Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Интервью /Зона вылета

Анатолий Чубайс. Европейский дефолт потрясет Россию

Анатолий Чубайс. Европейский дефолт потрясет Россию

Тэги:

Наш обозреватель Игорь Свинаренко  иногда встречается с Анатолием Борисовичем Чубайсом, чтобы обсудить с ним кое-какие вопросы современной истории (о чем вы узнаете в свое время). Но попадаются под руку и темы более горячие, так сказать, совсем современные. Так, например, еще осенью они заспорили на тему стабильности и нестабильности в России (см. здесь), затем немного поговорили о том, на какой стадии у нас сейчас находится строительство свободного во всех смыслах общества (см. здесь). И вот наконец, дошла очередь и до экономики. Первую часть этой беседы – о том, почему Гайдар препятствовал возвышению французского социалиста Стросс-Кана, вы уже читали. Теперь – вторая. Чем нам грозит европейский дефолт?

 

Анатолий Борисович! Я так люблю спрашивать вас про умное, ей-богу. Кроме вас, такого больше никто не скажет. Чё-то бубнят, терминами кидаются, а вы всегда — ясно, понятно, доходчиво. Я вот давно хотел спросить: а что у нас так носятся с реформой МВФ? Кому интересно?

— Вы считаете, что реформа МВФ не стоит особого внимания? Да в руках фонда находится судьба евро, Европы, да чуть ли не судьба человечества!

Ну что такое судьба евро с Европой? Может, нам вообще было бы выгодно развалить Евросоюз?

— Вам, может, и выгодно, а России нет. Потому что Европа — это 52 процента российской внешней торговли. Любые европейские потрясения — это чудовищный удар по российской экономике.

И все-таки, если б они развалились, как Советский Союз, неужели мы не получили бы от этого выгоды?

— Слышали про такое явление — реструктуризационный кризис?

Ну да. Кажется.

— Так вот в случае развала евро и соответственно Евросоюза как раз и случится этот кризис: разрушатся хозяйственные связи, уменьшится объем производства, сократится объем потребления газа и нефти, как следствие, снизится на них цена, а в итоге произойдет падение нашего экспорта и доходов российского бюджета.

Допустим. И тогда наконец мы слезем с нефтяной иглы, перестанем быть сырьевым придатком. Но сейчас не об этом. Вы действительно считаете, что Россия со своими дополнительными голосами сможет решить судьбу Европы, когда та начнет сыпаться? Насколько велико наше влияние? Так-то кажется, что мы там вообще не при делах. Где мы — и где Европа!

— Сейчас ситуация такова, что если бы вы задали этот вопрос президенту США и он отвечал бы вам честно, то он вынужден был бы сказать, что этот вопрос выше уровня его компетенции. Экономика Соединенных Штатов в двенадцать раз больше экономики России, однако возможностей для спасения Европы у них все равно недостаточно. Иными словами, на земном шаре их нет…

…а другого у нас нет.

—…сегодня ни одна страна не в силах в одиночку решить задачу, которую Свинаренко между делом поставил: «Что, ребята, будем спасать Европу или ну ее к черту?»

Я просто цинично спросил, что нам выгодней. И все-таки, насколько в наших силах спасти Европу? Если б мы захотели?

— Речь как раз о том, что не в наших силах. Но вместе с тем от реакции мирового сообщества на европейские события сильно зависит то, что там будет происходить. Ну а кроме европейских и всемирных проблем давайте не забывать о нашей стране. Да, макроэкономическая ситуация у нас пока устойчива. А если в Греции случится дефолт, что вполне реально? Он неизбежно ударит по всей зоне евро, а значит — автоматически — и по России. В этом случае кроме высоковероятного падения мировых цен на нефть можно ожидать, как это было в кризис 2008 года, еще и масштабного оттока капитала из России. Такой двойной удар для нашей экономики может оказаться критичным. Куда пойдем за поддержкой, если наши резервные фонды исчерпаются? Да туда же — в МВФ. Означает ли это, что, если бы Егор [Гайдар в свое время] не добился увеличения числа голосов России в МВФ, это было бы невозможно? Наверное, нет. На глобальном уровне черно-белые связи не работают. Но означает ли это, что Егор добился усиления влияния России на решение важнейших для нас вопросов в МВФ? Ответ — да.

Вы не понимаете, что цена на бензин, а также на колбасу, а также инфляция в России, а также еще сотня факторов, которые на нее влияют, сильно зависят от того, что будет происходить в Европе

Но практически где ж наше влияние на вытаскивание Европы из кризиса?

— Ну, конечно же, я с вашей позицией не согласен. Для вас «практически вытащить» означает уменьшение цены на бензин на пять рублей, а увеличение количества голосов в МВФ для вас вещь абстрактная, очень далекая от нашей жизни. Только вы не понимаете, что цена на бензин, а также на колбасу, а также инфляция в России, а также еще сотня факторов, которые на нее влияют, сильно зависят от того, что будет происходить в Европе. Скажете, это далеко и нас не касается? Неправильно, не согласен с этим.

Это сложно. Я потом осмыслю. Может, пойму. Мои читатели не экономисты, они более приземленные. Попроще. А людям вашего уровня, как вы понимаете, нужны другие тексты. Вряд ли я смогу вас учить чему-то.

— Сложной проблемы, которую невозможно было бы объяснить просто, не существует!

Вы говорите, меня волнует мелкое: изменение цены на бензин на пять рублей. И, что бы ни происходило, как бы ни менялись цены на нефть или отношение к Америке и прочее, мне кажется, обыватели уже отчаялись увидеть связь между успехами в большой экономике и своей жизнью. Раньше экономисты — не как вы, попроще — хвастались, что мы занимаем первое место по выплавке чугуна на душу населения, типа, радуйтесь и скажите спасибо, чего вам еще надо. Казенная экономика живет своей жизнью, а пипл — другой, отдельной. Появились деньги от налогов на нефть — и? Кто-то как всегда их распилил, а нам-то что? Даже я не вижу связи, будучи не самым безнадежным клиентом… Иные экономисты говорят про Стабфонд: если его перевести на строительство дорог, все равно ничего не построят — как обычно разворуют. Так деньги лежат целые, а ну кризис еще какой — может, пригодятся. Или обесценятся. У меня — иногда — создается впечатление, что вопрос роста экономики волнует лишь акционеров «Газпрома» да еще каких-то топ-менеджеров, а широкой публике неинтересен. Все равно цены растут, инфляция тоже, по-любому, не по казенным отчетам, а по жизни. Какие волнения с прыжками нефтяных цен! Вверх-вниз! А бензин упорно дорожает, и всё тут, как и другие товары. За последних два, что ли, года нефть подорожала на 40 процентов, а доходы населения, по данным Госкомстата, якобы выросли ажно на 0,8 процента, чего никто не заметил. Ну миллиардеров в стране стало больше, да, однако всё так же привычно Хаматова собирает деньги на лечение детей, словно цыганка в подземном переходе с куклой.

Вот такой у меня длинный путаный вопрос к вам. Ну вы поняли про что. Можно сколько угодно спасти денег для страны, для Европы, для Вселенной, а все равно их украдут чиновники. Простые граждане ничего не заметят.

— Вы ждете, что я вам буду возражать? Что ж, попробую! Хотя логика, что всё украдут и всё распилят, совершенно бронебойная, я даже спорить не берусь…

Ну я немножко утрирую, не все же 100 процентов украдут. Что-то, да останется. Вряд ли у нас расхищается больше четверти ВВП, если честно…

P.S. ...И он ничего не сказал. Предупреждал же (кто внимательно читал, тот заметил), что спорить не будет. Вот и не стал.

Предыдущее интервью с Анатолием Чубайсом читайте здесь 

Фото: Митя Алешковский


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое