Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Колонки

Забытый Сталин. Колонка Бориса Минаева

Забытый Сталин. Колонка Бориса Минаева

Тэги:

Про Иосифа Виссарионовича Сталина в брежневском СССР практически забыли. Это не метафора, не преувеличение. Как сказала мне недавно одна женщина: «Вы в то время про Сталина где-то слышали, вы где-то его видели? Вот именно! И сравните с тем, что сейчас. Кругом он!»

Да, это правда. Никакого Сталина начиная с середины 50-х как бы не существовало. Вообще. Никто о нем не говорил и не думал. Его появление в двух-трех военных фильмах погоду не сделало. «Освобождение», «Блокада», «Тегеран-43». К 40-летию Победы его как бы «разрешили» показывать ради исторической справедливости. Везде в маршальском мундире, с трубкой, ходит гоголем вдоль рядов дрожащих от страха генералов с золотыми погонами. Но разрешенный Сталин даже в этих двух-трех фильмах изображался не как руководитель страны, вождь и учитель. Это фигура страха. Образ беды. Сравните с Лениным — как тогда изображался он. Вот Ленин был подлинной советской иконой. Сколько было ему посвящено книг, фильмов, стихов, песен. Сотни и тысячи. Только умиление, восхищение, огромная любовь, искренняя или показная. Ленин везде изображался именно как великий человек, самый добрый, самый мудрый и так далее. На этом фоне Сталин — сплошная фигура умолчания. Тень отца Гамлета. Призрак. И так продолжалось десятки лет после его смерти и до самой перестройки. Сорок лет почтиначиная с ХХ съезда КПСС, на котором был зачитан огромный обвинительный приговор!

Можно было бы предположить, что существовал некий подпольный, языческий, глубоко народный культ Сталина. Но и это не так.

Да, в электричках продавались эти самодельные фотопортреты, которые умельцы изготовляли в подпольных фотоателье вместе с открыточками «Люби меня, как я тебя!» и «Привет из Сочи!», делали такой бизнес; кто-то их вешал на лобовое стекло, всякие водители-дальнобойщики, ну такие мужиковские приколы, типа, выпить шесть кружек пива и пол-литра в один присест. Вот и все. Вся народная любовь.

Ни одной статьи, кроме ста осторожных газетных строк к его 100-летию в «Правде», ни одной книги, крошечная статья в энциклопедии и нечто невнятное в учебниках марксизма-ленинизма, в основном про культ личности, опять же без имени, без фамилии, из которых ничего было нельзя понять. Полное и тотальное молчание, которое никого не возмущало и не обижало. Как-то ветераны спокойно обходились без этого.

Сегодняшний якобы «советский» Сталин возник как реакция на распад СССР. Как символ протеста в 90-е годы. Как реакция на антисталинизм.

Как реакция на слом эпох, называемый перестройкой. На растущие цены. На безработицу.

Сталин 2.0 — придуман. Его появлению мы обязаны Зюганову, Проханову, Прилепину, Елизарову, Кургиняну и прочим великим людям нашего времени. Нашего — но не того. Ни один русский писатель (кроме них) за весь ХХ век не сказал о нем ни одного доброго слова.

Сакральный Сталин, святая святых народной исторической памяти — их рук дело.

Для меня вообще есть какое-то кощунство в том, что сегодня его имя связывают с победой, а его критику — с попыткой эту Победу дискредитировать, да еще и еврейский вопрос сюда приплетают

Никакого отношения к реальной народной памяти о войне Сталин никогда не имел. Ветераны, фронтовики, весь народ, вся партия прекрасно без него обходились. По умолчанию он был всеми признан преступником (и простыми людьми, и власть предержащими, и интеллигенцией, и рабочими), и хотя все его дела действительно прославлялись в учебниках (страшная коллективизация в том числе), но без его имени. Так молчат о дьяволе. На всякий случай. Это было, заметьте, при самой классической советской власти. Так что нет, никакой он не главнокомандующий и не творец победы — и в народной памяти, и в официальной советской, и в какой хотите. Иначе было бы как-то по-другому. Иначе были бы люди, которые требовали бы, кричали, страдали, плакали от такой несправедливости. Не страдали. Не кричали. И не плакали.

Для меня вообще есть какое-то кощунство в том, что сегодня его имя связывают с победой, а его критику — с попыткой эту Победу дискредитировать, да еще и еврейский вопрос сюда приплетают.

В любом Брайтоне и в любом Израиле 9 мая — святой день и будет таким навсегда. Просто иногда грамотные, непредвзятые люди хотят разобраться, почему и как все было. Можно ли было избежать войны, например? Или хотя бы как-то иначе в нее войти, без таких жутких потерь? Это что, преступный вопрос? Может, тогда и «Блокадную книгу» не переиздавать? Тоже оскорбляет нашу народную память?

Я не раз, будучи еще мальчиком, сидел за одним столом с людьми, пережившими войну, в 60-е и 70-е годы. С моими родителями, с их родственниками. Никогда они Сталина не вспоминали. Ни плохо, ни хорошо. Они вычеркнули его из своей памяти. Почему — я не могу до конца объяснить. В этом есть какая-то тайна. Но это случилось.

Изображать дело как-то иначе и есть преступление, а вернее, грех — против истины. Истина, конечно, со временем меняется. Я понимаю.

Но я лишь хотел сказать, что помню. Хорошо помню. И никогда не забуду.


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое