Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Обзоры /Дежурный ревизор

ОТКРЫТЫЙ ФЕСТИВАЛЬ АНИМАЦИИ в Суздале № 18. Арт-хаус на сдачу

ОТКРЫТЫЙ ФЕСТИВАЛЬ АНИМАЦИИ в Суздале № 18. Арт-хаус на сдачу

Тэги:

Цифра 18 в логотипе Открытого российского фестиваля анимационного кино в Суздале указывает на некую уже историю – как фестиваля, так и собственно отрасли. Любой фестиваль начинается как авторский парад-алле, однако по мере развития обрастает именно отраслевыми, индустриальными проблемами. В этих придонных слоях, как глубоководная рыба, обитает и всегда обитало так называемое «большое» кино. (В СССР рыночный произвол успешным, хотя и не совсем естественным, образом заменялся идеологическим.) Анимация вписалась в индустриальный поток сравнительно недавно. Можно даже сказать точно – аккурат накануне миллениума. В конце 1999-го, самый дальновидный и продвинутый российский продюсер Сергей Сельянов вложился (на паритете) с коллегой Александром Боярским в мультстудию «Мельница» (Спб). Заказной телесериал «Приключения в Изумрудном городе» был как бы стартовым капиталом, после которого Сельянов и Боярский очень плотно взялись за «анимационную промышленность» в России. Один за другим со стапелей студии сходили полнометражные мультфильмы. Прокатом занимался сам Сельянов – как хозяин прокатной организации «Наше кино».  

2004 – «Алеша Попович и Тугарин Змей», начало «богатырской саги». Бюджет $ 2,4 млн. Сборы около $2 млн.

2006 – «Добрыня Никитич и Змей Горыныч». При бюджете $3 млн вышли на ноль.

2007 – «Илья Муромец и Соловей-Разбойник». Бюджет $ 3,5 млн, сборы – $10 млн. Но прибыли отдельной студии еще не делают погоды в национальной индустрии. Показы всей отечественной анимации составили в это время около трети кассы одного «Шрека».

фестиваль анимации в Суздале

«Иван царевич и Серый Волк», 80 мин., В. Торопчин, 2011 г.

За пять лет на этом поле многое изменилось. Но даже сейчас говорить о какой-то «квоте» Голливуда в российском мультпрокате – все равно, что устанавливать квоту для гастарбайтеров на стройках России. Строительство остановится. Из 160 полнометражных мультфильмов на наши экраны вышло 25 отечественных. Только в 2010-м году («Три богатыря и Шемаханская царица») прокатчики стали отдавать под анимацию вечерние сеансы. Переломил ситуацию «Иван Царевич и Серый Волк» (2011), ставший в 2012 году лидером проката среди ВСЕХ российских фильмов. В России и странах СНГ очередная франшиза  собрала $29 млн при бюджете $7,5 млн. Прибыль студии составила $4,5 млн. До тех пор «Мельница» производила лишь рисованную 2D-анимацию, в 2011-м началась работа над первым полнометражным 3D-фильмом «Урфин Джюс и его деревянные солдаты». Студия осваивает новые дорогие технологии.

В меньших масштабах, но ровно тот же десант в зрительское, кассовое кино совершается вот буквально у нас на глазах, в последние два-три года на десятках анимационных студий Москвы, Петербурга, Екатеринбурга. Анимация уверенно занимает то место, которое давно отведено ей в мире – место индустрии, промышленности. Процесс это неизбежный и современный, но знатоки и ценители жанра наблюдают за ним не без грусти. Ни к одной отрасли так впрямую не относятся строчки Игоря Иртеньева: «Промышленность не может быть тяжелой, ей надлежит быть легкой и веселой»…      

фестиваль анимации в Суздале

«Бессметрный», 13 мин. 56 сек., М. Алдашин, 2012 г.

Хотя в мировой полнометражной анимации, в том числе и 3D, полно  шедевров, наши умные продюсеры полного метра не гонятся за большим искусством. Динамичный сюжет, забавные герои, лихие диалоги – как «хороший дом, хорошая жена» – что еще нужно, чтобы встретить зрителя? Концепция такова: будем зарабатывать на франшизах, а на сдачу делать арт-хаус. Это, конечно, очень и очень неглупо. Но вот с художниками что-то стало, воля ваша, происходить. Режиссура на скорую руку, грубоватый мультипликат, простейшие художественные средства… Это как в школе – долдонят тебе с 6-го класса про образ лишнего человека, а потом прочтешь Х главу – и будто по-китайски.

Вот как раз на фестивале в Суздале как раз такое кино – буквально китайское, то есть сделанное на китайском материале, в технике китайской живописи совместно с китайскими аниматорами – фильм свердловчанина Дмитрия Геллера «Маленький пруд у подножия великой стены» (6 минут 50 секунд), чистый и загадочный иероглиф творчества, сделанный, как любит говорить Норштейн, «в два удара кисти»  – не получил вообще ничего. Его не поняли и не приняли – ни жюри, ни зрители, при том, что все они – специалисты. Даже в профессиональном рейтинге – 18-е место, 25 голосов из 500…

фестиваль анимации в Суздале

«Смешарики. Начало», 87 мин., Д. Чернов 2011 г

Публика, если и влияет на автора – то опосредованно, рублем. Вовсе не каждый автор диктату рубля подчиняется, прогибается под него и в результате мутирует. А вот автор влияет на публику совершенно непосредственно. Пипл всегда хотел пищи простой и сытной. И если автор день за днем, год за годом будет накрывать ему именно такую поляну, пипл будет не только хавать, но и требовать именно такого рациона. Тотальная Сердючка рождает тотального троглодита. Я, боже упаси, не сравниваю. Анимация, какой бы коммерческой ни была, всегда содержит элемент искусства. На Суздальском фестивале есть даже такой приз «Фортуна» – присуждаемый путем жребия, с формулировкой «каждая попытка выразить себя на анимационном языке достойна поощрения». К общему ликованию на этот раз «Фортуну» вытащил обладатель Гран-при,  Михаил Алдашин – за фильм «Бессмертный». Кино мастерское, внятное, выверенное, с хорошей и даже высокой идеей ценности одной лишь конечной жизни, с гениальной озвучкой в исполнении Юлии Рутберг… Да, крепкое кино. Даже слишком. Но слишком крепкое кино – как чересчур крепкое вино. В нем и сладость, и хмель, и иллюзия постижения каких-то тайн. Только вот самой тайны – почему-то нет. Такие странные издержки мастерства. Я понимаю, почему Юрий Норштейн заставляет свою жену и художника-постановщика Франческу Ярбусову брать карандаш в левую руку, когда ее виртуозность зашкаливает. Дрожь озарения, детские прорывы несовершенства. Раньше в Суздале был такой приз – «Прорыв». Сейчас его упразднили. Хотелось бы верить, что временно.

И богатырская франшиза, и «Снежная королева», и даже «Смешарики» – вполне крепкие в ремесленном отношении продукты. Но – и только. В Суздале полнометражные фильмы даже оценивались в отдельном конкурсе. Впервые как бы официально признано, что коммерческий полный метр не вписывается в критерии анимационного искусства. И лучшим среди этих «блокбастеров» стал, кто бы сомневался, самый кассовый – «Иван царевич и Серый Волк» (режиссер Владимир Торопчин).

фестиваль анимации в Суздале

«Снежная королева», 80 мин., М. Свешников, В. Барбэ, 2012 г.

 «Мельница» Сельянова и Боярского сегодня крупнейший мейджор в индустрии анимационного кино. Для сравнения – среднего масштаба студия «Анимос» Тенгиза Семенова и Натальи Орловой только что закончила полный метр «Возвращение Буратино», пять лет исхитряясь тонким слоем мазать на этот бутерброд 25 миллионов рублей. Госсредства на анимацию  распределяются точно по той же схеме, что и на большое кино. Мейджору («Мельнице» – или «Три Т») достается львиная доля, что осталось – прочим. А этих «прочих» по России – под сотню. Причем это распределение касается только полнометражных проектов. Свои 70 % Кинофонд отдает исключительно коммерческому кино. 30 % продюсеры вытрясают из спонсоров. А короткий метр, то есть собственно авторское кино, арт-анимация, которая и составляла все сто лет существования славу российской мультипликации, существует на крохи Минкульта (что особенно актуально при его нынешнем химическом составе) плюс опять же спонсоры. Редкая птица, чей размах крыльев от 2 до 13 минут, дотянет до 4 миллионов рублей. И далеко не все проекты пробиваются через Сиваш Кинофонда и Минкульта. В этом году в защиту новых проектов фестиваль учинил такую небывалую здесь гуманитарную затею – Питчинг. Немедленно перекрещенное в Птичинг, мероприятие сразу обрело ясность. К кормушке слетаются разнообразные таланты, и жюри, рассмотрев их идеи, решает, кому сколько отсыпать. Здесь расцветают все цветы – и авторские, в том числе дебютные, и коммерческие. Из 4-х лидеров Питчинга на финансирование претендуют проекты двух сериалов, одного полнометражного фильма и лишь одна заявка короткого авторского фильма…

Я буду за него болеть. Вернее, за нее – студентку по имени Евгения Жиркова и ее первый самостоятельный мультфильм «Жирная-жирная».           


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое