Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Интервью

Чужая ягода. Тина Канделаки

Чужая ягода. Тина Канделаки

Тэги:

ГРУЗИЯ

Тина! Слушай, ты правда княгиня?

— Да, по бабушке. Но мне как-то стыдно про это говорить... Неприлично даже.

Тогда скажи, ты же знаешь Грузию. Я от русских бизнесменов иногда слышу такую мысль: вот если бы Грузия была как остров Крым… Чтоб там у вас приняли нормальные законы, чтоб там экономика быстро развивалась и чтоб не выдавали никого. Тогда б многие перевели капиталы в Грузию и сами б там жили…

— Не будет этого, ты же знаешь. Жалко. Россия и Грузия, они как муж и жена. Грузины не работали никогда. Там работали евреи и армяне. А грузины руководили, грузины ничего не производят. Грузин не может работать на заводе, это не принято. Cознание нашей нации, к сожалению, не созрело для развитого капитализма  во главе со своим новым президентом.

Да… Пожалуй, ты права… Я наблюдаю за проявлениями грузинской экономики. Грузины продают свое вино в Москве по цене таки примерно французского. Которое я автоматически и покупаю, хотя прихожу вроде за "Саперави". И чачи никак не могу купить: совершенно непроизвольно в ту же цену беру граппу. Ничего с собой не могу поделать… А как ты насчет выпить?

— Я решила вообще не пить.

Тебе нельзя, ты «млеешь»? 

— Нет. Потому что водку не тяну, а вина выпью два бокала — так с утра реальное похмелье, голова раскалывается. Когда выпью, я не становлюсь легче и откровенней. Меня просто покачивает и подташнивает, это такой дискомфорт. Я иногда думаю — что ж я не такая как все, не пью…

Помню свой шок от поездки в Грузию в начале 1992-го. Ни шашлыков, ни вина. Все закрыто. Пусто, голо… Стреляют…

— Как же, как же. Тогда в Грузии талоны были. Печки топили в квартирах… Я из-за этого и уехала. Сказала маме: «Все, уезжаю! Следующий Новый год я буду встречать в другой стране!»

А сыграло роль то, что ты по-грузински не очень?

— Нет,  я хорошо говорю, пишу не очень.

А, это легенда.

— Ну да. Правда здесь то, что, когда начались национальные дела, папа перевел меня в русскую школу. Но, с другой стороны, все образованные люди в Грузии читали западные книги по-русски. Грузинских ведь переводов не было.

Я где-то читал, что именно твои предки принесли в Грузию православие. Это легенда?

— Есть версия, что мои предки были священники, миссионеры. Они из Греции. Я когда была на Крите, узнала, что там очень много Канделаки.

А ты сама верующая или как?

— Я, конечно, крещеная, все полагающиеся обряды и каноны прошедшая. Но я не традиционная, наверно, христианка. Не думаю, что весь смысл в том, чтобы надевать платочек. Мне кажется, Богу все равно, в какой одежде я приду. Да и Бог со мной каждую минуту. Помнишь момент, когда Магдалина мажет Христу ноги маслом и массирует, и он говорит ей, что получает от этого удовольствие? Он был нормальный человек, просто наделенный сверхволей и сверхсилой. Ничто человеческое ему не было чуждо.

 

ПАПА

А кто твой папаша?

— Это была одна плеяда — он, Звиад Гамсахурдиа, Тенгиз Китовани, Арчил Гомиашвили, Зураб, двоюродный брат Нани Брегвадзе… Это поколение красивых, сильных, выпивающих, с девчонками гуляющих мужчин… Мой папа в молодости был красавчик, первый парень на деревне. Он жил в Москве — его брат, мой дядя, был директором Мосмебельторга. Организация серьезная. Потом так получилось, что дядя погиб в автоаварии. Катастрофа это или убийство? Никто не знает. Папа остался один, потеряв своего самого верного друга, и ему больше уже не покатило. Вернулся в Грузию, был директором овощной базы — но такого размаха, как в Москве, уже не было… Когда ему было глубоко за тридцатник, он женился на моей маме. И родилась я. Мой папа в молодости был «плохой» парень, и он очень не хотел, чтоб я выросла кекелкой.

Кекелка — это что? Я грузинский не очень хорошо знаю.

– Не то чтобы мещанка, это такая пустая девица, которая много думает о тряпках.

Ты тоже много думаешь о тряпках.

— Да, я тоже… Но я о них иначе думаю. Я не ищу дядю, который их оплатит, правильно? Сама работаю. Однажды папа решил-таки разбогатеть и купил КАМАЗ, загрузил его товаром и поехал в Грозный. И случилось так, что чеченцы арестовали его по подозрению в подготовке покушения на Звиада, который тогда как раз в Грозном был. Мы об этом не знали, он просто пропал — и все. Через восемь месяцев его выпустили. От КАМАЗа, конечно, и следа не осталось. Денег не было, он пешком шел от Грозного до Тбилиси. Пришел такой седой, с бородой, — он заметно постарел… Время его отсутствия было большим испытанием.

 

TV

А ты вот рассказывала, что в 16 лет стала кормить семью. Это как?

— Я тебе рассказываю. Когда шла революция, мой папа денег не приносил, он с автоматом ходил… Звиаду помогал, Тенгизу Китовани… А я подросла. И черной завистью завидовала тем, кто мог уехать учиться в Англию или Америку. Для меня это было нереально, но хотелось хотя бы одеться. Я пошла устраиваться на ТВ, меня взяли — все получилось быстро. Через какое-то время я поняла, что на грузинском ТВ достигла всего — и уехала в Москву.

Ты вот говоришь, что трудно пробивалась на ТВ. Но ты действительно выбиваешься из русской ментальности. Эта улыбка, жизнерадостность, то, что ты из фитнес-залов не вылезаешь… А вот, к примеру, Сорокина — она как бы боярыня Морозова. Катя Андреева тоже довольно строгая, у нее совершенно не американская улыбка. И  Агалакова очень сдержанная, хотя видно, что темперамент у нее имеется. Миткова — та вообще наполнена драматизмом. Видно, что многое скрывает, у нее серьезное двойное дно… Так что ты себя сама выводишь с русского поля.

— Гм… У меня был какой-то момент, когда очень хотелось прорваться. Не могу сказать, что я была совсем глупенькой… Но никто меня брать не хотел! Ты же знаешь, что такое УЖК — уникальный журналистский коллектив. Я стучалась в дверь, а меня не пускали. На мое время революции не досталось… Такого шанса у меня не было. С приходом Александра Роднянского на СТС телевидение изменилось. Он единственный, кто дал шанс молодым. Его личность намного опережает сегодняшнее время.

А вот по городу развешены плакаты, там ты и слово «революция». Это что?

— Речь идет о революционных переменах у нас на канале. Меняется стилистика, оформление канала, появляются новые ведущие... Вот и «Детали» станут другими.

Ты еще ведь ведешь детскую передачу.

— Да, и горжусь этим. А то ведь на других каналах как? Они думают, что детей в этой стране нету, дети не рождаются. У нас дети живут за счет продукции американской компании FoxkidsNikelodeon. Страна ведь большая, а внимания мало.

А «Спокойной ночи, малыши»?

— Я как мать, не как ведущая, скажу: эту программу делают без души.

Без души?

— Может, это потому, что у ведущей нет детей. В передаче непонятно, где начало, где конец. Создается впечатление, что передача сделана на конвейере.Каждый раз мои дети спрашивают: «Это все?» Очень хочется, чтобы вернулись те спокойные ночи, в которых текла увлекательная и познавательная жизнь. Слава Богу, в новом сезоне на канале СТС   помимо программ «Самый умный» и «Полундра» появится новая передача для детей —  «Зов предков».

Тина Канделаки

 

КРАСОТА

Скажи, а ты как – красавица?

— Я себя не считаю красавицей. Я и некрасива-то по современным стандартам, красивы другие женщины. Но я ухоженная. Видишь, я накрашенная, я хотела приготовиться к встрече с тобой. Я люблю вообще за собой ухаживать.

А ты никогда не красилась в блондинку?

— Окраска ничего не поменяет. Себя-то не обманешь. А я себя обманывать не люблю. Да и не надо думать, что все брюнетки хотят быть длинноногими блондинками — у меня этого нет. (Вот дочка у меня абсолютная блондинка с голубыми глазами…) Я всегда спокойно воспринимала тот факт, что родилась брюнеткой. Нельзя сказать, что только и думаю о том, как я выгляжу. Я соглашаюсь на любой макияж в студии и иногда выгляжу некрасивой — ну и что? Мне все равно. Мне замуж не выходить. Если б мне сказали: девочка, у тебя с чувством юмора напряженка — меня бы это расстроило. А скажут, что у меня большой нос — ну большой, ну не нравлюсь — ну и что? Честно!

Как известно, в Грузии пластические операции куда в большей моде, чем в России. А ты не подрезала нос?

— Нет. Видишь, у меня настоящий армянский нос…

Вот про тебя говорят еще, что ты слащавая.

— Ну, знаешь, это журналисты так про меня пишут…

Ты, как почти все женщины, озабочена тем, как похудеть.

— Я просто уже есть не могу много. Привыкла… Я никогда и не была толстой. Андрюха, муж, меня и не видел другой.

 

ИНТЕЛЛЕКТ

С красотой понятно. А ты умная?

— Мне вообще сложно создать имидж умной женщины, потому что никто не поверит.

Притом, что ты с Новодворской дружишь. Она мне рассказывала. Уроки русской истории у нее берешь… 

— Про Валерию ты знаешь, но, надеюсь, про это не напишешь…

Отчего ж не написать? Все равно не поверят. Люди подумают, что ты так выделываешься. Вот ты сейчас активно учишь английский. Зачем? Думаешь после Тбилиси и Москвы двинуть в Лондон?

— Нет, не собираюсь. С языком так: на каком уровне ты его знаешь, с такими людьми и общаешься. Знаешь совсем плинтусный язык — ну с плинтусом и общаешься. Знаешь получше — и уровень выше. А хочется ведь с разными людьми говорить. Я ж не виновата, что английский стал международным. Я еще итальянский хочу выучить, это легко — ритмика та же, что в грузинском.

Тебя, когда ты училась в медицинском, хотели перевести в патологоанатомы. Это чтоб тебя помучить? Ты же говорливая, а в морге пришлось бы молчать. Такая пытка…

— Это декан так в шутку мне угрожала, шутка такая.

Но ты правда все время говоришь.

— Да нет же. Я на самом деле люблю побыть одна.

Очень может быть. Но тем не менее тебе надо научиться паузу держать.

— Это самое сложное — держать паузу. Говорить много — это примитивно… Если с каким-то человеком у меня устанавливается доверие, я прошу его подарить мне его любимую книжку. Или лучше несколько.

Какая была последняя книжка из этого ряда?

— Мне Валерия Новодворская подарила «Петра и Алексея» Мережковского. Я начала читать — и заснуть не могла. Со мной такое первый раз в жизни. Поскольку спать не могла, пошла в бассейн поплавать.

А твои книги какие любимые?

— В разном возрасте у меня были разные вкусы и предпочтения. Когда я была
маленькой, любила Урсулу Ле Гуин и Толкиена. В юности -
нонконформистскую прозу Чарльза Буковски. Сейчас — это Джордж Оруэл "1984", Гор Видал "Калки", Томас Вулф "Костры амбиций", Татьяна Толстая "Кысь", Герман Гессе "Игра в бисер", "Сиддхартха". Еще я очень люблю Алексея Толстого за его взгляд на
российскую историю и адекватное к ней отношение.
Ты слишком правильная… Почти все, что ты говоришь — очень политкорректное.

— Я никто и звать меня никак. Я не взрослая, я не заслужила еще право на мнение. Ты первый серьезный человек, который со мной разговаривает. Обычно про наряды спрашивают.

Тина Канделаки

 

ДЕНЬГИ

Ты работала на предвыборных кампаниях: агитировала за Шеварднадзе, за  Патиашвили.

— Нет, я не агитировала никогда! Я просто помогала. Да, я провела предвыборную кампанию Эдуарда Шеварднадзе — но я ее только озвучивала, была просто голосом, не более того. А с Патиашвили — там был большой концерт, и я его вела. Но я не призывала голосовать за кого-то! Но я не скрывала, что я за дружбу Грузии с Россией. То, что российское образование мне не повредило — это тоже правда. А что касается агитации, то я бы ею ни за какие деньги не стала заниматься. Хотя я циничная и, как ты знаешь, деньги очень люблю; я ценю свободу, которую они дают. Но от агитации богаче не станешь, Easycome, easygo. Потому что это не честное зарабатывание денег, а просто обман. Другое дело — частные вечеринки. Я их иногда веду. Но редко. Я в этой сфере мало работаю, потому что денег много прошу. Если просить меньше, то буду работать в неделю раза три. Все равно я от этих денег не разбогатею…

 

МУЖЧИНЫ

Говорят, тебя однажды украли.

— Да. Подружкин брат посадил в машину, когда я вышла из института… И завез меня далеко-далеко. А у нас ведь как? Если дома не переночуешь один раз — это все, уже замуж надо выходить. Ну, как в итальянских и грузинских фильмах. Я сказала этому парню, что не поленюсь и напишу на него заявление. Об изнасиловании. И он вернул меня обратно.

Тина! Ты ведь когда-то передачу вела про секс.

— Да. Меня не любили, потому что я всех расспрашивала про секс, а про себя не рассказывала.

Ты говорила, что в шоу-бизнесе у вас не принято уступать сразу. А с мужем твоим у вас сразу все случилось.

— Да, торговаться я не стала.

А почему ты не выдержала паузу?

— Тебе как мужчине это сложно понять… Я думаю, что если бы я осталась одна, у меня долгое время не было бы любовника – потому что у меня много и других интересов. Да и мало настоящих мужиков… Очень часто получается так: начинаешь с кем-то разговаривать — и ты на какой-то фразе понимаешь, что мы на разных машинах ездим. А с мужем — это был первый и последний случай, когда у меня вызвал интерес мужчина моего возраста. Он не только умный, но и красивый.

И у него свой бизнес. Стоматология.

— Ну, тогда я еще на деньги не обращала внимания, для меня это было неважно. Но если говорить о роли денег, могу сказать: я не люблю себя чувствовать по материальному статусу ниже, чем мужчина.

И все-таки хотелось бы подробностей вашего романа.

— Мы познакомились, на второй день он позвал меня в гости, и я поехала.

Почему?

— Хотелось как-то отвлечься. Я тогда очень много работала, надо было родителям квартиру покупать… И тут он звонит. По нему вообще сразу видно, что он приличный. Поговорили, выпили чаю. Думаю — пора собираться. И тут он достал фотоальбом с портретами покойников, его родственников… Это бабушка его такой альбом составила. Чтоб после такого уйти, надо быть последней дурой.

Почему?!

— Ну, он очень оригинально решил передо мной выпендриться. А эта его бабка, она вообще очень крутая. Представляешь, она в 80 лет познакомилась с мужиком 90 лет и живет с ним в гражданском браке! Причем она его на кладбище сняла.

И ты, значит, посмотрела альбом и говоришь ему: «Парень, а ну-ка,  давай беги в душ…»

— Ну что ты меня про это расспрашиваешь, как будто тебе не было 22 года?

Ну, я все-таки человек другого поколения. У нас не было этого темпа, вашего американского стиля — сладких улыбочек, которые никогда не сходят с лица…  У нас же иначе. Так что я тебя серьезно спрашиваю. Чтоб узнать о жизни нового поколения. Я все-таки тебе в отцы гожусь.

— Да? Ну, я осталась у него ночевать. А я у мужиков никогда не оставалась. Испытание он выдержал: не был напыщенным и самодовольным. Он оказался просто веселым парнем!  

 

НОЧЬ

Вот мы сидим с тобой в час ночи в кабаке, в отдельном кабинете. И я смотрю, ты домой-то не торопишься.

— Мне с тобой интересно. А муж у меня человек неревнивый. Он меня просто знает. Смысла нет ревновать.

Почему — нет?

— Потому что я не изменяю.

А почему — не изменяешь?

— Потому что я из категории людей, которые уходят не после измены, а до. Если я почувствую необходимость изменить… Она сначала будет психологическая, а потом физиологическая. На этапе психологической потребности я просто уйду.

О, это американская модель. Когда женятся на всех любовницах по очереди.

— Ну, вы, мужчины, по-другому относитесь к сексу. Для вас секс — не измена. А для нас секс — любовь. У нас это вместе, а у вас раздельно. Я женщина с сильным темпераментом и характером. Но я  вряд ли влюблюсь.

 

БРИЛЛИАНТ

А правда, что у тебя в зубе бриллиант?

— Да! Это мне муж вставил. Я в кино каком-то увидела и тоже захотела. Так Андрей сначала на себе попробовал, а потом и мне поставил.

Любишь ты такие штучки.

— Нет, не люблю. Я про этот бриллиант даже забыла. Я вообще не такой человек, у меня ни татуировок нет, ни пирсинга…

Как — нет? Я думал, у тебя пирсинг во всех местах…

— Нет-нет. Что ты такое говоришь...

Не верю. Ты просто хочешь меня обмануть.

Она не верит, что я не верю, и смеется, трогательно захлебываясь, а местами так даже и задыхаясь. Эти звуки как будто из совершенно другой оперы. У тех, кто это слышит, пульс учащается.

 

Фото: Илья Буш

 

Опубликовано в журнале «Медведь» №80, 2005


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое