Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Проекты / Футурология 2020

Какой вы видите русскую церковь в ХХI веке?

Какой вы видите русскую церковь в ХХI веке?

  • 20.08.2012
  • смотрели: 718

Тэги:

На вопросы «Медведя» отвечает журналист и политический активист Влад Тупикин

1. Считаете ли вы, что вопросы религии, теологии, личной веры и неверия можно обсуждать публично? Если можно не стыдясь говорить: «Я верую», то почему обратное суждение считается сейчас почти неприличным?

Эти вопросы, как и все другие общественно значимые вопросы, вполне можно и даже стоит обсуждать публично. Другое дело, что в нынешней ситуации почти любое их обсуждение превращается в рекламу, если не навязывание религии обществу. И происходит это именно потому, что в большинстве медиа нет свободы слова, свободы мнений. Часто в качестве одного из комментаторов вполне светских вопросов в студию приглашают попа, и ведущий старается, чтобы его мнение прозвучало, как резюмирующее и было должным образом оттенено, как будто человек в рясе и с крестом на животе априорилицо более уважаемое, нежели все остальные. При этом вы, скорее всего, не увидите, чтобы кто-то из гостей той или иной студии позиционировался как атеист или хотя бы агностик. И тем более не будут звать таких людей на обсуждение проблем церкви:у нас по умолчанию считается, что дела церкви – это её внутренние дела, что неверующие граждане не должны вмешиваться в церковные вопросы, в церковную жизнь, но при этом светский мир открыт для агрессии людей в рясах, им позволено вмешиваться во всё, учить нас, как одеваться, какие формы искусства предпочитать, что преподавать детям в школах и даже за кого голосовать во время имитации выборов.

Попы уже настолько уютно везде обустроились в качестве моральных авторитетов, что высказывание противоположной точки зрения:о том, что отдельные "божьи люди" или даже церковь в целом могут быть в чём-то неправы, заблуждаться, а то и откровенно злоумышлять, – становится чуть ли не опасным, а признание собственного неверия - действительно, будто бы неприличным.

Как это сложилось, секрета нет. Перекрасившаяся партийно-советская номенклатура, отбросив идеологические подпорки "марксизма-ленинизма" в начале 1990-х, нуждалось в высшем освящении своих далеко не благих деяний. Масштабную социальную трансформацию (лучше сказать – катастрофу), обрушившую старые смыслы и резко завернувшую проторённые биографии миллионов людей, необходимо было как-то объяснить - одного "возвращения в лоно мировой цивилизации" пропагандистски явно недостаточно, потребовалось ещё одно "лоно" – "матери-церкви".

 

2. Церковь сегодня очень близка к политике государства… Что вы об этом думаете?

Русская православная церковь всегда теснилась поближе к трону, в этом нет ничего нового. Более того, она для того и была придумана – тут я имею в виду и церковь как таковую, и русскую православную церковь в особенности, достаточно вспомнить летописное сказание о выборе киевским князем новой русской религии взамен язычества. Князь подошёл тогда к вопросу по-государственному и потому между иудаизмом, исламом и христианством византийского извода решительно выбрал последнее.

Думаю, в этой симбиотической близости церкви к государству, в её извечном выполнении роли министерства идеологии, немалая часть исторических и современных российских проблем и традиционного, увы, отставания от Запада – уж точно не меньшая, чем роль монгольского ига, крепостного права, московского централизаторского безумия и Второй мировой войны. И то, что Россия, используя формулу Лермонтова, по-прежнему, во многом "страна рабов, страна господ" – в этом мне тоже видится результат многовековой идеологической работы проводников православия.

Если Россия действительно рассчитывает на модернизацию, ей стоит всерьёз отделить церковь от государства, а школу – от церкви.

 

3. Какой вы видите русскую церковь в XXI веке? Будет ли раскол? Возможны ли глубокие реформы? Или они не нужны?

Я вижу ее, прежде всего во множественном числе – как русские церкви. Собственно, так всегда и было, например, только неправославное вероисповедание Франциска Скорыны да его "прописка" по виленскому, а не по московскому русскому государству, позволяет до сих пор водить русских за нос насчёт первого русскоязычного книгопечатника, ведь православный Иван Фёдоров создал печатный двор на Москве значительно позднее аналогичных успехов Скорыны в Вильно.

Русские люди отродясь исповедовали разные религии и принадлежали к разным церквям, просто одна из них – и вы знаете, какая именно, – очень хочет представить себя единственной церковью русских, также,как некогда Москва сама себя назначила единственным центром собирания русских земель, подавив конкурентов и в княжеской Твери, и в республиканских Пскове и Новгороде. И сколько крови русских людей было пролито другими русскими людьми за утверждение этого ложного единства – вспоминать не хочется.

Если убрать государственную поддержку этой самой псевдо-единственной русской церкви, люди сами прекрасно разберутся, в какую церковь им ходить, какую рублём поддерживать, в какого бога верить и верить ли вообще. Посмотрите на соседнюю Украину – минимум пять равноправных христианских конфессий на страну, не считая всех остальных, а о клерикализации на фоне России нечего и говорить.

Призываю освободить верующих от государственной опёки, с ними освободятся и русские церкви, прихожанами которых они являются.

Высказываться же насчёт реформ в какой-то одной, пусть ныне и доминирующей конфессии, я не считаю себя полномочным. В конце концов, как только государство позволит себе отлипнуть от церкви, а церкви - от себя, эти реформы станут практически неизбежными.

 

4. Что такое для вас Бог? Да и есть ли он?

Бог для меня – воплощение социальных иллюзий, заблуждений и надежд человечества и в этом смысле "он", конечно, заслуживает внимания, изучения и порой даже сочувствия, в этом смысле "он" действительно существует.

Существует ли он в том смысле, как в это верят религиозные люди, - не думаю, но наверняка не знаю, ни существование его, ни не-существование доказать рациональным образом не могу. Я скорее агностик, чем атеист, хотя и убеждённый атеизм, и наивную детскую религиозность в свое время переживал.

 

5. Является ли культура — театр, музыка, кино — религией современного человека? Или это ложное представление? Насколько эти вещи духовно близки религиозной нравственности? Или они противоположны?

Религией современного человека является доллар, вернее, та мнимая колыбель безопасности, в которую мечтательно помещают себя обладатели изрядного количества долларов. Хотя сам доллар и прикидывается ненастоящим богом, размещая у себя на лбу надпись "InGodWeTrust", эти слова ведь можно воспринять и как самолюбование.

Что до источника нравственности, то им является как раз человеческая культура, но в широком смысле – совсем не только "театр-музыка-кино", а ещё и "обувь-одежда-любовь", то есть культура как результат всего социального и духовного опыта, накопленного людьми в процессе их исторического и территориального общежития. Именно поэтому в разное время и в разных местах конкретные представления о нравственности были весьма различны. Например, христианской инквизиторской привычке пытать, а затем сжигать на кострах живых людей, так называемых "ведьм", "еретиков" и "язычников" никак не мешала христианская заповедь "не убий", точно так же, как не мешала пыточному следственному и судебному процессу заповедь "не лжесвидетельствуй". Впрочем, последняя заповедь, кажется, не мешает и сейчас. Как не мешали сами эти устрашающие террористические процессы искренней народной ненависти к церкви и церковникам.

 

6. Что бы вы спросили у патриархов РПЦ — от Тихона до Кирилла, если бы у вас была такая возможность?

Что-нибудь очень простое. Например, не стыдно ли им и не надоело ли "божью росу" с глаз утирать. Впрочем,от руководителей любых вертикально организованных жёстких иерархических структур искренних ответов ожидать не приходиться.

 

7. Почему возникло дело Pussy Riot, кто и зачем сделал юных девушек, воспитанных в традиции панк-культуры и вообще «актуального искусства», героями молодежи? В чем смысл события?

Почему возникло дело PussyRiot,и кто сделал девушек молодежными героями – два разных вопроса.

Дело возникло потому, что вертикальная организация российского государства и его идеологического "министерства" (идеологической тени, если угодно) настолько оторвана от корней, что, кажется, уже не растёт из общества, а висит подобно неведомому серебряному штырю в пустоте над русской тайгой, русскими медведями и всеми людьми, населяющими Россию. Чтобы поддерживать видимость вертикальности и укоренённости левитирующим необходимо сохранять в подведомственной тайге, медведях и людях иллюзию собственной сакральности и непогрешимости. А то, что методы поддержания этой иллюзии исторически конкретны, нечего удивляться, власть всегда стремилась воспитывать и принуждать к подчинению тайгу и людей на совершенно конкретных примерах. Для этого и процесс над PussyRiot, и повышение штрафов за антиправительственные митинги до уровня опасных уголовных деяний, и выдумывание иностранных агентов – словом, каждое лыко в строку, включая оценку иной министерской квартиры ниже уровня пыли, потратившей одну отдельно взятую частную библиотеку. Словом всё это – для устрашения. Уровень понимания властью способов устрашения – тоже историческая конкретика, данная нам в ощущениях и подверженная изменению. Сейчас это так, а до чего они допрыгаются через полгода или год - это от многого зависит, от желания тайги и людей наблюдать за этими прыжками и от их умения реагировать на них – не в последнюю очередь.

А вот героями молодёжи девушки из PussyRiotстали сами, при этом ещё до первых арестов – ведь это именно они проводили яркие нетривиальные акции, чётко философски и политически мотивированные и артикулированные. Что ещё нужно, особенно в эпоху, когда философия на уровне своих самых острых, самых смысло-утверждающих вопросов неизбежно стучится в каждую дверь, а политика просто-таки прописалась в каждом городском доме? Ну, разве что вот – аресты, следствие, суд, – это уже практически канонизация. Странно, что иерархи церкви так плохо знают историю собственных святых. Впрочем, я давно подозревал, что многие из них плохо образованы, – это неудивительно, впрочем. Когда монополия, в том числе монополия на истину правит бал, застой и пролежни головного мозга становятся самым лёгким побочным эффектом. Дальше – вырождение.

 

8. Вы за запрет абортов? Как вы оцениваете позицию церкви в этом вопросе?

Я считаю, что женщины сами способны распорядиться своими телами и не дело мужчин, как минимум наполовину виноватых во всех абортах в мире, советовать им что-то по этому поводу. Позицию церкви по вопросу об абортах оцениваю как антигуманную, античеловеческую и угнетательскую.

 

9. Какой фрагмент из Библии вы посоветовали бы прочесть иерархам РПЦ и людям из Кремля, которые выступают с ними в одной команде?

Думаю, чтение Библии или любого отрывка из неё им уже не поможет, слишком высок уровень цинизма. Но чисто по-человечески советую им почитать Экклезиаст – о том, что всё проходит, всё суета сует, всё тщета. Когда придёт их минута слабости, их это знание, возможно, немного утешит.

 

Фото: kalantarov.livejournal.com


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое