Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Колонки

Девочка-птица. Колонка Александра Блинова

Девочка-птица. Колонка Александра Блинова

Тэги:

К бару Фабио, ровно в половине девятого подъехал дорогой белый кабриолет.Из машины вышла  пожилая чета итальянцев.

На даме: полу – прозрачная, расшитая серебром туника с просвечивающим бельём лососёвого цвета, чёрные, по локоть, кружевные перчатки, изящные кожаные сандалии со стразами и широкая,белая, с букетом искусственных лилий по тулье – шляпка; руки и шея во множестве колец и ожерелий.

Мужчинавесь в белом, включая пиджак с бумазейной лилией в петлице, плетёные кожаные штиблеты и  клетчатый, с вытянутым козырьком, кепи на английский манер. На шее толстая золотая цепь с распятьем в рубинах, на руках – множество золотых перстней и печатка в рубинах с монограммой древнего калабрийского рода. Эта смесь  изысканной пошлости и гротеска – привлекала. В иной ситуации они запросто могли сойти за городских сумасшедших или персонажей, отлучившихся со съёмок феллиневского фильма: если бы не дорогой кабриолет и почтительность окружающих.

Рядом, держась за руку синьора, вся в нежно палевом, по страусиному поднимая колени, и, клюя по-птичьи головой,вышагивала странная девочка. По виду девочка была аутистом. Но лицобыло не обрюзгшее, как обычно у даунов, со сведёнными к носу глазами лицо.

Нет. Это было лицо старой птицы.Девочка-птица.

Они сели в стороне ото всех, нас террасе: видимо, чтобы не смущать остальных посетителей заведения. 

Обычно заказы разносил нанятый на ферагосту мальчик, но тут,их обслуживал сам Фабио. Похоже я не ошибся: посетители были значимыми фигурами.

Девочка-Птица не могла есть самостоятельно: кофе выливалось на стол, корнетти падали на чёрный мрамор пола…

– Белиссимо, Джулия, (Прекрасно, Джулия) – женщина в шляпке смеётся и заботливо отирает салфеткой слюнявое, в заварном кремелицо девочки. Изысканные кольца и браслеты тяжко звенят на её черепашьих запястьях. Девочка беспомощно откидывает старческое птичье личико и заливается счастливым детским смехом.

Но, кажется – она только беззвучно разевает свой слюнявый, огромный рот с уродливыми зубами, а «смех» конденсируется из воздуха – сам по себе. Словно вокруг неё,как мотыльки вокруг лампы, кружатсонма невидимых Ангелов, размахивают маленькими серебряными колокольчиками и поют…

От этой дикой несуразности становится немного не по себе...

– Браво, Джулия, – смеётся женщина и улыбается мне, замечая, что я слишком внимательно смотрю в их сторону.

Мне неловко. – Бонджорне, синьора (Добрый день, синьора) – кричу я и машу ей рукой…

– Бонджорне! – улыбается женщина, – Тутто бэне. (Всё хорошо.)

Девочка  заливается счастливым ангельским смехом…

Я растерян: я не закидываю так голову, и у меня не течёт беспомощно слюна из уголка рта. Но даже в детства у меня не было такого счастливого смеха.

Чувство, словно внутри что-то «провернулось» и привычное «сошло» с пазов...

Я расплачиваюсь и раздвигаюстальные колечки занавеса в утренний калабрийский жар.

Занавес беззвучно сходится за спиной. Бесшумно с серпантина  съезжает, молча разевая рот, парень на голубой «Веспе».

Что-то не так… я оборачиваюсь: пожилая чета и девочка смотрят на меня. Потом Девочка-Птица разевает свой нелепый, слюнявый рот и закидывает птичью головку…

Со звоном тысячи серебряных колокольчиков за моей спиной сходится стальной занавес.Поющий парень на «Веспе» со счастливым тарахтеньем исчезает за поворотом…

Оказывается всё так просто.

 

Италия, Калабрия, Йоррола, бар Фабио – 2013год 


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое