Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Репортаж

Где родился Саша Башлачев

Где родился Саша Башлачев

Тэги:

Город, где родился Александр Башлачев, называют Че – как Че Гевару и Чебурашку. Хотя в нем нет ничего революционного или детского. Зато много сталеваров, музыки и поэзии.

 

В Чикаго подавляющее большинство населения не знает о существовании легендарного чикагского блюза. Так уж повелось. В мире знают, а в Чикаго не очень. В Череповце тоже далеко не все слышали башлачевское «Время колокольчиков», хотя власти прикладывают массу усилий для популяризации своего земляка. Ко дню его рождения устраивают сразу два музыкальных фестиваля. Один попсовый (вплоть до сладенькой группы «Мармелад»), другой независимый, с преобладанием фолка – Инна Желанная, Сергей Старостин, посвятивший Башлачеву песню со словами: «Александр Николаич, перепелочка моя сизокрылая, посидим-побеседуем с тобой». А один раз даже Шевчук приехал.

На городских фасадах можно увидеть рядом гигантский портрет Башлачева и такой же гигантский Филиппа Киркорова. Обоих здесь уважают.

Из Череповца в Вологду ходит рейсовый автобус. На боку у него, естественно, красуется Башлачев. «Вологда – консервативный, патриархальный город, – говорит череповецкий поэт Павел Широглазов. – Гораздо консервативнее нас. Там до сих легко встретить панков с ирокезами, а здесь это вчерашний день».

Вологда – это в первую очередь Николай Рубцов, который откладывает свой поэтический отпечаток на всю культурную жизнь области. Череповец – Башлачев. Но городу есть чем гордиться и помимо Башлачева. Здесь в разное время жили как минимум три больших русских поэта: Игорь Северянин, Иосиф Бродский и Глеб Горбовский.

Северянин учился тут в реальном училище. Жил в имении своего дядюшки Лотарева недалеко от деревни Владимировка, в 35 километрах от города. Это не просто исторический факт. С 2009 года во Владимировке начал проходить всероссийский фестиваль «Король поэтов», по типу того, который выиграл в 1918-м Северянин, победив аж самого Маяковского. Приезжали люди, выбирали короля, все было хорошо. А потом закончилось финансирование и дело постепенно заглохло.

Существует, правда, по сей день литературное объединение города Череповца, но там, как сказал поэт Широглазов, преобладают люди пенсионного возраста, которые вдруг начали писать стихи. Явно не короли.

Зато в Череповце живут поэты Александр Пошехонов и Сергей Комлев. У Пошехонова стихи хорошие, но печальные. Он, например, автор такого четверостишия:

До чего же одинокие года,

Одиночество не деть мне никуда.

Дом вчера еще был шумным, как шинок,

А проснулся утром — снова одинок.

 

Башлачев

Комлев – человек другого покроя. Он журналист, а также помощник мэра. В девяностых писал тексты для групп «Браво» и «Квартал». Наверняка вы их слышали.

Бродский и Горбовский в городе следов почти не оставили. Бродский прожил здесь целый год, но он тогда был очень маленький. Его эвакуировали из блокадного Ленинграда. А Горбовский служил в стройбате. Как гласит легенда, за три года службы в разных местах он отсидел на гауптвахте почти 200 суток. И именно здесь в Череповце была написана им знаменитая блатная песня «Фонарики» (она же «Сижу на нарах, как король на именинах…»). Между прочим, первая его публикация – в газете «Сталинская правда», 1955 год.

 

***

Пятый год в городе идет кампания по установке памятника Башлачеву. Существуют даже два макета. В одном варианте Башлачев стоит и похож внешне на лидера группы «Зоопарк» Майка Науменко. В другом – сидит и похож на Есенина. Лично я за Майка, но пока выигрывает Есенин.

Проект объявлен народным, на него собирают деньги. На сегодняшний день собрали 11 тысяч рублей.

Интересную идею выдвинул знаменитый ленинградский продюсер, крестный отец русского рока Андрей Тропилло: «Надо, чтобы у памятника были золотые зубы. Тогда вся Россия, все бывшие зэки страны придут сюда ему поклоняться. Представляете, первый в мире памятник с золотыми зубами!»

У Башлачева действительно была золотая фикса, правда, всего одна. Появилась она самым прозаическим путем, ничего уголовного. Лет в 12 он бежал по комнате, где только что вымыли пол. Поскользнулся, упал и лишился зуба.

Башлачевских мест в городе немного и они всем известны. Дом, рядом с Комсомольским парком. Там теперь установлена памятная доска. Комсомольский парк разбит на месте бывшего городского кладбища. Есть там фонтан, в котором принято купаться, это по местным поверьям что-то символизирует. Типа, как в купель окунуться. Купался тут и Башлачев.

Дальше – школа. Он там учился, правда, всего два года. Там нету башлачевской доски, есть доски только двум погибшим выпускникам. Один погиб в Афгане, другой в Чечне. На фасаде надпись – «Мир, труд, счастье!». Не май, а именно счастье.

И наконец, музей. Он совсем маленький, но уютный. Находится в библиотеке номер пять на проспекте Строителей. Здесь проходят бардовские концерты, здесь устраивают свои конференции местные филологи, изучающие творчество Башлачева. Много автографов, фотографий, есть пишущая машинка поэта. И естественно, компакт-диски. Все это собрано местным народом, каждый что-то принес. Но самое интересное – книга отзывов. В ней отметились Гребенщиков, Парфенов и другие знаменитые люди. Парфенов, сам парень череповецкий, близкий друг Башлачева, даже всплакнул в музее, подарил свою книжку «Намедни» и пообещал помогать. Гребенщиков же написал: «Вы делаете хорошее и благородное дело». Дело, и правда, хорошее, нужное людям. Отзывов накопилось уже больше тысячи. Преобладают рифмованные, но есть, например, и такие: «Кругом было тупое быдло, быдло, быдло!» И еще, конечно: «Всем хой!».

Башлачев

 

***

Главное предприятие города – Череповецкий металлургический комбинат концерна «Северсталь». Долгие годы он обеспечивал Череповцу относительное благосостояние, но сейчас, по слухам, дела пошли хуже и начались сокращения. «Много молодежи уезжает, – говорит поэт Широглазов. – А будет еще больше».

Приезжему все это не очень заметно. Город чистый, люди доброжелательные. Даже алкаши на улице обращаются на вы и добавляют «если несложно». Единственное сожаление – маловато кафе. По московским меркам, конечно. Они так и говорят, череповчане: «Это рабочий район, здесь только закусочные, где всякая пьянь сидит».

Это они зря, про пьянь, сидят очень интеллигентные люди. Стоит взять стопку водки, как к тебе сразу же обращаются:

— Ребята, вы, наверное, к Башлачеву приехали? А я вам расскажу. Было дело – я с ним бухал. В 1960 году.

— Как же это могло быть? Он ведь только родился в 1960-м.

Мужик смущается, потом что-то прикидывает и уверенно уже говорит:

— Могло быть. Гипотетически.

Благодарим за помощь в подготовке материала Светлану Кунину, Ивана Швецова и других организаторов череповецкого фестиваля «Сашин день» 


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое