Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество /Репортаж

Знаешь, я могла погибнуть. Как дозвониться в Крымск

Знаешь, я могла погибнуть. Как дозвониться в Крымск

Тэги:

В Крымске я был несколько раз. Точно не помню. Раза три, а может, пять. Там живут родители и сестры моей бывшей… даже не знаю, как правильнее сказать. В сорок лет смешно называть бывшей девушкой женщину, с которой прожил восемь лет. Но и бывшей женой назвать неправильно — расписаны мы не были. Три года назад расстались, но, как говорится, остались друзьями. Она вышла замуж, переехала в Петербург, родила сына. Но мы продолжали иногда перезваниваться. Не часто. Раз в несколько месяцев…

Крымск город в основном одно- и двухэтажный. Асфальтирован только самый центр. Большая часть города — это то, что называется «частный сектор». Грунтовые дороги. Участки с огородиками и садиками. Заборы где металлические, а где и из крашеного штакетника. У тех, кто сумел устроиться в новые времена, дома из кирпича, а кому-то от дедов и бабок достались в наследство саманные и глинобитные жилища. Пол часто вровень с землей.

Крымск, как многие казачьи поселения, стоит на реке. Река называется Адагум. Обычно в ней, как говорят на Кубани, воды — горобцу по яйца. «Горобец», если кто не знает, южнорусское название воробья. Но я с первой своей поездки заметил, что берега у Адагумки довольно высокие — значит, весной и осенью здесь бурное течение. Я вырос на берегу Кубани, реки широкой, но даже на ней весной такое течение, что может унести взрослого мужика.

Десять лет назад Крымск уже заливало. По такой же примерно схеме, но в гораздо меньших масштабах. Тоже в разгар жаркого лета. Жертв было мало, но все же были. В основном же к кому-то в огород от соседей приплыл стол или шкаф, у кого-то погибли куры… Связи с городом не было. В то время я оказался в Краснодаре, она — в Москве. Она волновалась, попросила меня съездить в Крымск, узнать не случилось ли чего с ее близкими. Съездил. Убедился, что все живы-здоровы. У ее родителей дом с высоким крыльцом — ступенек пять, наверное, а то и больше. Тогда вода не добралась до жизненно важных помещений. Но двор был весь покрыт толстым слоем отвратительного рыжего глинистого ила, в подвале стояла тухлая вода. Предстояли серьезные работы по уборке. А у соседей было и того хуже — я видел рухнувшие заборы, разрушенные сараи и даже дома. Но больше всего запомнился ил, ил, ил: на улицах, во дворах, на всем.

Крымск

На побережье Кавказа такие случаи не редкость. В горах идет дождь, потоки по руслам рек сходят к морю. Помню, как в детстве попал в подобную ситуацию в Адлере. Мы проснулись ночью от шума воды и увидели, что вокруг ножек панцирных кроватей бурлят потоки. Воды на полу домика, который мы снимали с семьей, было чуть ниже колена. Уплыли вьетнамки. Намокла моя любимая книга Джеральда Даррелла. Но это была единственная жертва наводнения — наутро вода ушла.

…На лето она с ребенком поехала в Крымск. А я — в Подмосковье на дачу к другу. Телевизор мы не смотрели — выпивали, жарили шашлык. Ближе к полудню второго дня я позвонил своей тетке, она и сказала: «По телевизору передали, что Крымск затопило». Особенно не волновался, но решил позвонить. Ожидал услышать рассказ о соседском шкафе, протаранившем забор, или уплывших тапочках…

Она была недоступна. В Москве, если «абонент недоступен» – наверное, в метро. А тут это повод для беспокойства. Позвонил отцу в Краснодар – узнал, что весь вчерашний день шли невероятные ливни.

Чуть позже снова набрал ее. Недоступна. Был уже повод для паники. Значит, в городе не работает мобильная связь. Это уже серьезно. Покопался в записной книжке мобильника – когда-то я звонил ее младшей сестре, телефон мог сохраниться, мог не поменяться за те годы, что я не звонил. А сестра вышла замуж за парня из Анапы, может, там есть связь…

Крымск

Сестра ответила.

— Что у вас случилось? По телевизору сказали…

— Наши живы, но всю ночь просидели на чердаке.

— Так много было воды?

— Доходила до люстры…

Только тут я понял, что произошло.

На Кубани ложатся рано — часов в десять-одиннадцать вечера многие уже спят. Они тоже уже дремали, когда позвонили и сказали, что вода заливает Нижнюю Баканку и может дойти до Крымска. Нижняя Баканка — маленький поселок рядом с Крымском. Отец решил отогнать машину на возвышенное место, мало ли что… И уже не смог вернуться — бурные потоки отрезали его от города. О том, что опасность может грозить и людям, тогда еще не думали. Но события разворачивались очень быстро.

Она оставалась дома с мамой и двумя детьми — сыном и племянником. Подняла панику, такой уж у нее характер. Мама принялась успокаивать: «Ложись спать. К утру все пройдет». Ведь однажды было то же самое и прошло! Но она не унималась: «Надо лезть на чердак». «Ну куда я полезу? — противилась мама. — Стара я. Ноги болят. Если затопит полкомнаты, я пересижу на диване». Но она придвинула к чердачному люку стол, на него взгромоздила что-то еще и чуть не силком заставила маму подняться наверх; подняли и детей. И тут вода резко подскочила. Многие потом говорили о семиметровой волне грязной воды, ворвавшейся в город.

Крымск

Стол унесло, и они оказались в ловушке — прямо под ними бурлила вода. Так они просидели всю ночь. В пижамах и ночных рубашках. В темноте, без еды и питья. Мимо проплывали лодки МЧС, но не обращали на них внимания. Дети плакали; к утру у нее, по-видимому, случилась истерика — она стала кричать проплывающим по своим делам спасателям, что здесь дети. Тогда лодка причалила к их крыше. Грузились в спешке — искать в темноте чердака сумку с документами и телефоном не было времени. О мародерах не думали. Лишь бы спастись, лишь бы спасти детей…

Я потом снова звонил ей. Полдня она была недоступна. Потом сигнал стал проходить, но трубку не поднимали. Я снова позвонил сестре и узнал, что мобильный остался на чердаке, а они уже в безопасности, в двухэтажном доме средней сестры — там затопило только первый этаж…

Я набирал еще много раз, но трубку не поднимали.

Уже ночью, обнаружив мои звонки, она позвонила сама.

— Знаешь, я могла погибнуть, — сказала она тихо. Рядом спали дети.

В доме жить больше нельзя — до потолка все в грязи, мебель размокла, бытовая техника пропала. Так же тихо она рассказывала, что с их улицы уехал «КамАЗ», полный трупов. В морге Крымска не хватает места — мертвых возят в Анапу. Знакомый парень участвовал в разборе завалов и обнаружил труп: мужчина был полностью одет и обут, в карманах — документы, деньги, мобильный. Видимо, он аккуратно собрался, но выйти из дома не успел…

Вовремя они залезли на чердак. Хорошо, что не стали мешкать, не стали переодеваться и собираться. Потом, уже при свете дня, шли через весь город в ночных рубашках…

У них большая и небедная семья. Каково же пришлось совсем бедным? А таких там большинство…

Потом заплакали дети, она попрощалась и отключилась.

Крымск

 

Фото МЧС и МВД


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое