

А что, было?

– Да не было, конечно. Если говорить про какие-то серьезные гонки, то я не умею хамить на таком уровне, чтобы это приняли за хамство –не вижу смысла. На наших гонках люди относятся друг к другу по-другому.

На Берлинском марафоне, я знаю, толкались.

– Это есть. На больших гонках такое бывает. Я очень большой приверженец чистых соревнований  – и в России процесс все еще управляем, можно объяснить людям, что хорошо и что плохо, и если кто-то поступает плохо, то им же дороже их хамство и обойдется. И чем дольше мы держим соревнования на таком уровне, тем лучше.

На российских гонках все прозрачно в силу того, что народу мало.

– Это еще и вопрос культуры. Дело в менталитете, все зависит от того, как и где зарождался спидскейтинг. К примеру, есть две страны – Италия и Голландия. Голландия – это пример чистейших гонок, идеальная культура поведения в паке, пропустить кого-то – нормально, в порядке вещей. И есть итальянские гонки – не так много лет назад итальянские спортсмены предпочитали намазывать себя каким-то жиром, чтобы их было сложнее схватить. У нас – чистая борьба, у нас все прозрачно. И еще более прозрачно для спортсменов, нежели для судей. Пока спортсмены понимают, что нужно играть честно и это правильно, это нормально, это модель поведения, а толкать и дергать друг друга – это неправильно, соревнования можно контролировать. Именно так и должно быть. Пока спортсмены сами соблюдают правила, все работает. Спидскейтинг – спорт достаточно контактный, и друг друга надо беречь. Если этого не делать, то падений будет гораздо больше. Если вдруг спортсмены перестанут думать о том, как не сбить кого-то…

И такое бывает – завалы по 50 человек, руки-ноги-морды в крови. Очень зрелищно.

– Да, бывает. Здесь логика простая – сегодня ты кого-то свалил, а завтра свалят тебя.

К чему, как ты думаешь, следует быть готовым в гонке, а чего следует по возможности избегать? Что такого страшного может случиться?

– Можно получить по ногам. Наиболее нестандартные и непривычные действия происходят на старте. Нужно становиться за кем-то так, чтобы можно было аккуратно двигаться и шевелить ногами. Нужно смотреть под ноги и уворачиваться. И поэтому я предпочитаю вставать где-то с краю, чтобы следить за одной стороной, а не за двумя сразу. Ну и основное – следить за обстановкой. Реагировать на шум. Если слышишь впереди какой-то грохот – лучше уходить в сторону.

А правила поведения на гонке – они где-то прописаны?

– В правилах ничего такого нет, но кодекс поведения сложился очень быстро. Если спортсмены сами следят за тем, что делают их коллеги или соперники, все достаточно просто. Существует группа лидеров, и все друг друга знают. Если кто-то начинает хамить, кого-то бить, один раз это сработает, второй раз – уже нет. Положить соперника очень просто. Это плевая задача. И поэтому когда кто-то начинает хамить и задаваться, он гарантированно ложится в следующей гонке. Не понимает – ложится еще раз. И так до тех пор, пока не поймет. Судьям об этом не сообщают – такие вещи решаются на уровне частных разборок. Случаются и мордобои – после финиша бывает. Живые случаи – был один итальянец на марафоне в 2008-м году, который хамил, дергал парнишку из Колумбии. И когда они пересекли финиш, колумбиец развернулся и прямо на ходу совершенно спокойно зарядил ему в репу. На этом хамство итальянца закончилось.

спидскейтинг

 

ОБРАЗ ЖИЗНИ ВОПРЕКИ

Я знаю несколько историй разводов на почве спидскейтинга. Скоростными роликами увлеклись некие солидные бизнесмены, променяв традиционные бани, девочек и бухло на тренировки. Они стали ездить на соревнования, выступать в красивых комбезах, бегать марафоны, брать призы – и лишились семей! Женам не нравилось, что мужья чем-то увлекаются, куда-то ездят. Жены говорили: «Лучше бы дома сидел и бухал при мне, чем черт знает куда таскаться!» Это смешно, потому что человеку, который более-менее знаком с таким спортом, понятно, что после сорокакилометровой гонки никто ни по каким девкам не пойдет – сил не останется. Но скажи мне, сколько времени у тебя уходит на спорт? Фактически полжизни?

– В принципе, да. Это не то что полжизни – это образ жизни. Зимой я тренируюсь, летом езжу по соревнованиям. У меня все друзья – спидскейтеры. Это мой сложившийся коллектив, и для меня это нормально. Практически каждые выходные летом я на соревнованиях в Москве, в России, за границей, езжу по ближнему зарубежью.

А личная жизнь у тебя тоже в спидскейтинге?

– Да. Вместе по соревнованиям ездим, вместе тренируемся, вместе бухаем.

Не ври. Я только один раз в жизни видела, как вы пили. Это было на закрытии сезона.

– Закрытие сезона можно отметить несколько раз, если очень хочется. А вообще бухать –  просто неинтересно.

А у тебя есть еще увлечения?

– Да вот работой очень много увлекаюсь. Я занимаюсь логистическим планированием. Это полноценная офисная работа.

И все?

– Еще в компьютер играю.

Честно сказать, я завидую таким, как ты. У меня много увлечений – но я ни в одном не добьюсь серьезных высот, а выбрать что-то приоритетное я тоже не могу, потому что мне нравится все и сразу.

– А мне другие вещи не настолько интересны. Я же ни в чем себя не ограничиваю. Если мне неинтересен туризм – я не страдаю от того, что не хожу в походы. Мне интересно заниматься своим любимым делом.

Ну а потом? Ты считаешь, что в спорте ты достиг потолка?

– Скорее я добился того, чего я мог добиться. Наверное, я мог бы достичь большего, если бы я еще от чего-то отказался. Но есть вещи, от которых я отказываться в свое время не стал и не стану сейчас – к примеру, от работы. Я так и не стал профессиональным спортсменом, который занимался бы исключительно спортом. Это не так. Если бы я им стал, все было бы по-другому.

Тебе деньги за спидскейтинг предлагали?

– Не то чтобы мне кто-то совал деньги, но если бы я сам стал заниматься только спидскейтингом, то я бы нашел на это деньги. Но я решил, что на это я не готов. Я не могу все бросить и быть только спортсменом – я не знаю, ошибка это моя или наоборот, правильное решение, но так получилось. А особых планов нет – у меня вообще нет долгосрочных планов по развитию спидскейтинга в России. Я предпочитаю жить короткой перспективой. Как раньше, так и сейчас.

И при этом все тянется уже десять лет?

– Да. Так оно сложилось. Если бы нам в 2004-м году сказали, что мы поедем на Чемпионат мира, мы бы рассмеялись этому человеку в лицо. А в 2006-м году мы туда поехали. Поэтому нет смысла загадывать. Будем развиваться. Я не сторонник того, чтобы ждать у моря погоды. Что мы сами сделаем, то у нас и будет. Все зависит от нас. Все в наших руках. 


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое