Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЙ ПОЛИГОН. Экскурсия по Печатникам с муниципальным депутатом

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЙ ПОЛИГОН. Экскурсия по Печатникам с муниципальным депутатом

Тэги:

Муниципальный депутат — самая низшая должность в иерархии городской власти. Заработной платы у них нет, им оплачивают только проезд на метро и наземный транспорт, так что это скорее благотворительность, ну и для кого-то работа на имидж. Максим Мотин живет в Печатниках, поэтому там и выдвигался. До 4 марта он политикой не занимался. Окончил журфак МГУ, писал о футболе, возглавлял пресс-службу ФК «Москва». Сейчас работает в компании «Футбол Маркет». После митингов на Болотной и Сахарова захотелось что-то изменить. Он обошел две тысячи квартир и каждому жильцу дал свой номер телефона.

Максим Мотин

— Кто-то не открывал мне дверь, кто-то посылал подальше, кто-то не верил, но многие рассказывали о проблемах.

На предвыборную кампанию потратил около 60 тысяч рублей из личных средств, сюда входит печатание листовок, визиток, расклейка их по всему району:

— Главное — расклеить листовки раньше остальных кандидатов: если кто-то тебя опередит, то шанс выиграть невелик.

Максим говорит, что ему помогло победить личное общение с избирателями.

Мы проезжаем мимо станции метро «Печатники». Типичные киоски с шаурмой, пивом и сигаретами. У автобусной остановки сгрудились старые легковушки, один выход из метро построен, но закрыт.

— За полчаса остановку можно очистить от автомобилей, штраф-стоянка находится тут, в Печатниках. Номера машин одни и те же. Людей у нас много, поэтому и второй выход из метро пора открывать. Наш район, как хорда, вытянут в длину — всего три улицы. Из-за такой конструкции здесь всегда пробки, многим сложно добраться утром к метро.

Печатники

В активе у Максима — подъемник для инвалида-колясочника. Его построили год назад, после чего еще год тянулась процедура передачи ключей инвалиду. Затем к этому процессу подключился Максим. Ему понадобился еще месяц, чтобы забрать ключи от подъемника.

Кроме того, району докучали стаи злых бродячих собак. Но эту проблему решили сами жители. Две девушки собрали всех районных собак и отвезли их в ветклинику на стерилизацию. В итоге собаки стали спокойнее и перестали терроризировать жителей.

Гаражи, тянущиеся вдоль дороги, расписаны пасторальными картинками. Сначала по району ходили слухи, что это делает художник-бомж Владимир, живущий в них же, но оказалось, что он не бомж, а художник из Марьина. Владельцы местных гаражей уже давно с ним сотрудничают. Они покупают Владимиру краски и оплачивают работу.

Печатники

Приближаемся к образцовому кооперативному дому. Каждую неделю председатель кооператива Римма проводит собрание, на которое собирается по 80–90 человек. В этом доме живет инвалид Александр — для него в подъезде установили подъемник. Максим не помнит код от подъезда, поэтому звонит в первую попавшуюся квартиру.

— Еще раз позвоните — врежу!

— Откройте, пожалуйста.

— Куда пришли, туда и звоните!

— У нас у инвалида какая квартира, 91-я?

— У инвалида на шестом этаже, не помню какая. Вы к Саше идете?

— Да, мы хотим платформу сфотографировать, ее наконец-то запустили. Это Максим Мотин, депутат ваш муниципального собрания.

— А документ?

— Какой же у меня документ с собой?

— Вы мне мозги не полоскайте!

— Я тогда другим позвоню.

— Ла-адно! Сейчас открою, но если обманул…

Печатники

— Недавно мне позвонил человек, он юрист, сказал, что готов заниматься проблемой сквозного проезда грузовиков и товарных фур через жилую зону района. Достаточно ведь поставить несколько знаков — и жизнь наладится. Просто нужно, чтобы этим кто-то занимался. Есть еще один деятель, Павел, большой поклонник Путина, он считает, что это единственный человек, который выведет страну из кризиса. Но Павел возмущен, что возле его дома бардак: ужасная стройка, палатки, продающие алкоголь детям, нет никакой инфраструктуры. Он будет с этим бороться. Мне абсолютно все равно, с кем делать хорошие дела — с «Единой Россией», КПРФ, да с кем угодно, главное, чтобы жизнь района улучшалась.

После того как Максим упомянул Путина, разговор неизбежно коснулся большой политики.

— К митингам я отношусь двояко, понятно, что власть делает глупость. Почему люди не могут просто посидеть, походить там, где им хочется, пообщаться, поговорить? Это полный беспредел а-ля Белоруссия. Я убежден, что если бы наверху кто-то был с головой, они отдали бы приказ забыть о них, и люди сами бы разошлись. И эти последние митинги — ведь там не было ни лозунгов, ни требований, люди просто хотят общаться.

— Разве у них нет лозунгов?

— Ну какие у них лозунги?

— Путин — вор.

— Путин — вор. Отлично, как это поможет жить лучше? Как это поможет экономике встать на ноги? Перестать быть сырьевым придатком? Молодых лидеров с опытом руководства нет, потому что власть их зачистила: как только они появлялись — их или сразу били по голове, или отнимали бизнес. Мы получили то, что получили: людей, ассоциирующих себя с средним классом, нет. Раз так случилось, силы нужно бросать на то, чтобы появлялись новые молодые политические деятели. Они могут быть разными: пусть будет двадцать Навальных, двадцать Удальцовых, по двадцать Познеров, Прафеновых, Капковых.

— А как у вас в районе голосовали? Кто в итоге победил?

— Путин везде победил, безусловно. Большинство здесь голосует за него, никто ж с этим и не спорит, но зачем было пытаться украсть голоса у Зюганова только для того, чтобы Путин получил 51 процент? Была такая задача. У нас он набрал 47 процентов, это же немало, просто есть желание быть королем. Поэтому я, безусловно, сочувствую людям. Здорово, что они проявляют гражданскую позицию, но хотелось бы, чтобы это сопровождалось кропотливой работой на местах, в регионах, чтобы людям объясняли, что происходит в стране.

Мы доехали до самого дальнего микрорайона Печатников — Курьянова. Это немножко другая Москва, все такая же спальная, но вместо многоэтажек здесь аккуратные двухэтажные домики, зелень и тишина. Правда, добраться сюда непросто: с одной стороны — Москва-река, с другой — курьяновские очистные сооружения, с третьей — железная дорога. В итоге доехать можно только по двухполосной дороге. Когда-то предполагалось, что это будет район с элитным жильем, но помешали очистные сооружения.

Печатники

Дальше мы едем на набережную протяженностью больше двух километров, которая, по словам Мотина, могла бы стать украшением района, если бы ее облагородили: поставили мангалы, урны, парковку, лавочки. Сейчас лавочки тоже есть, но почему-то под каждой из них лужа.

Печатники

— Мы уже решили, что будем экспериментировать у себя на улице. Первым делом мы хотим вместо заборов посадить кустарники, сделать собачьи площадки с совочками, урны с отверстиями для бутылок, провести конкурс на лучший двор, самый зеленый, организовать сбор батареек и установить информационный стенд в каждом подъезде, чтобы люди были в курсе всего.

Печатники

Мотин не знает, что из этого всего получится — делать выводы за несколько месяцев сложно, — но настроен решительно. Пока удалось запустить платформу для инвалида-колясочника, закрыть на реконструкцию горку на детской площадке да запросить сметы расходов на разные районные нужды. Но мы будем и дальше следить за судьбой района Печатники — одного из экспериментальных полигонов по спасению России.

Фото автора


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое