Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Колонки

Вна Украине. Колонка Дмитрия Ромендика

Вна Украине. Колонка Дмитрия Ромендика

Тэги:

Короткое предуведомление: поскольку многолетний спор о корректности использования предлогов «на» и «в» перед топонимом «Украина» проходит исключительно между остро- и тупоконечниками (выбирать, у кого из них конец тупой, а у кого острый, предоставляю им самим), я ввел неологизм «вна» (способный удовлетворить всех разом и каждого в отдельности), чтобы ни одна из сторон не смогла упрекнуть меня в ангажированности. 

Итак, вна Украине в процессе принятия находится закон о придании локального официального статуса тем языкам, на которых говорит больше 10% населения региона. Оставим в стороне проблемы русинского диалекта Ужгородской области, которому украинские власти упорно отказывают в статусе языка, и крымско-татарского языка, который по уму следовало бы считать диалектом тюркского, и поговорим о русском языке. Потому что ни противникам, ни сторонникам закона дела нет ни до татарского, ни до русинского, ни до остальных языков, которые могут стать официальными, а свет клином сошелся именно на русском.

Закон этот принимали с танцами вприсядку и пением караоке пьяными голосами, как это водится в украинском парламенте. Долго жестикулировали, мутузили друг друга, довели спикера Литвина до отставки. Наконец закон протащили и скинули на ратификацию президенту Януковичу, который вот уже добрую неделю сопит над фразой «Казнить нельзя помиловать», не зная, где же поставить запятую.

Отношения «пана проФФеСора» с грамматикой как русского, так и украинского языков носят весьма непростой характер. Сверкающие россыпи ошибок и оговорок он щедро кидает в народ: «поэт Чехов», «поэтесса Ахметова», «львовяне — геноцид нации» (что в каком-то сатирическом смысле, может, и так, но имелся в виду все же «генофонд»). Апофеозом стала фраза про новогоднюю елку, где он по-украински сказал вместо «ялинка» — йолка, видимо, отомстив ей за еловый венок, пребольно упавший на него во время возложения его к Вечному огню. Ролик этот на ютубе посмотрело несколько сотен тысяч человек.

В общем, ситуация с ратификацией закона сложилась патовая. Поставит запятую после «казнить» — не поймут свои, поставит перед «помиловать» — не поймут чужие, которые, как ни крути, а тоже вполне себе электорат, хоть и вражеский, западэнський. А пока Янукович проходит краткий курс пунктуации восточнославянских языков, под Украинский дом (бывший музей Ленина) на Европейской площади (бывшей Ленинского комсомола) подтянулись западноукраинские фофудьеносцы и устроили на лестничном марше вполне себе оккупай-абай с палатками, горячими речами, концертами и возвышенными декламациями. Попутно сорвали пресс-конференцию президента Януковича, который не смог протиснуться через живой щит. После чего посрамленный президент вернулся в свою президенцию штудировать запятые.

Началось великое сидение на ступеньках Украинского дома, отдаленно напоминающее великое стояние на реке Угре 1480 года, послужившее окончанием монголо-татарского ига. Тогда хан Большой Орды Ахмат подошел со своей ратью к реке, где на противоположной стороне стояло войско Ивана III. Воевать не стали. Разошлись... В нашем случае угрем на носу пубертатной украинской государственности стал русский язык. А носители западноукраинского местнического самосознания, в интернет-фольклоре именуемые свидомитами, видимо, выступили в роли русских войск, окончательно решивших проблему с агрессивным монголо-татарским соседом, в роли которого выступает «Партия регионов». Чтобы было окончательно понятно, «Партия регионов» — это что-то вроде «Единой России», а Янукович — это что-то вроде Путина.

В стоянии на Угре, помнится, на стороне Московского княжества против монголо-татар выступило Крымское ханство вопреки своему культурному, этническому и языковому родству с Большой Ордой. В нашем случае роль крымских татар выполняет либеральная киевская интеллигенция, русскоязычная ан масс, которая неожиданно выступила против закона о присвоении русскому статуса официального, находя в нем различные нюансы, несовместимые с жизнью. Это придало закону новое смысловое измерение: «русские против русского языка». Поводом послужили изъяны в законе, что, следуя известной поговорке «первый блин всегда комом», вполне закономерны, так как закон принимается в первый раз. Причиной же стала общая нелюбовь либералов к Януковичу и его «Партии регионов», протащивших закон через Верховную Раду аккурат перед выборами.

Нельзя, впрочем, не признать, что рациональное зерно в рассуждениях русскоязычных либералов есть: сейчас в украинском обществе сложилась негласная договоренность, по которой, не будучи государственным, русский не притесняется ни в коей мере. А вот закон как раз может нарушить это шаткое равновесие и принесет неисчислимые беды «обижаемому» украинскому языку. Насколько этим бедам несть числа, зависит от воображения протестующих. Одним просто не нравится Янукович, суетящийся перед парламентскими выборами, другим мерещится смерть украинского языка под катком более употребляемого русского. Непонятно, правда, с чего. В условиях жесткой конкуренции с русским украинский язык зародился, развивался, сам породил множество поэтов и писателей, научную литературу и в итоге стал государственным. Зачем ему вдруг умирать сейчас — непонятно. Однако именно такой пафос у украинских националистов.

Как по мне, так ничего не изменится вовсе. Просто де-юре признают то, что уже творится де-факто. А де-факто на русском языке вна Украине (о, боже!) разговаривают! А если не признают, то останется оно же без юре, ну и хрен бы с ним, раз де-факто никто не запрещает. Впрочем, в этом моем мнении есть некоторое лукавство. Потому что эта ситуация немыслима вне контекста. А контекст суров. Многовековой контекст отношений русских и украинцев настолько суров, что подобный закон неминуемо воспринимается исключительно через призму взаимных претензий. Претензии эти — смесь мифов, фактов и неправильных интерпретаций и того и другого. Приведу основные.

 

Россия—Украина. Взаимные обиды

Претензии украинцев к русским:

1. Русские устроили голодомор вна Украине.

У голодомора вна Украине нет национального фактора. Если точнее, то он побочный эффект, а не причина. Причина в экономических перегибах. Если бы эта обширная территория называлась не Украина, а Альфа-Центавра, а крестьяне по ведомостям числились бы альфа-центаврянами, результат был бы тот же — инопланетяне умирали бы с голода. Ситуация трагичная, но ничего антинационального в ней не было. Просто Ющенко немного перепутал галичанскую идеологию с общеукраинской и, вместо того чтобы попытаться примирить восточную часть страны с западной, пошел на поводу у свидомитов, активно насаждая антироссийскую западэньску риторику.

2. Русские целенаправленно уничтожали украинскую интеллигенцию (при Сталине).

При Сталине точно так же уничтожалась русская интеллигенция и любая другая национальная интеллигенция. Репрессии против так называемых украинских националистов не носили уникального характера. Иными словами, украинских националистов репрессировали не за то, что они украинцы, а за то, что националисты (или считались таковыми). Делалось это в интересах советской, а не русской идеологии. Упрекать русских и Россию в геноциде украинской интеллигенции необоснованно.

3. Русские аннексировали Западную Украину.

Украина должна быть благодарна Советскому Союзу за то, что Украину создали как цельное государство. Сначала отобрали у поляков Западную Украину и присоединили к Восточной, затем широким жестом подарили Крым и, наконец, в 1991 году отпустили в незалежное плавание.

4. Если бы не Россия (Советский Союз), мы бы сейчас жили «как в Европе».

Экономически развитые Восточная и Центральная Украина находились в составе СССР с 1922 года. АЗападная Украина, до 1939-го бывшая в составе «Европы», — отсталый регион. Эти факты говорят сами за себя.

5. В Российской империи и СССР запрещали украинский язык.

В первую очередь вспоминается Валуевский циркуляр 1863 года, названный по имени тогдашнего министра МВД Петра Валуева. Циркуляр запретил публикацию на украинском языке, не имевшем тогда общепризнанного статуса языка (споры о том, язык это или диалект, велись до начала XX века), общественно-политической литературы из-за опасения распространения сепаратистских идей из Польши и, видимо, Австро-Венгрии, в состав которой входили в то время некоторые нынешние украинские регионы.

Вдогонку циркуляру МВД последовал печальный Эмский указ 1876 года, подписанный императором Александром II. Указ запрещал ввоз литературы, представления на украинском языке, а также содержал в себе довольно комичный, но актуальный и по сей день пункт: «Запретить газету “Киевский Телеграф” на том основании, что номинальный ее редактор Снежко-Блоцкий слеп на оба глаза и не может принимать никакого участия в редакции...». В общем, тогдашние власти боролись как могли с тогдашним «госдепом» в лице «австрийского генштаба», который в противовес российским властям украинский язык как раз культивировал в австро-венгерской Западной Украине. Дискриминация действительно имела место. Мы все грустим по этому поводу, но это не предлог для возмездия, так как закончилась дискриминация очень давно, в 1905 году, когда страну захлестнули совсем другие проблемы.

Что касается советских времен, то украинский язык как раз культивировался. Например, у нас на Минском массиве в Киеве в начале 80-х было три школы — две украинских и одна русская. Но даже в моей русской от уроков украинского языка и литературы «откосить» могли только дети военных. Для остальных обучение было обязательным. Классный же руководитель наш Володымыр Васильовыч, учитель украинского языка и лит-ры и по совместительству парторг школы, проводил еще и классные часы на украинском. Как-то на притеснения это не очень походило. Надо сказать, что Киев в те годы был городом в основном русскоязычным, и если дефицитные книжки вроде романов Дюма купить на русском было невозможно, то в переводе на украинский они продавались свободно. В общем, факты говорят сами за себя — на притесняемый язык романы Достоевского, которого в принципе все могли прочитать и на языке оригинала, не переводят, однако переводили.

Претензии русских к украинцам:

1. Украина никогда не была независимой. Украина — это часть России.

На самом деле Украина уже успела примерить на себя государство в 1917–1918 годах, хотя этот петлюровский неполный год можно и не считать: жители некоторых особенно глухих регионов так и не успели узнать, что живут в отдельной стране. Власть тогда вна Украине вообще менялась настолько часто, как будто пульт от телевизора изобрели на полвека раньше — перед глазами клацали программы: немцы, белогвардейцы, петлюровцы, красные... Семейство моего прадедушки было вынуждено удрать из местечка Гоголевка Броварского уезда в близлежащий Киев из-за страхов перед погромами. Мой малолетний дедушка, учившийся тогда в гимназии, насчитал около девяти смен власти. Михаил Булгаков, который арифметику знал лучше, так как имел за плечами высшее медицинское образование, насчитал то ли семнадцать, то ли девятнадцать...

Да, полноценной страной Украина стала только в 1991 году. Но Украина — не Россия, это факт. Отрицать этот факт могут лишь особо матерые русские государственники и особо стойкие к лекарственным препаратам пациенты психиатрических больниц.

2. Украинского языка не существует. Это смешной диалект.

Не вдаваясь в лингвистические дебри, скажу лишь очевидное: украинский язык существует, так же как существует украинское государство. Все остальное — от нехватки нейролептиков в больничной аптеке.

3. Украинцы присвоили российскую историю. Киев — мать городов русских, а украинцы переписали историю заново.

Киев — мать городов восточнославянских. Думаю, на рубеже 1-го и 2-го тысячелетий в паспортах жителей русских княжеств не было написано «русский». И говорили тогда не на русском языке, а на древнерусском, общем, как для русских, так и для украинцев. Тут происходит простейшая подмена понятий. Древнерусское не есть русское, а есть общевосточнославянское.

4. Вна Украине происходит насильственная украинизация.

Насильственной украинизации не происходит. Точно так же, как в советское время украинский язык не притесняли, сейчас не притесняют русский. Происходит вполне естественный процесс становления государственного языка и идеологии. Возможно, при этом случаются какие-то перегибы, как в любой другой стране. Уж мы-то знаем. Главное, чтобы эти перегибы были в рамках закона и приличия. Вна Украине они за рамки закона и приличия не выходят.

5. Русскому языку не дают статус второго государственного, хотя де-факто он им является.

И снова мы возвращаемся к заявленной проблеме. На данный момент в украинском обществе есть определенное согласие, с принятием же закона и так поляризованное общество поляризуется еще больше — и начнется жестоковыйное противостояние русскоязычного Востока и украиномовного Запада. Мне понятно желание россиян помочь своим русским собратьям вна Украине. Но зачем помогать за чужой счет? Граждане Украины, с рождения говорящие по-русски, смотревшие те же мультфильмы, что и русские, и внешне не отличимые от славянско-тюркско-финоугорских россиян, не имеют права на работу в России, на бесплатное обучение и медицинское обслуживание в России, обязаны регистрироваться как иностранцы и не могут пребывать на территории Российской Федерации больше трех месяцев. Получить российское гражданство русским гражданам Украины так же сложно, как нерусским гражданам Папуа — Новой Гвинеи. Поэтому, если хотите помочь в спасении соотечественников, начните с упрощенного получения российского гражданства. Тогда у вас появится моральное право давать советы. А сейчас пафоса на российском ТВ много, но учат ведь иностранцев, как им жить в своей иностранной стране. С таким же успехом россияне могут поучать индейцев племени шуаров в Экваториальной Амазонии.

И вот, грустно обозревая совместную историю, становится понятно: если у наших народов резко не отшибет память, проблему статуса русского языка вна Украине не решить никогда. А ведь помимо исторического контекста есть еще и политический. Закон этот — подготовка к выборам в Раду осенью этого года.

Вообще политика сродни маркетингу. Политические партии — это бренды, каждый из которых имеет свою целевую аудиторию. Что выбрать: кока-колу или пепси-колу? Лучше, конечно, отказаться и от той и от другой в пользу здоровых напитков. В 2004-м во время «оранжевой революции» многие думали, что борются за воду против жажды, а на поверку выяснилось, что накликали кока-колу вместо пепси-колы. То, что предложили взамен Кучме—Януковичу Ющенко—Тимошенко, принципиально ничем не отличалось. Потеснили «донецких» в пользу «днепропетровских». Ввели несколько прозападэньских новшеств. Затем вернулся Янукович. Откатал все обратно. На смену «днепропетровским» снова пришли «донецкие». И как всегда, вместо того чтобы заменить кока-колу на более полезные для пищеварительной системы напитки, просто подмешали туда вкусовую добавку в виде закона про русский язык. Так и проходит корпоративная борьба пепси-колы и кока-колы... и примкнувших к ним энергетических напитков.


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое