Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Интервью /Зона вылета

Черногорский митрополит

Черногорский митрополит

Тэги:

В Цетинье я въехал рано утром, когда древняя столица Зеты – Черногории еще спала. Хотелось выпить кофе, но все было закрыто. Осматривая и поныне не без имперского отсвета фасады зданий бывших посольств Франции, Великобритании, Австро-Венгрии, России, я думал о том, как проходит мирская слава.

О том, что здесь, во дворце напротив посольств, могли бы мирно коротать свои дни дочери черногорского князя Николы… Здесь, в этом тихом сонном городке? Они – Анастасия, Милица, любовницы Распутина, жены великих русских князей, близкие подруги самой российской императрицы, вместе с которой медитировали, предавались спиритизму? Нет, конечно. Не могли. Детерминировано все в истории. Предначертано.

Зайдя в церковь Рождества Пресвятой Богородицы, где покоятся останки короля Николы и его супруги Милены (родителей «черных принцесс»), перенесенные сюда из русской церкви в Сан-Ремо, по благовесту, поразительно здесь благозвучному, я поспел в монастырский храм к самому началу службы и смог занять место у святынь.

Воскресная проповедь, а затем и интервью митрополита Черногорского и Приморского Амфилохия, седобородого, с колючими глазами, были яростными.

Черногория

– Владыка, – спросил я, – а действительно, могло бы все в XX веке сложиться иначе, если бы император России Николай II послушался совета Григория Распутина и в 1914 году не вмешался в балканский конфликт, чтобы спасти сербов и черногорцев?

– Да, русский православный народ никогда не предавал своих братьев. Ваш царь вступил в войну с Австро-Венгрией ради защиты Сербии и Черногории. Многие говорят, что это принесло трагедию, которая случилась впоследствии в России, во время Октябрьской революции. Останься царь и русское царство вне этого сражения европейского, история пошла бы по иному руслу. Но иначе Россия поступить не могла. Так исторически сложилось: мы братья. По-братски черногорцы участвовали на стороне России в Русско-японской войне в 1904 году.

– В Японии?!

– В Маньчжурии. Там действовали партизанские отряды, образованные из охотников-черногорцев и конной команды осетин, командовал полковник Попович-Липовац, черногорец. И по-братски Россия переживала, когда нас бомбили американцы. Знаете, что было написано на бомбардировщиках? «Христос Воскресе!» А на бомбах – «Пасхальный подарок». Тогда приезжал святейший патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Никогда не забуду, как забрался он в белом клобуке вовнутрь подбитого огромного американского танка! И беседовал с воинами в зоне, которую бомбили и обстреливали из пулеметов.

– Ну, граждан-то бывшей Югославии этим трудно удивить.

– Да, черногорскому духовенству часто приходилось браться за оружие. Священник из Подгорицы Петр Хайдукович в 1806 году во время войны с французами захватил вражеский корабль, хотя в мирное время никогда не носил оружия. Игумены монастырей становились предводителями партизанских отрядов. Игумен Моисей Зечевич по ночам выходил на охоту на турок. Протоиерей Стево Карицин по праздникам ходил вот здесь, по улицам Цетинье, в рясе, украшенной боевыми орденами. Он не раз бросался в бой в первых рядах, в одной руке держа знамя, в другой – кинжал. Священник Илия Пламенац был даже военным министром Черногории. Наверное, вы сами обратили внимание на то, что многие списки наших героев сражений начинаются со слова «поп».

– Но не противоречит ли это самому духу христианства, православия?

– Ни в коей мере! Во-первых, у нас православие особого рода, испокон века вынужденное стоять за себя, защищать свои святыни. Да и ваше русское монашество имеет славные традиции. Например, я знаю, что много дней и ночей соловецкие монахи мужественно защищали обитель от английской эскадры. Так же и наши.

– Не могли бы вы, владыка, рассказать немного о себе?

– Монашеский постриг я принял в Греции, где провел семь лет после окончания учебы. А учился в Духовной академии святого Саввы. Получив диплом, продолжал обучение на философском факультете Белградского университета по специальности классическая философия. Как пришел к Богу? Мне трудно ответить на этот вопрос. Должно быть, от рождения…

(Родился он в день Рождества Христова – 7 января 1938 года. Крещен был с именем Ристо, то есть Христос. После Белграда Ристо Радович учился в Швейцарии, Италии, откуда и отправился в Грецию, жил на Святой горе Афон. Затем преподавал в Свято-Сергиевском институте в Париже, в Белградской духовной академии святого Иоанна Богослова. 30 декабря 1991 года возведен в сан митрополита Черногорского и Приморского, Зетско-Брдского и Скендерийского. А в 2006 году «за большие заслуги в развитии братских и духовных связей народов России, Сербии и Черногории» был награжден в Москве орденом Александра Невского Iстепени.)

Каково сейчас влияние Востока на христианский мир?

– Богатейший тысячелетний религиозный опыт Востока неожиданно послужил в XX веке вызовом западной цивилизации, какой она формировалась с эпохи Ренессанса. Возвращаясь к эллинским критериям истины, она все больше строилась на вере в человека и его разум. Все больше доверяла чувственным знаниям и науке. Ориентировалась на время и материю, материальное благополучие, обогащение. Теряя ощущение реальности присутствия Бога и духовного мира. Это наполнило западного человека, пребывающего в постоянном стрессе, беспокойством и жаждой спасения, в том числе в наркомании, сексе, возникновении сект. И в этом поиске себя и внутреннего равновесия многие обращаются к восточным религиям и философии, удивленные и привлеченные их таинственностью и глубиной. Отсюда, например, очередное, как и в конце XIXвека, пробуждение интереса к спиритизму.

– Но вашим черногорским принцессам, заразившим этим делом весь светский Петербург, удалось-таки вызвать определенных духов?

– В спиритизме – некий странный симбиоз античного и христианского гностицизма с восточным магизмом. Это магическое насилие над духовным миром… Широко распространено и так называемое движение трансцендентальной медитации, во главе которого стоял Махариши Махеш Йоги, дипломированный физик, мировой славе которого способствовала группа TheBeatles, считавшая его своим духовным учителем… Вы спрашиваете, что случилось с христоносной и духоносной Европой, что дети ее стали искать Духа и утешения и радости спасения в исполненной печалью и магизмом пантеистической Индии? Случилось вот что. Отпала она от Жизни, перестав исповедовать Христа как единственного Бога и Спасителя, и вновь вселился в нее легион…

Черногория

– Владыка, вот некоторые верующие у нас в России сетуют на то, что митрополит Амфилохий не хочет возвращать России десницу Иоанна Предтечи.

– Десница принадлежит всему христианскому миру. Султан воевал с иоаннитами, а потом в порядке жеста примирения передал им десницу Крестителя. Затем путь ее сложен: православный монастырь на Родосе, крестоносцы, угроза Мальте от Наполеона, передача десницы императору Павлу I. С войсками генерала Юденича она попала в Ревель, потом в Париж. Императрица-мать Мария Федоровна привозит ее в Данию, потом она перемещается в Берлин, откуда Русская зарубежная церковь передает ее королю Александру Карагеоргиевичу, и, наконец, она попадает в Черногорию – сначала в монастырь Острог, дабы уберечься там от фашистов, а затем в Цетиньский монастырь, где и хранится в настоящее время. Вы видите, какой длинный, бесконечный путь? Это говорит о том, что десница Иоанна Предтечи принадлежит всему христианскому миру. Более того, когда ковчег с десницею Иоанна Предтечи был в монастыре Острог, где покоятся святые мощи святителя Василия Острожского и на Косово в монастыре святого Стефана Дечанского, то вокруг них собирались мусульмане и молились: делали три поклона, читали специальную молитву. К нам же в Цетинье приезжают члены Мальтийского ордена, чтобы поклониться деснице, когда-то принадлежавшей им. Они тоже заявляют: она принадлежит Мальтийскому ордену, надо ее им вернуть. У нас уже многое отобрали, зачем же и это? Милости просим, приезжайте к нам, поклоняйтесь.

– Говорят, за последние пятнадцать лет вам удалось открыть чуть ли не полсотни новых монастырей.

– Да, с Божией помощью. Правда, насельников в них пока немного, но это не главное. Главное – дух настоящей евангельской веры. А в Черногории есть достопримечательности, сохранившиеся еще с евангельских времен. К примеру, храм Параскевы Пятницы в Будве располагается на месте древнего монастыря апостола Марка. В нашем цетиньском городском музее хранится Филермская икона Божией Матери, написанная, по преданию, самим апостолом Лукой.

– А как вы отнеслись к отделению Черногории от Сербии?

– Черногорцы вместе с сербами до последнего старались сохранить Югославию. Запад не мог понять: им, глупцам, предлагают деньги, валюту, а они готовы в условиях санкций даже голодать, но вместе с сербами… А вообще-то государство и Церковь имеют разные границы. Точнее, Церковь, по сути дела, безгранична – мы исповедуем единую святую соборную и апостольскую Церковь. Для нас в Черногории таковой является древняя Печская патриархия, куда входят церкви в Сербии, Черногории, Македонии, Хорватии, Словении. Начиная с XIII столетия существует у нас принцип: государства разные, а Церковь – одна. Тот же принцип сегодня действует в Российской Федерации и за ее границами, например на Украине. Будучи наследником и продолжателем дела митрополита Петра Петровича Негоша, я радею о сохранении единства Сербской православной церкви. Моя роль сегодня заключается в проведении принципа: Церковь существует вне границ различных государств. Мы уважаем кесаря, кто бы он ни был. Но Церковь имеет вселенскую миссию: она объединяет, а не разъединяет. Человеческие тщеславие и гордыня не могут подчинять Церковь своим личным интересам, Церковь служит Богу, а не гордости людской.

– О Косово не говорю, понимая, насколько это болезненный вопрос. В районе Улцина я обратил внимание на множество молодежи вокруг мечетей. К православию молодежь как привлечь, вот вопрос. У нас на Кавказе, в Осетии, после кровавых событий крещение принимать стало гораздо больше людей, в том числе молодых. Ужели кровопролитие – необходимое условие?

– Почему же не говорить по поводу Косово и Метохии? «В Божьи руки, все предаем в Божьи руки, – говорят сербы. – Значит, времена такие наступили, значит, мы этого заслужили, и будем все терпеть, как терпели наши предки». Есть предание начала ХХ столетия: «К попу из Урошевца пришли измученные гнетом сербы и говорят: “Отче, некоторые из наших говорят: уйдем в Сербию, другие – останемся. Что нам делать?” Отвечал им священник: “Терпите. Претерпевший до конца спасется”. – “Но сколько терпеть, скажи нам, отче? Три года? Пять лет?” – “Я сказал: в Священном Писании написано: претерпевший до конца спасется”. И послушали они его. И в 1912 году пришла сербская армия и освободила Косово. И сказали сербы: “Вот если бы мы не послушались нашего батюшку, потеряли бы все, что претерпели за пятьсот лет”»...

Знаете, православная Церковь обладает свойством, имеющим исключительно важное значение для воспитания молодежи. По самой природе своей она – Церковь мучеников. Сам Христос – свидетель верный, свидетель Истины – посылает в мир Своих последователей, чтобы они стали Его верными свидетелями до конца времен. Такими свидетелями стали Его апостолы, святые мученики и все святые. Одни свидетельствовали о Господе словом, делом и мученической кровью. Другие тем, что называется «мученичеством совести», бескровным мученичеством, то есть непрестанным духовным подвигом, терпением, борьбой со страстями, со всяким злом в себе и вокруг себя. Тех, кто свидетельствовал о Христе своей кровью, было множество во все времена. Но с уверенностью можно сказать, что ни одна эпоха не дала столько мучеников, как наше столетие. Миллионы православных христиан, закланных за Христа, по всей России, в Сербии – в Ясеновце, Глине (места концлагерей, в которых во время Второй мировой войны хорватами-усташами были замучены, живьем закопаны тысячи православных сербов. – С. М.), других местах пример и доказательство тому…

Черногория

– Те факты, никак сомнению не подлежащие, стали поводом для злопыхателей. Кое-кто уверяет, что за период с 1941-го по 1945 год югославские партизаны не уничтожили ни одного немецкого танка, не сбили ни одного немецкого самолета, не пустили под откос ни одного эшелона. Но при этом уверялось, что в борьбе с захватчиками югославское Сопротивление потеряло только убитыми чуть ли не два миллиона человек! А на самом деле большинство людей погибло в этнических конфликтах между сербами, хорватами, мусульманами…

– Ну, Бог им судья. Существуют непреложные документы, скажем, в окружном музее Херцег-Нови. Кстати, из 2280 руководящих должностей (от командира батальона до верховного штаба) за пределами Черногории 965 постов занимали черногорцы, хотя население страны составляло всего 2,4 процента от всего в Югославии. Да что говорить: только в середине XIXвека черногорцы по семь-десять раз в месяц сталкивались с турками, погибла и умерла от ран половина населения! Пистолеты за поясом носили все! Самым страшным наказанием для черногорца был запрет носить оружие или отнятие знака на шапке, обозначающее его чин! Да, существовала кровная месть – но как только появлялся враг внешний, все объединялись! Масса свидетельств героизма и во Вторую мировую! А в общем-то нельзя сказать, что мы всегда жили в окружении друзей и доброжелателей.

История свидетельствует, что православная Церковь была и есть гонимая Церковь. Как ни парадоксально, но это самое сильное доказательство того, что она – Церковь истинная, что ее действительно ведет и хранит непобедимая сила Духа Святого…

Фото автора

Опубликовано в журнале «Медведь» №124, 2008


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое