Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

ПРАЗДНИКИ. День финской независимости

ПРАЗДНИКИ. День финской независимости

Тэги:

Зима не задалась в Финляндии в этом году. Температура на День Независимости +9. Штормовой ветер. Дождь. На площади Хаканиеми в полдень разливали традиционный гороховый суп для бедных. Хейкки Хурсти, руководитель одной из благотворительных организаций, организовал этот “бал бедняков” в противовес традиционному президентскому балу. А вечером Дня независимости большая часть страны смотрела телевизионный репортаж с бала приглашенных к президенту. Однако, не все. На Сенатской площади прошла акция противников военных действий. А в столичном районе Тёёлё ожидались столкновения между правыми и их противниками: их акции должны были пересечься. Полицейские сообщили через свой твиттер, что на 6.15 вечера они конфисковали факелы и задержали троих, не уточняя, какую сторону политического спектра они представляли. На следующий день стало известно о том, что задержаны было более сотни участников акций. В полдень прошли те, кто поминали “жертв кризиса 90-х”. Потом прошли протестующие глобализации и иммиграции. Когда садилась на поезд, услышала крики со стороны музея современного искусства “Киасма”: значит, там начался еще один митинг.

6 декабря 1917 года финский парламент, который здесь называется Эдускунта, задекларировал намерение изменить государственный строй страны и попросил правительства других государств признать независимость Финляндии. Одним из принципов независимости было задекламировано развитие без вмешательства чужих правителей, армий и народов. Первой независимость Суоми признала соседняя страна, которая позже стала СССР. К новому 1918 году Франция, Швеция, Германия, Греция и Дания с Норвегией приняли решение признать новое государство.

Кстати, если кто-то вам скажет, что финны в этот день заходятся в патриотическом угаре, не верьте. Все сложнее. А я лично знаю, что, окажись я в какой-нибудь другой стране, многое было бы иначе. Недавно мне сказали, что я становлюсь Helsingin henkilö, "человеком Хельсинки". Именно в родительном падеже, как человек, принадлежащий Хельсинки. Понятно, что не из Хельсинки, потому что останусь собой, а это значит, что место рождения – украинский Запорожье, а город, ставший родным, – российский Нижний Новгород. Но Хельсинки – мой город: я его понимаю.

Традиционно 6 декабря в стране закрыто все: магазины, музеи, театры. Бедные туристы: сегодня ровно в 11 утра у музея дизайна стояла группа граждан. А на запертой двери музея – даже объявления не было. Зачем…? Предполагается, что все способны догадаться.

Но случаются исключения. Прошла по Каптеенинкату, свернула на Техтаанкату. Неожиданно двери маленького кафе на четыре столика оказались открыты. Посетителей мало. Я да  пожилой мужчина, читавший газету. Знаете, чем отличаются финские кафе от баров? В кафе – огромные окна, а в барах – постоянно электрический свет. И тени как в фильмах Каурисмяки. Есть одно исключение: бар “Москва”. Хотя его огромные окна все же завешены белыми шторами, собранными в плиссе. В СССР были такие в каждом порядочном ресторане или доме культуры. В Хельсинки такие – только в “Москве”. Почему? Потому что “Москва” с его плиссе, пластинками Высоцкого и “Советским” шампанским – бар, созданный Аки Каурисмяки. А вот селедка на бутербродах в “Москве” – не российская: вкус не тот… 

Я присела у окна во всю стену маленького кафе: в Хельсинки декабрь всегда сумеречный. А меня книга ждала в сумке. Хотела дочитать, пока ждала подругу.

Книга финского автора. Но о Советском Союзе. Даже не так. Книга – миф о Советском Союзе, каким его воспринимали издалека. Знаете, такой огромный притягательный страшный мужик, способный нахамить, пожалеть, ударить и защитить от хулигана…

80-е… Поезд едет из Москвы куда-то на Дальний Восток. Проводница порой появляется с топором в руках. Горячий чай в железных подстаканниках. Такие сейчас на хельсинкском блошином рынке можно по пять евро найти, если повезет. Они – редкость. А в купе номер 6 – юная финская студентка из МГУ и ее попутчик. “Когда раздался второй звонок, девушка увидела на перроне плотного мужчину в черном ватнике и белой меховой шапке... Мужчина… повернулся спиной к холодному ветру, сдавил пальцами мундштук “беломора”, зажал в губах, закурил, несколько раз жадно затянулся, загасил папиросу о подошву и остался стоять на ветру, вздрагивая от холода”. Девушка очень не хотела, чтобы он оказался в ее купе. Но все было так, как она боялась: он уже сидел напротив и угрюмо смотрел на нее… Он вытащил из кармана складной нож с черной рукояткой, сдвинул предохранитель и нажал кнопку…. Мужчина с нежностью положил нож на стол, достал большой кусок сыра, буханку черного хлеба… Поев, мужчина вытащил из сумки шерстяной носок, в котором пряталась бутылка с теплым чаем. – Будем знакомы, – сказал мужчина – Сварщик и разнорабочий на стройке. Вадим Николаевич Иванов…”

Это – небольшой роман Розы Ликсом. “Палата… (извините), купе номер шесть”. Ну да, пост-модернизм. Культура метафор, аллюзий и цитат. Что-то от Чехова. Что-то от Гаршина. Друг девушки из купе лежит в дурке, а она пытается читать Гаршина, чтобы понять его мир… Какая наивность. Достаточно просто посмотреть на проводницу с топором, замерзший поезд, который нужно отогреть, чтобы он поехал дальше, сбитого лося, которого добивают из сострадания тем же ножом, которым резали сыр с черным хлебом..

Роман Розы Ликсом – мифологема Советского Союза. А если шире – набор базовых финских понятий о России. Архетип соседа, в общем и целом.

В Финляндии много следов этого мифа. На Сенатской площади в Хельсинки – памятник Александру II работы Руненберга. От Сенатской к памятнику “Трем кузнецам” ведет Алексантаринкату, улица имени того же самого исторического персонажа. А на Торговой площади стоит “Стелла Императрицы”, в честь Александры Федоровны. Мне как-то рассказали, что в далеком 17м каменную сферу с двуглавым орлом сбили с макушки этого постамента. Но в 1972 вытащили из запасников музея, где это наследие прошлого бережно хранилось и водрузили на место. А в ресторане с баром с роскошным названием “Юттутупа”, что в переводе с финского значит “комната для переговоров”, сохраняют мемориальный круглы стол, который обычно резервировал вождь мирового пролетариата Ульянов/Ленин, когда встречался со своими товарищами. Да и мраморная табличка на доме через площадь от “Юттутупы” оповещает, что это – один из адресов Ленина в Хельсинки. Да и музей Ленину в Тампере до сих пор прекрасно себя чувствует…

Скажете, наивность? Я бы сказала, мудрость. История – дело сложное. Политика – дело мутное. Временное правительство подумывало о введении экономических и военных санкций в отношении распоясавшейся автономии в составе империи. Не успели из-за октябрьского переворота.

Зато финны получили возможность жить так, как они считают нужным, возможным и справедливым. Причем, не только для себя. И лелеять мифы о своей дикой природе, о своих соседях, страшных и прекрасных…

Не случайно, книга-представление Розы Ликсом о Советском Союзе получила премию “Финляндия” 2011 года. А в 2013 в канун Дня Независимости Розе Ликсом вручили медаль “За Финляндию” (“Pro Finlandia”) – высшую государственную награду страны для деятелей искусства.


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое