Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Колонки

Армянский дневник (Хачкары). Колонка Бориса Минаева

Армянский дневник (Хачкары). Колонка Бориса Минаева

Тэги:

Продолжаю рассказывать об Армении, о своих впечатлениях, о фестивале «Все едут в Ереван!». Словом, продолжаю армянский дневник…

 

2. Хачкары

– А вот это что все-таки такое? – спросил я Гаригина, когда мы уже покидали Эчмиадзин.

– Это хачкары, каменные кресты… – неторопливо ответил он. – Ну, так это переводится: каменный крест.

– А в честь чего они?

– А по-разному… Некоторые в память о каких-то событиях исторических. В память о людях – священниках, героях. Ну вот эти хачкары, которые ты тут видишь, вывезены из Нахичевани. В самый последний момент. Там их было около тысячи. Все были уничтожены.

Стало очень жарко.

Я внимательно посмотрел на «каменные кресты» из Нахичевани, выставленные на самом видном месте, вдоль аллеи, ведущей в главный кафедральный храм Армении, Эчмиадзин.

Здесь в Эчмиадзине, побывал хоть раз любой армянин. Каждый. Каждый таким образом видел это свидетельство варварства, страшной потери. Вообще мотив испытаний, потери, нового обретения жизни после такой жестокости, когда жить уже нельзя – для армянской культуры чуть ли не основной. Так мне показалось.

Здесь, в общем, не плачут по любому поводу. Но – все помнят.

Хачкары – это, конечно, не совсем кресты, перевод как бы не точен. Каменные распятия? Может быть… На самом деле, это скорее древние плиты из мягкого армянского камня, разной формы, на которых выбиты кроме креста, еще и целые тексты. Эти каменные буквы, бегущие строчка за строчкой, они почему-то меня поразили.

Может быть, потому, что я никогда не видел каменных книг. Видел разные – на коже, на бумаге, виртуальные на экране, видел микроскопические и циклопические – на каком-нибудь миллиметре, на кончике иглы, по-моему, видел на шелке, на дереве, вышитые тканью и нитками, с золотом и серебром.

Но каменные – нет. По сути дела, хачкары – это же листы одной огромной каменной книги. Листы, раскиданные по всей Армении, по всем ее точкам и монастырям. То есть вся страна, как одна книга.

Сколько им лет? Прочесть можно прямо на камне. Но даты будут не то, чтобы очень точными – целом можно сказать, что листам этим многие сотни лет, а некоторым – может быть, и около тысячи. Начали писать эту книгу очень давно. Я видел потом хачкары в разных местах – в Гегарде, знаменитом тем, что монастырь вырезан как бы прямо в скале, и там же, в скале, селились в кельях-пещерах древние монахи, о чем свидетельствуют хачкары, которые ведут в эти пещеры-кельи, и на Севане, где древние хачкары просто прислонены к стенам храма, и в Татеве…

Древние каменные плиты, на которых каменотесы выбили даты, имена, события, или просто орнаменты с каким-то простым искусством и потрясающим чутьем – никто не прячет в музеи, они стоят прямо под открытым небом, под дождем и снегом, они вписаны в пространство, как неотъемлемая его часть.

И это, конечно, поражает.

Поэтому и я на секунду остановился в Эчмиадзине и потрогал эти каменные плиты. Из тысячи хачкаров в Нахичевани остались десятки. Что с ними сделали? Ну, представить себе можно – разбивали молотками, расстреливали из стрелкового оружия, взрывали…

А что было бы с древними карабахскими храмами, пойди история другим путем?

Страшно себе представить. И не надо, наверное, даже представлять.

Вообще нация, пережившая геноцид, это особая статья. Таких наций на земле не так много, кстати. Евреи, армяне, кхмеры, несколько африканских племен. Русские. Украинцы. Или вот – американские индейцы, все без исключения индейские племена.

Многие народы просто исчезли…

Исчезли вместе со своими буквами, монетами, легендами, святыми и героями. Со своим языком.

Еще раз посмотрел на хачкары…

Каменные буквы вбирают в себя весь жар армянского лета. Медленно-медленно буквы стареют. От них отпадают мелкие частицы, крошки, буквально какие-то электроны. День за днем, годом за годом.

Жаль, что я не умею их прочесть. Достал телефон и сфотографировал.

Армения


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое