Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Колонки

Большой мир. Колонка Дмитрия Минаева

Большой мир. Колонка Дмитрия Минаева

Тэги:

Сегодня попытался сформулировать эту мысль нескольким людям, но безуспешно. Попробую письменно, вдруг получится лучше. Если нет, простите.

В общем, сегодня (на самом деле, уже вчера) день рождения моего дедушки, к которому мы ездили на кладбище (колумбарий). В этом месте меня всегда охватывает чувство, природу которого я никогда не мог понять. Да не то, что природу, даже общий смысл. Просто очень странное ощущение. Сегодня снова очень ясно его почувствовал, но слегка иначе. 

Наконец, мне удалось понять о чем оно, а главное, вспомнить, где еще я ЭТО испытывал. Так вот, есть два места, в которых я физически ощущаю, насколько земля большая. Это колумбарий Ваганьковского кладбища и аэропорт JFK в Нью-Йорке. Странная параллель, согласен. Но дослушайте. 

Вот я стою в ожидании посадки на рейс в Москву. Стою, как водится, в бесконечной зигзагообразной очереди. И вокруг меня много-много людей. Вот парень, в майке без рукавов, в шляпе. Из ручной клади – волейбольный мяч Spalding, которым он перекидывается с друзьями, да короткостриженая борода. Он летит с пересадкой откуда-то из Сан-Франциско куда-то типа в Майами. И ему совсем наплевать на этот грандиозный Нью-Йорк с его паромами на Стейтон Айленд, концертами Ланы Дель Рей, и другими МоМа-ми, которые только что перевернули мой мир. И летит он вовсе не в Москву. Я смотрю на то, как он весело стучит этим спелдингом об пол, пьет vitamin water неизвестного мне цвета и смеется. И я искренне не понимаю, как он может быть так далеко от моей насыщенной, чрезвычайно интересной, столичной жизни. Как ему может быть наплевать на рейс ТРАНСАЭРО в Москву. Как это его ни капельки не беспокоит, что я еще вчера был в центральном парке, а уже завтра поеду на аэроэкспрессе к Белорусской... 

А потом на соседнее кресло в самолете сел 18-летний парень из, дай Бог памяти, Милуоки. Он выучил азы китайского и летел в Гуанджоу доучивать. Из Милуоки в Гуанджоу. Через Москву. Мой мозг чуть не взорвался, и почему-то очень испугался. А парень Ник просто пристегнулся и приготовился к своему 48-ми часовому путешествию. 

Ну и вот сегодня снова это чувство. Не уверен, что многие из вас были в колумбарии (да и, в общем, не стоит к этому стремиться), но, если вкратце, то там на стенах сотни и сотни небольших надгробных плит с фотографиями и датами. Фамилии, фотографии, даты, гвоздики. Фамилии, фотографии, даты, гвоздики. И даже если не всматриваться, а просто периферическим зрением скользить по стенам на пути к своему 13-ому отсеку, нельзя не зацепиться. 

Надо же, Вера Ивановна, 110 лет прожила... 5 войн, 2 учебника по истории! Ого, три сестры-близняшки, и всего 18 лет... Надо же, целая семья академиков – вот это, я понимаю, семейное дело! 1910–2001, 1999–2009, 1945–1988, 19?? –2001... И так бесконечно, люди-люди, жизни-жизни. Видимо, я только к 27 осознал, что не являюсь центром этой планетки. Наверное, нормальные люди испытывают этот трепет (да, более или менее подходящее слово) в планетарии или перед зданием ГЗ МГУ... Но у меня вот как-то так. Жутко страшно, какие мы маленькие, а мир… какой большой. 

И не то, чтобы я пытался сравнить аэропорт с кладбищем, или, кхм, разобрался в устройстве бытия. Просто задумался. Решил поделиться. Если кто дочитал до этого момента, респект.


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое