Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Стиль жизни /Путешествие/приключения

Бег на средние дистанции. Сан-Фермин

Бег на средние дистанции. Сан-Фермин

Тэги:

Затея была не из самых удачных. Поехать в Испанию в Памплону на праздник Сан-Фермин и пробежать там по улицам вместе с быками. Как бегал в начале прошлого века американский писатель Хемингуэй и потом десятки тысяч читателей его романа «Фиеста».

 

ГРЯЗНЫЙ ВТОРНИК

Мы приехали в Памплону во вторник 6 июля в одиннадцать утра. В двенадцать начиналось официальное открытие фиесты на площади перед мэрией. Мэр должен был произнести речь, затем выстрел ракеты, после чего, как значилось в официальных источниках, толпа должна начать петь, танцевать и пить шампанское…

Как пройти к памплонской мэрии – было понятно без карты. Люди, одетые во все белое, двигались только в одном направлении. По мере приближения к центру города этих самых людей в белом становилось все больше. Со стороны казалось, что они торопятся к какому-то большому общему столу, на котором с выпивкой и закуской не все в порядке. Люди несли в руках бутылки шампанского, фляги с вином, пластиковые банки кетчупа, пакеты с мукой и упаковки яиц. Мы пересекли огромную Plaza del Castillo. Здесь уже начали праздновать. На газонах сидели все те же люди в белом (других вокруг уже не было) и активно выпивали. По площади носились школьники и обливали друг друга кетчупом, горчицей, обсыпались мукой и разбивали друг другу о головы сырые яйца.

Кстати, именно на Plaza del Castillo в отеле La Perla останавливался Хемингуэй, когда посещал столицу Наварры. Сейчас его номер 207 выкуплен каким-то швейцарцем аж до 2040 года.

Писатель 7 раз приезжал на фиесту, бегал с быками и даже был свидетелем первого достоверно зафиксированного случая гибели человека во время прогона быков. Всего таких случаев было зафиксировано 13, последний в 1975 году.

Памплона

Площадь перед мэрией была заполнена людьми. В ожидании отцов города толпа ревела. В воздухе висели плотные алкогольные пары. Люди на площади обливали друг друга шампанским, красным вином и пивом. Над толпой перекатывалось больше десятка огромных надувных шаров и один склизкий от шампанского надувной чупа-чупс. Все это собрание периодически начинало прыгать на месте и скандировать: «Сан-Фермин», «Сан-Фермин», «Сан-Фермин»!

Мы устроились под балконом мэрии, оттуда все было лучше видно. Место «безопасное», что называется, для стариков и женщин. Рядом действительно стояло несколько добродушных дедушек в баскских беретах и пара степенных дам. Толпа в очередной раз хором заорала «Сан-Фермин»… Дедушки оживились, достали шампанское, оказалось, что перед каждым на мостовой стояло по ящику, и стали поливать направо и налево. Волосы у меня на голове очень скоро стали мокрыми, и шампанское струйками стекало по лицу и щипало глаза.

Поддерживая традиции, дедушки заставили меня выпить за Сан-Фермин из горла, и в этот момент одна из дам бухнула мне за шиворот целую бутылку шипучего. Дедушки решили, что так не по правилам, и облили даму шампанским с ног до головы…

Памплона

Ровно в двенадцать на балкон вышел мэр со свитой, чтобы сказать речь. Но сказать мэру не дали. В отцов города полетели винные пробки – десятки, сотни, тысячи пробок. В конце концов отцам пришлось скрыться. Выстрел сигнальной ракеты, и площадь забурлила фонтанами шампанского – праздник начался!

Из мэрии тем временем выходили духовые оркестры и под пение и шампанское удалялись в разные концы города. Мы двинулись тоже. Люди на улицах обливались вином и сыпали друг на друга муку. Из окон домов на них выплескивали целые ведра воды. Улицы буквально бурлили людьми и напитками.

Мостовую перед нами перегородили какие-то англичане. Они вывезли из супермаркета две тележки с яйцами и ожесточенно кидались ими. Яйца разбивались о стены домов, тела людей и мостовую. Мы решили не рисковать и свернули в переулок. Там оказался старинный фонтан. На него залезали перепачканные кетчупом и мукой люди и прыгали плашмя на толпу. Толпа их ловила, они снова залезали и снова прыгали. Бары работали, как в пятницу вечером: люди танцевали и пили, пили и танцевали…

Памплона

 

ЗАБЕГ

На следующий день в 7.00 мы уже были на Plaza del Castillo. Сегодня первый прогон быков. В 8.00 их выпустят из загона и они побегут 825 метров по улицам Памплоны до Plaza de Toros, места, где вечером их убьют на корриде. То есть быки идут на смерть. Люди, бегая вместе с быками, идут на риск. Хотя последний смертельный случай был 24 года назад, травм всегда много.

В этот первый день забега пострадает 8 человек. К счастью, не очень серьезно, а в шестой день забегов, 12 июля, бык весом 540 кг пять раз проткнет рогами ветерана фиесты Жульена Мадина из Сан-Себастьяна. Раны глубиной 20, 15, 10 и 5 см. Всего в этом году в больницы попало 56 человек, 16 из них были проколоты рогами.

Я иду с туристами, они пойдут на балкон смотреть на забег сверху, я останусь на улице. Среди туристов двое русских. «Ты, наверное, тренировался?» – спрашивают они. Я молчу. Потому что не тренировался, а даже наоборот. То есть хотел начать бегать по утрам и плавать в бассейне. А в результате две недели накануне отъезда в Памплону просидел на пляже на Майорке, пил вино литрами и килограммами ел хамон и паэлью.

Памплона

Гид дает мне последние наставления. Забег длится 2-3 минуты. Быков бежит 6 штук, с ними выпускают для усмирения четырех волов – это тоже быки, но побольше и не такие агрессивные.  Потом  вдогонку выпускают еще 4 волов. Они собирают быков, если те вдруг отстанут. Полную дистанцию перед быками никто не бежит – максимум 50 метров.

Запомни, чего делать тебе не надо! Я запоминаю. Не стой близко к загону. Когда быков выпускают, у них максимальная скорость – не убежишь. Второе: после первой трети, трасса делает поворот на 90 градусов. Когда бегут быки, быть там нельзя. Это тоже очень опасное место. Быков заносит, они падают, врезаются в ограждения. Весят они по 500-600 кг каждый, плюс волы по 800. Раздавят легко.

И последнее – не вбегай на арену. Перед ней трасса сужается, бывает куча мала, в нее часто врезаются быки.

После такой вводной я решил забежать в бар выпить водички. Когда я вернулся, трассу уже закрыли щитами и полицейские никого не пускали. Я носился вдоль трассы и тыркался в разные лазейки – нигде не пускали.

Памплона

В конце концов я выбежал к площади перед мэрией, где в рядах полиции и дежурных врачей образовалась небольшая брешь, и пролез под заграждениями. Толпа на площади была очень плотная. Там, где был я, стояли в основном американцы. У всех в руках газеты. Это неспроста, вспомнил я. В англоязычных путеводителях пишут: для того чтобы быков дезориентировать, надо бросить газету и тогда глупое животное бодает печатный орган, а не тебя…

Я стал оглядываться и понял, что загон, откуда через 15 минут должны были выпустить быков, очень близко. «Самое опасное место – самое большая скорость». Вспомнил я… Протиснуться вперед было невозможно. Толпа не двигалась с места, а только медленно колыхалась, как русские дружинники в фильме про Ледовое побоище в ожидании немецкой свиньи… Мы, собственно, ждали испанских быков. Без десяти восемь включили репродукторы и на четырех языках – испанском, английском, французском и немецком – всем собравшимся зачитали правила забега. «Быков нельзя хватать за рога», – читал диктор подчеркнуто ровным голосом, не прижиматься к углам, падать и лежать... Напряжение в толпе нарастало. Страх, видимо, охватил многих. Чтобы себя подбодрить, люди стали скандировать: «Сан-Фермин! Сан-Фермин!» – и немного успокоились. До спуска быков оставалось пять минут. Я представил, как это их выпустят и как они врежутся в толпу, как раз недалеко от того места, где стоял я… И стал внутренне готовиться к худшему. Но тут толпа задрожала и стала медленно продвигаться вперед. Темп ускорялся. На балконах люди кричали "ура!" и махали нам руками. Мы быстро достигли опасного поворота и замерли. «Здесь находиться нельзя – это самое опасное место», – вспомнил я гида. Оставалась одна минута до выстрела ракеты и начала забега. Толпа снова рванула вперед. Поворот мы прошли. И тут началось... Люди прыгали с мостовой на водосточные трубы, залезали на решетки окон, прижимались к стенам, пытались перелезть через ограждения, но полицейские не пускали их и гнали на улицу. Я отошел от опасного поворота метров на семьдесят и остановился. Здесь начинался более широкий участок улицы, а значит более безопасный.

Раздался выстрел. Выпустили. Улица была заполнена бегущими трусцой людьми – они пробегали мимо в сторону арены. Вдруг послышался отдаленный шум, который стремительно нарастал и наконец превратился в ураганный вой. То же происходило и с людьми, их бег трусцой превращался в панический галоп. Внешне это было похоже на приближение взрывной волны. Там, где-то в ее центре, были быки. Я побежал быстрее, быстрее, быстрее. Волна из прыгающих человечков догоняла и захлестнула. Кто-то ударил меня в спину, потом в бок... Люди разбегались в разные стороны. Я тоже прыгнул к стене и уперся, мимо с огромной скоростью пронеслись быки. Рядом в железные жалюзи, прикрывавшие витрину, спиной врезался какой-то худенький дедушка лет семидесяти. Явно француз. Его колотило от страха и он бился о железо – бум-бум-бум.

Памплона

Я решил, что впечатлений достаточно – надо уходить. Побежал в сторону арены, ища выход. То, что на арену не надо выходить, я помнил. Но вот сзади пошла вторая волна цунами – это гнали четырех волов. Деваться было некуда, я рванул вперед на арену, вбежал в ворота и еле успел отскочить в сторону. Волов прогнали через арену в загон.

Я отдышался и огляделся. Мы, человек пятьсот, были заперты на арене для боя быков. Вокруг трибуны, забитые до отказа зрителями. Все чего-то ждут. И вот на арену выпустили быка килограммов двести, на кончиках рогов специальные чехлы. Бык бегал по арене, врезался в толпу, поддевал людей на рога, перебрасывал через голову – в общем, бодал. Толпа ревела и провоцировала быка на действия. В стороне у ограждения стоял мужик лет пятидесяти, комплекцией и лицом очень похожий на писателя Хемингуэя. Стоял мирно и перед быком не бегал. Но бык сам выбрал его, подбежал, поддел рогами и бросил на землю. Толпа отвлекла зверя. Человек, похожий на Хемингуэя, поднялся, весь в песке, и с удовлетворенным видом перелез через ограждения.

Я решил, что теперь точно хватит, что вообще-то я здесь, чтобы статью написать, а не проверить работу испанских врачей. Я перелез через барьер. В это время на арену выпустили вола, чтобы он помог убрать быка в загон. Бык всегда следует за волом. Но вол стал вести себя агрессивно – бодался и даже серьезно придавил одного парня, который остался лежать на арене без движения, и его на руках отнесли к барьеру и передали врачам. Вол разбежался и перепрыгнул через барьер как раз в том месте, где только что стоял я . Он побежал по проходу между ограждениями и трибуной, Проход был забит людьми и они как пингвины из проруби выпрыгивали из этой ямы в верх. Тут сразу прибежали погонщики и увели вола в загон. Бык уходить не хотел и его затащили схватив за хвост и рога. Потом быков выпускали еще четыре раза…

Весь день я ходил под впечатлением от утреннего пробега, радовался, что все обошлось и зарекался от подобного в будующем. На следующее утро я проснулся с практически не преодолимым желанием бежать с быками снова. В конце концов, я сдержался, но жалею об этом до сих пор.

 

Опубликовано в журнале «Медведь» №81, 2005


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое