Ваш отзыв

Комментарий


Закрыть


Тексты / Общество

Великий патриот. Колонка Альфреда Коха

Великий патриот. Колонка Альфреда Коха

Тэги:

Однажды в одной семье родился мальчик. Его назвали Петя. Он был младший сын, и у него были два брата - Федор и Иван, и сестра Софья. Отец его, Алексей Михайлович, работал царем и, соответственно, был окружен почетом, уважением, страхом, властью и богатством. Когда он умер, на его место встал старший брат Федор, а когда и он помер, то короновали сразу двоих - Ивана и Петра, а Софью приставили к ним регентшей.

 

Иван был слабый, придурковатый пентюх, а Петруша - ловкий и смышленый малый, полностью увлеченный своими детскими забавами - корабликами, солдатиками… Мало-помалу Петя начал выпивать, курить и гулять по девочкам. Софья смотрела на это сквозь пальцы: ей было некогда, она вела войну с крымским ханом, с турками, пыталась наладить отношения с Европой.

Когда Петр подрос, его женили, и у него родился сын Алексей. Все шло своим чередом, вроде как у людей, но потихоньку стали замечать, что младшенький-то, Петя, припадочный! Ни с того ни с сего разорется по пустяку, полезет драться. Его успокаивать - а он уже остановиться не может. Кричит, пена изо рта, глаза закатываются… Бывало, что и прибьет кого-нибудь насмерть. Палкой или камнем. Благо детина вырос здоровенный. Такой длинный, жилистый - как баскетболист. Злой - как собака.

Софья частенько думала: что же делать? Баба царем быть не может, а вот так вот все бросить на Ваньку-дурака да на Петьку-упыря тоже неправильно… И задумала она жениться. Тем паче мужичка она себе присмотрела - любо-дорого! Князь, образованный, на всех европейских языках говорит да еще по-татарски понимает, волевой, красавец, в польском платье ходит, венгерское пьет. А фамилия какая - Голицын! Родовитый… Да и люб он ей. Женюсь, короную его, а с младшенькими как-нибудь потом разберусь. Да и не мое уже это будет дело. Мужчинское.

Петя как узнал про эти ее планы, так сразу взбесился. Взбаламутил часть войска, похватал ее людей и начал пытать: что да как? Какие только изуверства не придумал. Сам людей пытал! На дыбе, каленым железом, клещами жилы рвал. Всех хватал без разбору. Народ-то придворный уж на что привычный к самодурству и жестокости, но и тот оробел: такого садизма со времен Иоанна Грозного не помнили. Кое-кто из-под кнута и раскаленных шомполов и наговорил на себя и царевну лишнего. Тут Петруша окончательно взбеленился - начал головы рубить. Другой раз и сам подскочит к плахе, хрясь - и покатилась голова. А как увидит кровь - так глаза закатывает, пена изо рта и хохочет. Жуть. Люди в обморок падали, руки на себя от страху накладывали. Так-то.

После Петя сам начал править. Голицына - в ссылку, сестрицу - в монастырь, братика Иванушку - к чертям собачьим, в деревню (и носа не кажи, а то удавлю, понял?). Сев на трон, Петруша взялся веселиться. Это значит каждый день, много недель и месяцев подряд пить с утра до ночи в компании своих подручных алкашей. Допивались до умопомрачения. До белой горячки, до изумления. Потом вскакивали, гоняли по ночным московским улицам, давили людей, скотину, поджигали дома, насиловали невинных девушек, на глазах мужей - жен, а после на глазах жен - мужей… Словом, веселились.

Потом взялись воевать с турками. Пошли на Азов. Встали в осаду большим войском. Крепостица Азов была - без слез не взглянешь. Осаждали почти год, народу побили - тьма. Опять же цинга, тиф, холера. Разграбили все деревни от Москвы через Воронеж на юг - армию кормили. Вырубили половину лесов по южному берегу Оки - флот строили. Струги весельные, парусные насады. Они все под Азовом и сгнили на следующий год. Крепость взяли, но не удержали - отдали. Зато позабавились не на шутку. Пили до обморока. Пьяными стреляли из пушек, стрельцов да казаков на штурм отправляли, потом похмельно-пьяными глазами смотрели, как везут обратно их обезображенные тела - без рук, ног, мозги на земле, кишки наружу…

Следом - другая блажь. Решил сделать из России Голландию. Петенька давно повадился ходить на Кукуй - немецкую слободу в Москве, где жили иноземцы, по большей части купцы из Европы. На Кукуе не было ни матери, ни «дядек», все пытались услужить, никто не лез со скучными внушениями про Бога, «правильное» поведение и царское «благолепие». Там он бухал вволю, там испуганные немки с готовностью задирали подол для утехи его царского величества, там жила Анна Монс - циничная немка, легко разводившая запойного царька на бабки.

Там, на Кукуе, жил лепший кореш - Франц Лефорт, неунывающий аферист, зело приспособленный хоть для пьянки, хоть для драки, хоть для безумных прожектов типа войны с турками. Лефорт много рассказывал дикому людоеду, как весело и хорошо жить в Европе. Так смачно рассказывал, что царь однажды вскочил, закрутился вокруг себя, начал кричать, и вот решено - все едут в Голландию. Зачем? - Учиться. - А чему учиться-то? - А всему! - А чему - всему-то? - Заткнись, скотина, а то удавлю. Собственными руками! Сказано тебе русским языком, животное, что - всему! Культуре там, наукам разным. Ты ж, сволочь, безграмотный. Вот тебя там и научат. Водку жрать да бабам под подол лазить. Да еще трубку курить. Ха-ха-ха.

Огромное количество людей, почти весь двор, собрались и поехали. На хозяйстве остался Петин дядя, князь Ромодановский - страшное чудовище, так же как и племянник помешанный на поиске предателей и пытках. Поехали они через Кенигсберг на Берлин, оттуда - в Амстердам, а уж из Амстердама делали выезды в Лондон и Париж. Приезд «Великого посольства» немало позабавил европейцев. Такой смеси тщеславия и невежества, порока и наивности они никогда не видывали. Петруша стал героем анекдотов. Ему вслед прыскали, а встретив взгляд - прятались: уж больно страшен был этот монарх. Огромный мужичина с длинными руками и ногами, с всклокоченными черными волосами до плеч, с редкой растительностью на лице, с толстыми красными плотоядными губами, детскими розовыми щечками и безумными черными глазами.

Петр полюбил посещать медицинские опыты, рассматривать всяких уродов; резал трупы. Заставлял своих приближенных зубами перекусывать у мертвецов жилы. Это его сильно возбуждало. Он после целый день ходил довольный и веселый. Любил сам рвать зубы - не важно, здоровые или больные. Однажды купил коллекцию заспиртованных уродов и долго потом с ней не расставался. Бывало, выложит банки и часами любуется то двухголовым младенцем, то девочкой с четырьмя ногами.

Кричит, пена изо рта, глаза закатываются… Бывало, что и прибьет кого-нибудь насмерть. Палкой или камнем. Благо детина вырос здоровенный. Такой длинный, жилистый - как баскетболист. Злой - как собака

Но поездка неожиданно прервалась: от князя Ромодановского пришло известие, что в Москве открылся заговор стрельцов. Петр все побросал и помчался в Москву вместе со своим собутыльником Алексашкой Меньшиковым. Примчавшись, он устроил стрельцам такую кровавую баню, что она до сих пор является образцом садизма и бессмысленного кровопийства в мировой истории. Тысячи стрельцов - профессиональных солдат, не один год верно служивших отечеству, - были казнены самым невероятным образом. Финальным аккордом этой вакханалии убийств явилась массовая казнь на Красной площади, когда Петр заставил своих сподвижников рубить головы стрельцам в присутствии их жен и детей.

Придворные голов рубить не умели и дрожащими от страха руками наносили топорами чудовищные увечья. Крик и визг стояли над городом, потоками лилась кровь в Москву-реку, а над всем этим дьявольским шабашем возвышался долговязый черт - царь Петр. Его лицо дергалось судорогой удовольствия, глаза безумно горели, а изо рта капали слюни.

Расправившись со своим войском, Петр решительно захотел воевать с самой сильной армией того времени - шведами. Насколько это было серьезное и продуманное решение, можно судить по тому, что вся надежда Петрушки была на два своих придворных «потешных» полка, состоявших из не нюхавших пороху молодых крестьян, весь военный опыт которых к тому моменту заключался в умении красиво маршировать.

Однако Петр смело пошел на шведа, осадил Нарву и при первом же ударе ему в тыл осаду снял, его войско было разбито и разбежалось, а он в очередной раз стал посмешищем всей Европы.

Петр окончательно озверел. Со всей Руси гнали крестьян на строительство флота, на оружейные фабрики, в армию. Сотни тысяч людей было оторвано от своего надела, от плуга и брошено на удовлетворение диких амбиций безумца. Большинство из них уже никогда не вернулись домой. Почти все они сгинули кто в карельских болотах, кто от цинги, от увечий, от голода и побоев, а кто и просто в бою, воюя чужие земли в Восточной Прибалтике.

По Руси гулял голод, которого никогда не видывали. Мужское население сократилось на треть, веками возделываемая пашня зарастала сорной травой, бабы, надрывая пупок, тащили на себе семьи, а Петруша затеял новый прожект - перенос столицы из Москвы в дельту Невы, в болото, в смрад комариный и слякоть чухонскую.

Остается загадкой, почему он решил строить новую столицу именно там. Ведь к тому времени он чудовищными жертвами, но уже отвоевал у шведов и Ригу, и Ревель, и (все-таки!) Нарву, и Выборг. Прекрасные глубоководные порты, обустроенные, стоящие на крепком скальном грунте, с соленой - что немаловажно для флота - водой. Но нет! Будем строить здесь, и все! Хочу! И новые сотни тысяч людей были согнаны для строительства Санкт-Петербурга. Малярия, пневмония, цинга, чахотка, побои и голод косили людей без счета. Сотни квадратных километров леса загоняли сваями в болото Васильевского острова. Сваи уходили в илистый грунт без следа, а им в торец бились новые и новые сваи, и так бесконечно, бесцельно, бессмысленно…

Построенный флот сгнил через пять лет в пресных водах Невы и Финского залива, а новый город до сих пор стоит в болоте и удивляет мир самим фактом своего существования. Самый северный город-миллионник в мире. До сих пор он находится под ежечасной угрозой наводнения. В промозглых подвалах его домов над лужами роятся тучи комаров. Ржа и сырость разъедают его прекрасные дома; штукатурка облезает, обнажая заплесневелые кирпичи. Холод, слякоть, бесприютная каменная маета… Девяносто процентов детей в Питере рождаются с начальной стадией рахита, растут бледными и слабыми от недостатка солнца. Вот такой вот фортель выкинул Петька-упырь…

Собственно, повторной осадой и взятием Нарвы и заканчивается роман Алексея Толстого, но я расскажу вам краткое содержание следующих серий…

Через некоторое время театр военных действий в войне со шведами был перенесен на Украину. Петр, наученный прошлыми неудачами, выгнал всех своих иностранных советников и стал вести войну дедовским, скифским способом. Перед лицом двигающегося неприятеля жег деревни, уводил скот, отбирал у крестьян фураж и зерно. Сопротивляющихся же беспощадно вешал. Шведы на всем своем пути встречали только сожженные дома и посевы, ряды виселиц вдоль дорог и смрадные трупы с вздувшимися животами. И шведы и хохлы застыли в ужасе от такой беспощадной жестокости. Часть местной знати перешла на сторону шведов. Тут уж царскому гневу не было пределов. Моего воображения не хватает представить уровень его садизма в отношении «предателей».

Шведы тщетно искали столкновения, царь уклонялся от решающей битвы, изматывая противника мелкими наскоками на арьергард и обозы. Наконец, когда он посчитал шведов достаточно измотанными и деморализованными, он, выбрав момент, когда его войско почти в два раза превосходило армию неприятеля, дал бой под Полтавой и победил в сухопутной войне со шведами. Морская же война продолжалась еще больше десяти лет, но и она закончилась победой царя. Цена этой победы до сих пор неясна. Торгового и экономического значения полученные земли не имели, через пятьдесят лет Екатерина Великая все равно была вынуждена отвоевывать у турков Северное Причерноморье, поскольку главную статью русского экспорта - хлеб можно было вывозить только через южные порты. Но факт остается фактом - ценой чудовищных жертв измордованный, висящий на дыбе русский народ одержал эту победу. А насколько она была нужна - этого уже никто не знает…

Потом Петр по доброй русской традиции убивает своего сына Алексея. Сажает в монастырь жену, открыто сожительствует с солдатской подстилкой, которая рожает ему уйму незаконнорожденных детей. Потом грабит церкви, переплавляет колокола на пушки, потом ликвидирует патриаршество и главой церкви назначает себя. Нечего сказать - образец христианина.

Он еще долго дурит, пьет водку и казнит людей, но и его организм не выдерживает такой жизни, и на пятьдесят третьем году Петр мучительно умирает, не оставив завещания…

Этот человек большинством россиян считается образцом патриота. Для меня это загадка.


Присоединяйтесь к нам

КОММЕНТАРИИ

Рубрики

Новое