Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Интервью

АНОМАЛИЯ. Амалия Мордвинова

АНОМАЛИЯ. Амалия Мордвинова

Тэги:

ШАТЕНКА С БОЛЬШОЙ ГРУДЬЮ

– Как к тебе правильно, обращаться даже не знаю. Одно время ты была Амалия Мордвинова, потом Амалия Гольданская, потом Амалия&Амалия, потом вообще А.

– А как ко мне можно обращаться? Только Амалия. Я давно наигралась в ребрендинги и вернулась в исходную позицию. Фамилию оставила мамину – Мордвинова: теплую, родную, любимую.

– Не могу не спросить про «Танцы на льду». На коньки ты встала ради пиара?

– Все вместе: это и очень интересно, и конечно пиар, ну и деньги тоже. Участие в «Танцах на льду» – это возможность освоить что-то новое, потому что мы редко чему учимся в средние годы.

– Это потому что основной работы нет интересной?

– Более сногсшибательное предложение, чем «Танцы на льду», трудно себе представить. Я не думаю, чтобы кто-то из моих коллег отказался бы от такого предложения. Даже самая занятая-перезанятая, снимаемая-переснимаемая актриса Чулпан Хаматова участвует в «Ледниковом периоде». Это что-то да значит. Вот в проект «Телки дерутся» я бы не пошла – можно и нос сломать. Хотя на льду тоже можно. Коньки для меня сейчас и есть основная работа. Она же актерская – я играю фигуристку.

– Твоему сыну скоро два года. Как ты его воспитываешь, чтобы он стал настоящим мужчиной?

– А мне не надо его воспитывать. Мы гуляем, я говорю: «Ой, Гешенька, смотри какая бабочка!» Оборачиваюсь, а он стоит, держась за решетку чужого забора, и рассматривает «Феррари», а не бабочку. Он уже любит определенный женский типаж: стройных шатенок с большими сиськами. К нам как-то пришли друзья и среди них была девушка – как раз такая, как любит Геша. Он отдал ей все: конфеты, орешки, которые выхватил у папы из рук.

А потом, знаешь, как воспитывали мальчика в Древней Индии? Когда ему исполнялось пять лет, его отдавали гуру. А через десять лет приходила мама и говорила: «Сыночек, на следующей неделе у тебя свадьба, хочешь посмотреть на свою невесту?» – «Да нет, мамочка, ты же ее выбрала, значит, она умница и красавица. Конечно, я женюсь». Покой – это очень важно. И еще правила, которые дают семья, религия. Человеку тогда не надо делать лишних, ошибочных рывков.

– А чувства?

– Рай – под ногами матери. Поклонишься маме в ножки – увидишь рай. Он абсолютно там, стопудово. Главное, чтобы мама об этом знала. Если родители являются носителями традиций, то ребенок это чувствует и спокойно доверяет им свою судьбу. Для ребенка изначально родители – боги. Как иначе? То, что говорит мама – правильно. А с возрастом начинаются сомнения. Самое главное в периоды таких сомнений – родители должны иметь четкие ответы, а они у них будут, если их родители давали им четкие ответы. Я – за семейственность, даже за попытки знакомить детей в младенчестве, воспитывать их друг для друга.

– И что, ты уже начала поиски шатенки с большой грудью?

– У меня уже все подыскано. Голубоглазая шатенка – прелесть просто. Правда, сиськи у нас еще не выросли – нашей невесте год и шесть. Характер у нее довольно свободолюбивый, но мы работаем над этим. И потом, она абсолютно четко знает, как вести себя со мной. Когда она приходит к нам в гости, она больше всех мне улыбается и сразу же идет на ручки. Правильно делает – мама не обидит. Я очень хотела бы, чтобы так все и произошло, и чтобы моя дочь доверила мне выбор, за кого ей выходить замуж. Не ерепенилась, как дура, а послушала бы мамочку.

– Это тоталитаризм какой-то.

– Да! На сто процентов! Хотя я более лояльно отношусь к своим детям, чем мои родители, которые учили меня быть первой всегда и во всем. Я благодарна им за общеобразовательную базу и умение учиться, за списки литературы, которую обязательно нужно прочитать. У меня не было трудностей с подготовкой к экзаменам в институте. А сейчас сколько всего необходимо знать! Единственное, чего бы мне не хотелось, это чтобы дети были потребителями накопленного родителями. Это скучновато. Хотя… Их судьбы уже написаны и прописаны на небесах. Та красота игры, которую ведет с нами Творец, не поддается осознанию.

Амалия Мордвинова

 

МЕЖДУ ПАГОДОЙ И СИНАГОГОЙ

– Я слышала, ты увлеклась индуизмом, насколько это серьезно?

– Не только индуизмом. Но это не увлечение, это обращение к религии. Мне она нужна. Я принимаю правила многих религий, причем с большим удовольствием. Я даже ходила в чадре – мне очень понравилось. Я делала это в Индии, где мусульманок много, правда, не там, где я была. У меня появилась потребность закрыть лицо, не обмениваться взглядами. Женщина в чадре – это как улитка в домике.

– Ты сказала, что соблюдаешь правила разных религий. Что конкретно?

– Самодисциплину и аскезу, приятие правил. А заповеди везде одинаковы. Бог един, и все есть Бог.

– Как ты себя определяешь?

– Секундочку, сейчас учителю позвоню… Занято. Могу сказать, что я пока ученик.

– А куда ты ходишь молиться? В церковь, пагоду, мечеть или синагогу?

– Помню, на Новый год у меня было такое состояние, будто я лечу в пропасть. И тогда я пошла в синагогу в первый раз. Я не знала, к которому часу приходить, сидела и думала: что же делать? Смотрительница балкона, где сидят женщины, говорит мне: «Сейчас наш раввин спросит: “Кто ты и откуда?”». Вот познакомили меня с раввином, и я пошла к нему в семью праздновать Новый год. Это был главный раввин Москвы Пинхас Гольдшмидт. Я познакомилась с его женой Дарой, с их детьми. Когда пошла мыть руки, мне сказали: «Так нельзя, надо по-другому: сначала левая правую, потом правая левую». Ох! Они сначала попробовали заговорить со мной на английском, потом на французском, потом на иврите.

– Издевались?

– Нет, они просто знали все эти языки, и им все равно было, на каком со мной разговаривать. А мне нет. Очень образованные дети, очень религиозная семья. И жениться они будут тогда, когда надо, и детей рожать, и будут всю жизнь счастливы. Я по дурости стала спорить с раввином, говорила, что они не модно одеваются. Он ласково смотрел на меня, как на неразумное существо, слегка неадекватное, и говорил: «Да-да-да, все может быть». Потом я перестала спорить – приняла их правила.

– Я никак не пойму, как иудаизм у тебя совмещается с индуизмом?

– Как-то совмещается. Я соблюдаю кашрут, но не в посуде. Я не могу пользоваться кошерной посудой или постоянно носить с собой одноразовую. Не получается, у меня другой образ жизни. В субботу тоже не могу не работать. А у меня есть друзья, которые соблюдают все обряды, и когда я звоню им по телефону в пятницу вечером, они не берут трубку до вечера субботы. И вот когда я им рассказала, что индуизм – это далеко не язычество, меня поняли и не сказали «брысь отсюда!». Друзья принимают мои поиски. Может, я для них тоже нарою что-то интересненькое. Раньше у меня не было потребности молиться, а теперь она появилась. Я считаю это своим большим достижением последних лет.

– У тебя родители религиозные?

– Нет, мама совсем недавно покрестилась. И я ее поняла и приняла с большим удовольствием. Прекрасно, мамочка, ты опять права.

Амалия Мордвинова

 

ТАНТРИЧЕСКИЙ СЕКС

– Как я поняла, у тебя есть гуру?

– Есть, конечно. Я очень хотела найти добрый путь в жизни. Я не воспринимаю жизнь как борьбу. Я поиграть в борьбу немножко могу, так, для развлечения. Я же шут, я циркач – так что же?.. Моя профессия – веселить, развлекать, заставлять плакать и задумываться. Но теперь я еще знаю, что могу побуждать к добрым чувствам. Делиться радостью. Я не люблю спектакли про болезни, когда все в конце умерли! Не могу я это играть категорически.

– Ты знаешь какие-нибудь мантры? Пользуешься ими при необходимости?

– Конечно, они ж действенны. Автомобильные пробки я разгоняю Гаятрой – это самая первая мантра, которая была на земле. (Амалия говорит на санскрите.) Каждая молитва заканчивается просьбой о покое – шанти! Не неси меня, тройка, никуда, пожалуйста! Сядь, поешь овса.

– Одна моя подруга занималась йогой и рассказывала что-то про бесконтактное общение с учителем и про циркуляцию энергии внутри тела.

– Это тантра-йога. Белая тантра. Есть специальные тантра-фестивали, где собираются йоги. Но там надо быть физически хорошо подготовленным, потому что некоторые саны – занятия – длятся, например, час. Надо сидеть в одной позиции и произносить одну и ту же мантру.

– Ты испытывала это на себе?

–  Да. Энергия движется по кругу. Она в зависимости от чакры заставляет нас по-разному чувствовать. Ты испытываешь непрерывное удовольствие. Оргазм может быть не в одном месте, он может охватывать весь организм. Такие фестивали проходят каждый год во Франции. Их проводят кундалини-йоги. Можно ездить, но вначале надо подготовиться. Главное – найти покой, он внутри.

 

Фото: Miguel

 

Опубликовано в журнале «Медведь» №115, 2007


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое